||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июня 2005 года

 

Дело N 82-о05-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                             Коваля В.С.,

                                                   Талдыкиной Т.Т.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Лыткина С.П., кассационные жалобы осужденных Б., Г., адвокатов Красновой Л.И., Биндюк Т.Н. на приговор Курганского областного суда от 31 января 2005 года, по которому

Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на девять лет;

- ст. 162 ч. 2 УК РФ на семь лет;

- ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он де оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Г., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на четырнадцать лет;

- ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на девять лет;

- ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных Б., Г., адвоката Крыловой Е.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Кравца Ю.Н., поддержавшего доводы кассационного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. и Б. осуждены за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а также за разбойное нападение на потерпевшего Я.

Кроме того, Г. осужден за убийство Я., сопряженное с разбоем, а Б. - за покушение на убийство М.

Б. оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - в совершении убийства Я.

Преступления совершены ими 1 февраля 2004 года на территории Курганской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Лыткин С.П. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что суд необоснованно исключил из обвинения Г. такой квалифицирующий признак, как совершение разбойного нападения и убийства потерпевшего в составе организованной группы, а Б. необоснованно оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, а также из его обвинения необоснованно исключены такие квалифицирующие признаки, как совершение разбойного нападения организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. По мнению государственного обвинителя, убийство Я. было совершено осужденными по сговору между ними в составе устойчивой группы. Считает, что суд не в достаточной степени учел характер и степень общественной опасности преступлений, совершенных осужденными, и назначил им слишком мягкое наказание.

В кассационных жалобах:

- осужденный Б. просит отменить приговор, а дело направить на новое судебное разбирательство, в то же время просит об оправдании за непричастностью к совершению преступлений, за которые осужден. В обоснование своих доводов указывает, что выводы суда о его виновности в содеянном не подтверждаются исследованными доказательствами. Отмечает, что приговор основан на показаниях М., Ш., Л., Л.А., являющихся заинтересованными лицами. Считает, что задержан он был 1 февраля 2004 года, а срок наказания ему исчислен только с 11 февраля 2004 года;

- осужденный Г. просит оправдать его по ст. 162 ч. 4 УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ, также считая, что приговор основан на ложных показаниях М., Л., Л.А., Ш. Отмечает, что вопреки требованию закона при отсутствии согласия стороны защиты в судебном заседании были оглашены показания М. и Л., которые отказались явиться по вызову в суд;

- адвокаты Биндюк Т.Н. и Краснова Л.И. в защиту интересов Г. просят приговор в части его осуждения по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ отменить, дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ, приводя те же доводы. Кроме того, отмечают, что в судебном заседании необоснованно были оглашены показания свидетеля Х., так как причина его неявки в суд не была установлена.

Потерпевшие Б.А., Я. в возражениях выражают несогласие с доводами кассационных жалоб осужденных и адвокатов и поддерживают доводы кассационного представления.

Государственный обвинитель в возражениях просит доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов оставить без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом, 1 февраля 2004 года в дневное время Б. и Г. вступили между собой в предварительный сговор на совершение разбойного нападения на водителя Я.С. с целью завладения его деньгами.

Во исполнение достигнутой договоренности Б., находясь в кафе "Раздолье", путем обмана договорился с водителем грузового автомобиля "Вольво" Я.С. о поездке в попутном направлении в сторону села Частоозерье Курганской области. Г. на автомобиле ВАЗ-2106 под управлением знакомого Х. последовал за автомобилем Я.С., в котором в качестве пассажира находился Б. Около 16 часов Я.С. по просьбе Б. остановил автомобиль у отметки 24 км автодороги Макушино-Частоозерье Макушинского района Курганской области. Г., следовавший за автомобилем "Вольво" на автомобиле ВАЗ-2106, попросил Х. остановиться. Выйдя из автомобиля ВАЗ-2106, Г. подошел к автомобилю "Вольво", поднялся на ступеньку кабины со стороны водителя, и, действуя совместно и согласованно с находившимся в кабине Б., направив на Я.С. имевшийся при себе пистолет системы "Наган", потребовал от него передачи денег. Б. в этот момент, действуя совместно и согласованно с Г., во исполнение достигнутой ранее договоренности, удерживал Я.С. за руки и одежду, лишая его тем самым возможности к активному сопротивлению.

Я.С. не подчинился требованиям о передаче денег, оказал активное сопротивление нападавшим, в связи с чем у Г. возник умысел на умышленное убийство Я.С., сопряженное с разбоем. С этой целью Г. подставил дуло пистолета "Наган", предварительно взведя курок, к левому боку Я.С. и умышленно произвел выстрел, причинив Я.С. проникающее огнестрельное ранение грудной клетки, расценивающееся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. Смерть Я.С. наступила на месте происшествия от проникающего слепого огнестрельного пулевого торакообдаминального ранения с повреждением внутренних органов, осложнившихся острой кровопотерей.

В ходе нападения Я.С., взывая о помощи, успел просигналить фарами встречному автомобилю.

Водитель и пассажиры встречного автомобиля Л., Л.А., Ш., М. подбежали к автомобилю "Вольво".

М., поднявшись в кабину автомобиля "Вольво", попытался оттащить Б., державшего Я.С. Б. в ответ на это с целью скрыть только что совершенные им и Г. преступления, умышленно произвел из имевшегося у него пистолета выстрел в М., который стал очевидцем происшедшего и мог сообщить о происшедшем в правоохранительные органы.

Однако смерть М. не наступила по не зависящим от Б. обстоятельствам, так как потерпевший убежал и, обороняясь, применил огнестрельное оружие.

Кроме этого Г. в дневное время 1 февраля 2004 года незаконно носил при себе револьвер системы "Наган" образца 1895 года заводского изготовления, относящийся к нарезному огнестрельному оружию калибра 7,62 мм, пригодному для стрельбы, и не менее 7 патронов к нему, пригодных для стрельбы и являющихся боеприпасами для нарезного огнестрельного оружия, которые он применил при совершении убийства и разбойного нападения на водителя Я.С. при указанных выше обстоятельствах.

Б. в дневное время 1 февраля 2004 года незаконно носил при себе пистолет конструкции "Макаров" заводского изготовления, относящийся к нарезному огнестрельному оружию, пригодному для стрельбы, и не менее 5 патронов к указанному пистолету, пригодных для стрельбы и являющихся боеприпасами для нарезного огнестрельного оружия, которые он применил при совершении покушения на убийство М. при указанных выше обстоятельствах.

Как следует из приговора, в основу обвинения Б. и Г. были положены показания потерпевших М. и Л., а также свидетеля Х.

Вместе с тем из протокола судебного заседания следует, что потерпевший М. и свидетель Л. в судебное заседание не явились. При этом причина неявки потерпевшего Л. не была установлена, а потерпевший М., как это следует из постановления судьи, отказался явиться в судебное заседание.

Согласно ст. 281 ч. 1 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего, ранее данных при производстве предварительного расследования, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего.

Вопреки указанному требованию закона суд при возражении стороны защиты, в том числе самих осужденных, по ходатайству государственного обвинителя огласил в судебном заседании показания М., данные на очной ставке с Г., а также осуществил просмотр видеозаписи показания Л. при выходе на место происшествия.

При этом в обоснование своих действий суд в приговоре указал, что запрет на оглашение показаний потерпевшего без согласия сторон в случае его неявки относится лишь непосредственно к протоколу его допроса, а не к протоколу очной ставки и проверке показаний на месте происшествия, которые являются самостоятельными следственными действиями.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

Как следует из протоколов очной ставки и проверки показаний на месте происшествия, в них изложены непосредственные показания потерпевших об обстоятельствах, очевидцами которых они являлись. В этом смысле никакой принципиальной разницы между такими следственными действиями, как протокол допроса потерпевших и протоколы очной ставки и проверки показаний на месте происшествия, не имеется. Поэтому требования ч. 1 ст. 281 УПК РФ распространяются и на них.

В судебном заседании также при наличии возражений со стороны осужденных и их защитников были оглашены показания свидетеля Х.

Как следует из рапорта судебного пристава, Х. в октябре 2004 года был депортирован в Грузию. Именно этой причиной и мотивировал суд оглашение показаний свидетеля, несмотря на возражения стороны защиты.

Между тем согласно ст. 281 ч. 2 п. 3 УПК РФ при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случае отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда.

Однако из материалов дела следует, что у суда не только отсутствовали данные об отказе свидетеля явиться в суд, но он о необходимости явки не извещался и не вызывался в судебное заседание.

При таких обстоятельствах следует признать, что показания потерпевших и свидетеля были оглашены вопреки требованиям уголовно-процессуального закона и необоснованно использованы в качестве доказательств.

С учетом изложенного как обвинительный, так и оправдательный приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, подлежит отмене, а дело - направлению в тот же суд на новое судебное разбирательство.

В связи с отменой приговора из-за допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия лишена возможности дать оценку доводам кассационного представления и кассационных жалоб об обоснованности осуждения и оправдания Б. и Г., правильности квалификации их действий и соразмерности назначенного наказания.

Поэтому при новом судебном разбирательстве для принятия законного и обоснованного решения следует не только устранить указанные нарушения закона, но и дать оценку доводам, изложенным в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационных жалобах осужденных и адвокатов. В случае принятия решения об осуждении Б. и Г. по более тяжкому уголовному закону следует обсудить доводы кассационного представления о мягкости назначенного им наказания.

Поскольку Б. и Г. являются гражданами другого государства, не имеют регистрации в г. Кургане и Курганской области, обвиняются в совершении особо тяжких преступлений, Судебная коллегия считает необходимым оставить им меру пресечения в виде содержания под стражей без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курганского областного суда от 31 января 2005 года в отношении Б. и Г. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении Б. и Г. - содержание под стражей оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"