||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июня 2005 года

 

Дело N 9-Г05-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 июня 2005 года гражданское дело по кассационному представлению прокурора Нижегородской области и кассационной жалобе Законодательного Собрания Нижегородской области на решение Нижегородского областного суда от 14 февраля 2005 года по заявлению прокурора Нижегородской области о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими отдельных положений Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях (в редакции Закона Нижегородской области N 106-3 от 11 октября 2004 года).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение суда отменить в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Нижегородской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими полностью со дня принятия ст. 1.4 ч. 2, ст. 2.1 ч. 1, 3, 4, ст. 2.4, ст. 2.6, ст. 2.7, ст. 3.7, ст. 3.8 ч. 2, ст. 12.3 ч. 2, ст. 12.4, ст. 12.5, а также ст. 5.3, ст. 2.2 ч. 2, ст. 2.3 ч. 3, ст. 3.6 ч. 2, ст. 4.2 ч. 1, ст. 4.4, ст. 5.3, ст. 6.1, ст. 6.5, ст. 6.8, ст. 7.1 ч. 1, 2, ст. 7.2, ст. 9.1 ч. 1, 2, ст. 9.2 КоАП Нижегородской области (в редакции Закона Нижегородской области N 106-3 от 11 октября 2004 года) в части установления недифференцированного размера штрафа. В своем заявлении прокурор Нижегородской области указал, что отдельные нормы Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях противоречат федеральному законодательству, вследствие чего подлежат отмене.

Решением Нижегородского областного суда от 14 февраля 2005 года постановлено заявление прокурора Нижегородской области удовлетворить частично.

Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу ч. 2 ст. 1.4, ч. 3 ст. 2.1, ч. 2 ст. 3.8, ч. 2 ст. 12.3, ст. 12.4, ст. 12.5 Кодекса Нижегородской области от 11 октября 2004 года N 106-3, в остальной части заявления отказать.

В кассационном представлении прокурора поставлен вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении заявления в связи с нарушением норм материального права.

В кассационной жалобе Законодательного Собрания Нижегородской области поставлен вопрос об отмене решения суда в части удовлетворения заявления прокурора в отношении ч. 2 ст. 1.4, ч. 2 ст. 3.8, ч. 2 ст. 12.3 статей 12.4, 12.5 оспариваемого Кодекса в связи с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационного представления и кассационной жалобы, обсудив доводы кассационного представления прокурора и кассационной жалобы Законодательного Собрания Нижегородской области, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части.

Согласно ст. 1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии со ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Частью 2 ст. 3.8 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях установлена административная ответственность за мойку автотранспорта вне специально отведенных для этого мест.

Суд правильно признал данную норму противоречащей федеральному законодательству, поскольку ст. 3.8 в указанной редакции затрагивает права граждан на всей территории области и ограничивает их права, в частности, в тех населенных пунктах, где отсутствуют специально отведенные места для мойки автотранспорта.

С учетом указанных обстоятельств доводы кассационной жалобы в этой части являются несостоятельными.

Часть 1 статьи 12.4, а также связанные с нею или повторяющие ее содержание нормы ч. 2 ст. 1.4, ч. 2 ст. 12.3 и ст. 12.5 КоАП Нижегородской области предусматривают возможность наделения лиц, не являющихся должностными лицами органов исполнительной власти области, специальными полномочиями по осуществлению отдельных контрольных функций, а также составлению протоколов об административных правонарушениях.

Статья 28.3 КоАП РФ определяет, какие уполномоченные законом лица и о каких правонарушениях вправе составлять протоколы об административных правонарушениях.

В соответствии ч. 1 указанной статьи протоколы о конкретных правонарушениях вправе составлять должностные лица органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Перечень таких органов (должностных лиц) содержится в главах 22 и 23 КоАП РФ. В частях 1 - 5 КоАП РФ речь идет о должностных лицах, уполномоченных вести производство о нарушениях, предусмотренных статьями Особенной части КоАП, т.е. федерального закона.

Часть 6 ст. 28.3 КоАП РФ содержит отсылочную норму, в которой говорится, что протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ, вправе составлять должностные лица, уполномоченные законами субъектов РФ.

При этом суд правильно исходил из того, что под этими лицами не следует понимать должностных лиц государственных и муниципальных "унитарных предприятий".

В обоснование своего вывода суд правильно сослался, в частности, на статьи 1, 2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 134-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", ст. 2 Федерального закона от 14 ноября 2002 года N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

Анализируя положения данных статей, суд пришел к обоснованному выводу о том, что должностные лица государственных и муниципальных унитарных предприятий полномочиями по осуществлению государственного контроля (надзора), а также по составлению протоколов об административных правонарушениях не наделены. Органами на проведение государственного контроля (надзора) наделены федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, подведомственные им учреждения.

Поскольку вышеуказанные нормы статей КоАП Нижегородской области наделяют любое должностное лицо контрольными функциями за исполнением административного законодательства и полномочиями по составлению протоколов об административных правонарушениях, они правильно признаны судом противоречащими федеральному законодательству.

Вывод суда в этой части мотивирован, основан на анализе действующего законодательства, в том числе ст. 7 Закона РСФСР от 22 марта 1991 года "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с последующими изменениями и дополнениями), устанавливающей запрет на совмещение функций органов исполнительной власти, органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, соответствует требованиям закона и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Доводы кассационной жалобы в указанной части сводятся к нарушению судом норм материального права, с чем нельзя согласиться по указанным основаниям.

Сама по себе ошибочная ссылка суда на ст. 6 названного выше Федерального закона от 8 августа 2001 года не свидетельствует о незаконности решения суда в этой части, поскольку оспариваемые нормы противоречат и другим перечисленным нормам федерального законодательства.

Частью 1 ст. 2.1 установлена административная ответственность за нарушение покоя граждан и тишины в ночное время (с 23 до 6 часов) в населенных пунктах, в жилых домах, в том числе в подъездах и дворовых территориях, выразившиеся в умышленном использовании на повышенной громкости громкоговорящих устройств, установленных на транспортных средствах, киосках, павильонах, на зданиях ночных клубов, либо в использовании пиротехнических средств (петард, ракетниц и др.), а равно в производстве ремонтных, строительных, погрузочно-разгрузочных работ, сопровождающихся повышенным шумом, если эти нарушения не подпадают под действие статьи 20.1 КоАП РФ.

Суд правильно отказал прокурору в удовлетворении заявления о признании противоречащей федеральному законодательству указанной нормы, поскольку вопрос, связанный с правилами проживания граждан в населенных пунктах и жилых домах, не находится в исключительном ведении Российской Федерации и по своему характеру не относится к вопросам, имеющим исключительно федеральное значение (ст. 1.3 КоАП РФ). Кроме того, в ней речь идет о действиях, не указанных в ст. 20.1 КоАП РФ.

Обоснованно отказано прокурору и в удовлетворении заявления в отношении положений, устанавливающих недифференцированный размер штрафа за совершение ряда административных правонарушений.

Вывод суда о том, что федеральный закон не содержит запрета на установление фиксированного размера административного штрафа, согласуется с требованиями ст. 3.5 КоАП РФ.

Ссылка в кассационном представлении на постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года N 14-П и определение этого же суда от 1 апреля 1999 года N 29-О несостоятельна, поскольку обстоятельства настоящего дела иные, прокурором не ставится под сомнение соразмерность установленных субъектов РФ штрафов.

Статьей 2.4 оспариваемого Кодекса установлена административная ответственность за стоянку транспортных средств на детских или спортивных площадках, газонах, участках с зелеными насаждениями, хранение разукомплектованных транспортных средств вне специально отведенных для стоянки мест.

Решение суда об отказе прокурору в удовлетворении заявления в части признания противоречащей федеральному законодательству данной нормы является правильным.

Указанные правоотношения не регулируются Правилами дорожного движения, а вопрос, связанный со стоянкой транспортных средств на детских или спортивных площадках, газонах, участках с зелеными насаждениями, хранением разукомплектованных транспортных средств вне специально отведенных для стоянки мест, не относится к вопросам, находящимся в исключительном ведении РФ и имеющим федеральное значение.

Статьей 3.7 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях установлена административная ответственность за повреждение или нарушение правил содержания тротуаров и внутридворовых проездов.

Суд необоснованно отказал прокурору в удовлетворении заявления о признании противоречащей федеральному законодательству данной статьи, сославшись на главу 12 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров РФ от 23 октября 1993 года.

Административная ответственность за повреждение дорог и нарушение правил их содержания уже предусмотрена статьями 12.33 и 12.34 КоАП РФ. При этом Судебная коллегия исходит из того, что согласно п. 1.2 ПДД дорога включает в себя в том числе и тротуары, а внутридворовые подъезды представляют собой полосы движения.

Статьей 2.6 оспариваемого Кодекса установлена административная ответственность за необоснованный отказ работодателя в приеме на работу выпускников образовательного учреждения, детей-сирот, детей с отклонениями в развитии и поведении, работников моложе 18 лет в пределах установленной квоты.

Суд указал в решении, что данная норма принята в соответствии со ст. 64 Трудового кодекса РФ, ст. 11 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", ст. 16 Федерального закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", ст. 21 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации".

Однако суд необоснованно отказал прокурору в удовлетворении заявления о признании противоречащей федеральному законодательству ст. 2.6 Закона области, поскольку вопрос об административной ответственности за совершение действий, указанных в ст. 2.6 оспариваемого Кодекса, уже урегулирован ст. 5.27 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за нарушения законодательства о труде и об охране труда.

Статьей 2.7 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях установлена административная ответственность за воспрепятствование представителями общественных объединений потребителей к проведению проверок соблюдения правил торговли, бытового и иных видов обслуживания потребителей либо непредоставление им необходимых документов о соблюдении указанных правил.

По мнению суда, данная норма не противоречит федеральному законодательству, а именно Федеральному закону "О защите прав потребителей".

Однако с выводом суда в этой части согласиться нельзя. Правоотношения в сфере защиты прав потребителей имеют общефедеральное значение, регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом РФ "О защите прав потребителей" и принимаемыми в соответствии с ними законами и правовыми актами Российской Федерации (ст. 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", п. 1 ст. 1 Закона РФ "О защите прав потребителей") и не регулируются законодательством субъектов РФ. Следовательно, субъект РФ не вправе вводить административную ответственность в этой сфере в силу ст. 1.3 КоАП РФ.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Нижегородского областного суда от 14 февраля 2005 года в части отказа прокурору Нижегородской области в удовлетворении заявления в отношении статей 2.6, 2.7, 3.7 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях отменить. Принять в этой части по делу новое решение, которым заявление прокурора Нижегородской области удовлетворить.

Признать недействующими со дня принятия решения статьи 2.6, 2.7 и 3.7 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях (в редакции Закона Нижегородской области N 106-3 от 11 октября 2004 года).

В остальной части кассационное представление прокурора Нижегородской области и кассационную жалобу Законодательного Собрания Нижегородской области оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"