||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 мая 2005 года

 

Дело N 49-о05-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Кузнецова В.В.,

    судей                                             Бурова А.А.,

                                                     Тимошина Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 31 мая 2005 года кассационные жалобы осужденных С., А., Г., П., адвокатов Сухочева С.В., Яскиной Т.А., Чепурова Д.В., Балачевцевой Т.Б., Сидорова В.Г. и потерпевшего С.С. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 января 2005 года, которым

С. <...>, со средним образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. ст. 17 ч. 4 и 103 УК РСФСР на 8 лет, по ст. 127 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет, по ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на 5 лет, освобожденный на наказания по ст. ст. 17 ч. 4 и 103 УК РСФСР в связи с истечением сроков давности совершения преступления и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний на 15 (пятнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима

А. <...>, со средне-специальным образованием, не имеющий судимости,

- осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ на 8 лет, по ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на 4 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 10 (десять) лет в исправительной колонии строгого режима,

Г. <...>, со средне-специальным образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 127 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет, по ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на 4 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 9 (девять) лет в исправительной колонии строгого режима,

П. <...>, с высшим образованием, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на 4 года, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 4 (четыре) года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима, и

Ч. <...>, с высшим образованием, не имеющий судимости,

- осужден к лишению свободы по ст. 127 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет, по ст. 213 ч. 2 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) на 4 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 9 (девять) лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденных С., А., Г., Ч., адвокатов Сухочева С.В., Чепурова Д.В. и Сидорова В.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, и мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за организацию убийства Н. 12 июня 1994 года.

С., Ч. и Г. признаны виновными в незаконном лишении 22 февраля 1998 года человека свободы, не связанным с его похищением, в отношении двух и более лиц, организованной группой, и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В.А., опасного для жизни человека, организованной группой.

С., Ч., Г., А. и П. осуждены за совершение 8 июня 2003 года хулиганства, то есть грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой.

А. признан виновным в покушении на убийство У. 20 апреля 1999 года и в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов

П. осужден за незаконное хранение боеприпасов.

Преступления совершены при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С., А., Г., П. и Ч. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С., выражая несогласие с приговором, утверждает, что тот является незаконным и необоснованным, выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами. Анализируя материалы дела, в том числе показания потерпевших и свидетелей, ссылается на заинтересованность в исходе дела ряда из них. Указывает на нарушение норм уголовно-процессуального закона, а также на то, что при назначении наказания суд не учел данные о его личности. Ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления,

адвокат Сухочев в защиту С., приведя те же мотивы и также анализируя материалы дела, ссылаясь на несогласие с юридической оценкой вмененных осужденному действий, а также на то, что при назначении наказания судом не были учтены данные о его личности, приговор просит отменить и дело прекратить,

осужденный А., ставя вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления в связи с тем, что приговор является незаконным и необоснованным, а выводы суда не подтверждены проверенными в судебном заседании доказательствами, указывает, что вмененных ему действий он не совершал. Потерпевший У. дал показания о том, что именно он, А., произвел в него выстрел из-за того, что думал о его причастности к убийству Н. Указывает на нарушение норм уголовно-процессуального закона, поскольку дело рассмотрено в отсутствие последнего, не явившегося в суд по неуважительным причинам, его показания, данные на предварительном следствии, в судебном заседании оглашены в нарушение требований ст. 281 УПК РФ, ссылается на неисследованность материалов дела, а также на то, что не проверена причастность других лиц к производству выстрела. Указывает на наличие противоречий в показаниях Устимова. Кроме того, показания на предварительном следствии он дал в результате оказанного на него давления со стороны сотрудников милиции. Ссылается на алиби и недоказанность его вины,

осужденный Г. ссылается на свою невиновность во вмененных ему преступлениях. Потерпевшие по эпизоду от 22 февраля 1998 года оговорили его. Эксперт А. дал противоречивые показания. По эпизоду от 8 июня 2003 года никто не подтвердил его вину. Помимо этого показания потерпевших и свидетелей являются противоречивыми. Суд не дал оценку показаниям ряда свидетелей, а также противоречиям в показаниях экспертов Я. и А. Ничем не подтверждено наличие организованной группы. Ссылается на нарушение его права на защиту. Приговор просит отменить и дело прекратить,

осужденный П., ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, утверждает, что преступлений не совершал. По эпизоду от 8 июня 2003 года потерпевшие оговорили его, поскольку являются заинтересованными лицами. Помимо этого они дали противоречивые показания. Их показания опровергаются показаниями ряда свидетелей, в том числе сотрудником милиции и медицинских работников и заключениями экспертов. Указывает на незаконность проведения обыска 6 августа 2003 года. Кроме того, обнаруженные в квартире патроны принадлежали его отцу. Ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления,

адвокат Чепуров в защиту Г. и П. указывает на то, что приговор в отношении них является незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не подтверждены рассмотренными в судебном заседании доказательствами, судом не учтены обстоятельства, которые существенно могли повлиять на выводы суда, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенные значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденных. Анализируя материалы дела, указывает на то, что по эпизоду обвинения Г. от 22 февраля 1998 года нельзя установить его причастность к совершению преступлений. Ссылается на то, что С.С. оговорил Г. По эпизоду обвинения от 8 июня 1998 года вина Г. и П. не доказана. Помимо этого суд не привел в приговоре доказательств, подтверждающих вину в совершении хулиганства. Вывод суда о виновности П. в незаконном хранении боеприпасов основан на предположении. Приговор в отношении них просит отменить и дело прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления,

адвокат Балачевцева в защиту Ч. утверждает, что приговор является незаконным, необоснованным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела. Анализируя материалы дела, ссылаясь на алиби осужденного, противоречия в показаниях С.С., В., Я. и П-ги, непоследовательность показаний Б-вых и М., отсутствие доказательств в создании организованной группы, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела,

потерпевший С.С., ссылаясь на несогласие с приговором и его необоснованность, утверждает, что дело им и следователем было сфальсифицировано. Он оговорил осужденных с целью условно-досрочного освобождения. Приговор просит отменить и дело прекратить.

Адвокат Яскина в кассационной жалобе в защиту А. утверждает, что приговор постановлен на предположениях. Ссылается на алиби ее подзащитного, оговор его потерпевшим У. Вмененных А. действий он не совершал. Приговор просит отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокат Сидоров в дополнении к кассационной жалобе адвоката Балаченцевой в защиту Ч., анализируя материалы дела и ссылаясь на алиби и данные о его личности, утверждает, что вина последнего во вмененных ему преступлениях не доказана. Ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в действиях Ч. состава преступления.

Государственный обвинитель Масагутова в возражениях на кассационные жалобы осужденных, адвокатов и потерпевшего приговор просит оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, Судебная коллегия находит, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из материалов дела, в том числе показаний потерпевшего П-ги, свидетелей Г., Ш. и С. (последних двоих на предварительном следствии), С.С. в начале 1998 года создал организованную группу, в которую вовлек Ч., Г., А., П. и других лиц.

Вина С. в организации убийства Н. доказана показаниями потерпевшего П-ги в судебном заседании и свидетелей М. и Ш. на предварительном следствии, подробно рассказавших об обстоятельствах, при которых С. организовал совершение данного преступления.

Вина С., Г. и Ч. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, организованной группой подтверждена показаниями потерпевшего П-ги, из которых видно, что осужденные С., Г. и Ч., наряду с другими лицами, подвергли избиению и В., в результате которого у него была повреждена голова и он был направлен в больницу, показаниями потерпевшего С.С. на предварительном следствии, подробно рассказавшего об обстоятельствах, при которых группа около 30 человек, среди которых были С. и Г., напала на него и его знакомых, в том числе и В., и подвергли их избиению, показаниями потерпевшего В. и свидетеля Я. на предварительном следствии, из которых усматривается, что в избиении В. принимал участие осужденный С., заключениями судебно-медицинского эксперта относительно причиненных потерпевшему В. телесных повреждений.

Вина С., А., П. и Ч. в хулиганстве доказана показаниями потерпевших Б., Б.В. и М., свидетеля К., подробно рассказавших об участии каждого из осужденных в избиении потерпевших, заключениями судебно-медицинских экспертов, из которых видно, что при избиении здоровью М. был причинен вред средней тяжести, а Б-вым - легкий вред здоровью.

Вина А. в покушении на убийство подтверждена показаниями потерпевшего У. на предварительном следствии, в которого осужденный произвел выстрел из пистолета, показаниями свидетеля У-вой, слышавшей звук выстрела и узнавшей от мужа, что в него с улицы стрелял А., протоколом осмотра места происшествия, в процессе которого в 12 метрах от подъезда дома У-вых была обнаружена гильза калибра 7,62 мм, отстрелянная из пистолета "ТТ", в комнате квартиры обнаружены порывы обоев на стене и потолке, в открытой створке застекления балкона имелось отверстие 10 х 25 мм, вокруг которого расположены трещины, на стекле другой створки имелось круглое отверстие диаметром 13 мм, на шторе имелось отверстие в виде надрыва.

Вина П. в незаконном хранении боеприпасов доказана показаниями свидетеля П. о том, что в спальне на шифоньере относящейся к квартире осужденного были обнаружены несколько пачек с патронами, протоколом обыска, при котором были обнаружены 5 пачек патронов калибра 9 мм в количестве 80 штук, заключением эксперта-баллиста, из которого видно, что эти патроны относятся к боеприпасам к боевому нарезному огнестрельному оружию калибра 9 мм и пригодны для стрельбы.

Помимо этого вина осужденных С., А., Г., П. и Ч. доказана и другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Не установлено и нарушений гарантированного законом права осужденного Г. на защиту.

Обыски в квартирах осужденных С. и П. были произведены, постановление о прекращении уголовного дела от 20 октября 1998 года по факту получения телесных повреждений В. за отсутствием события преступления отменено и производство по делу возобновлено и показания потерпевшего У. оглашены в соответствии с требованиями ст. ст. 184, 214 и 281 УПК РФ соответственно.

Показания свидетеля П.А. (отца осужденного П.) относительно того, что патроны от пистолета были оставлены им в квартире судом проверены и обоснованно отвергнуты как направленные на то, что последнему избежать ответственности.

При проверке материалов дела не нашло подтверждения высказанное в жалобе осужденного А. утверждение, что потерпевший У. показания на предварительном следствии дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

Причастность других лиц к покушению на убийство У. по делу не установлена.

Как видно из материалов дела, осмотр места происшествия после совершенного на У. покушения был начат 20 апреля 1999 года в 23 часа и окончен в 23 часа 50 минут, а в соответствующем протоколе ошибочно указано время начала и окончания осмотра в 11 часов и 11 часов 50 минут соответственно.

Проведение очных ставок в соответствии со ст. 192 УПК РФ является правом, а не обязанностью следователя.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что кто-либо из потерпевших и свидетелей, на показания которых ссылается суд в приговоре как доказательство вины осужденных, оговорили последних.

Противоречий в показаниях указанных потерпевших и свидетелей, ставящих их под сомнение, не имеется.

Суд проверил причину изменения показаний некоторыми допрошенными в судебном заседании лицами и пришел к правильному выводу, что оно вызвано желанием помочь осужденным избежать ответственности.

Отказ потерпевшего С. от показаний на предварительном следствии не исключает эти показания из числа доказательств, поскольку они объективно подтверждены другими исследованными судом доказательствами.

У суда не было оснований сомневаться в заключении эксперта А. и показаниях врача-нейрохирурга Я. Противоречий в них не имеется.

Заявления осужденных А. и Ч. об алиби судом проверены и отвергнуты, так как они материалами дела опровергнуты.

Как усматривается из материалов дела, осужденному А. было предъявлено обвинение в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Таким образом, вывод суда о виновности С., А., Г., П. и Ч. в указанных выше преступлениях основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Юридическая квалификация содеянного ими является правильной.

Что же касается осуждения Г. по ст. 213 ч. 2 УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене с прекращением производства по делу по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, наряду с другими данными, должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого.

Однако, признав Г. виновным в совершении хулиганства, суд такие доказательства в приговоре не привел.

Поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению за непричастностью Г. к совершению данного преступления.

Подлежит отмене приговор с прекращением дела производством и в части осуждения А. по ст. 221 ч. 1 УК РФ.

Указанное преступление согласно ст. 15 УК РФ является преступлением средней тяжести.

В соответствии со ст. 78 УК РФ сроки давности при совершении преступлений средней тяжести истекают, если со дня совершения преступления истекли шесть лет до вступления приговора в законную силу.

Как видно из дела и признано судом в приговоре, указанное преступление А. было совершено 20 апреля 1999 года.

Таким образом, в отношении него суд первой инстанции обоснованно постановил обвинительный приговор.

Однако, поскольку со дня совершения А. вмененного ему преступления средней тяжести и до момента вступления приговора в законную силу истекли шесть лет, приговор в части его осуждения подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности уголовного преследования.

Суд пришел к правильному выводу об истечении сроков давности уголовного преследования в части осуждения С. по ст. ст. 17 ч. 4 и 103 УК РСФСР, вместе с тем ошибочно, вместо прекращения дела, постановил освободить его от наказания, в связи с чем приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела.

Подлежит также отмене приговор, а дело прекращению, в части осуждения С., Г. и Ч. по ст. 127 ч. 3 УК РФ.

Как видно из материалов дела и признано самим судом в приговоре, их умысел был направлен не на незаконное лишение свободы В., С. и П-ги, а на избиение, которые и были ими избиты.

При таких данных надлежит признать, что в действиях С., Г. и Ч. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 127 ч. 3 УК РФ.

Наказание осужденным С., А., Г., П. и Ч. назначено в соответствии с требованиями закона. Учтены все данные об их личности, в том числе указанные в жалобах. Поэтому, несмотря на отмену приговора в части осуждения А. по ст. 221 ч. 1 УК РФ, Судебная коллегия не находит оснований для снижения ему наказания, назначенного на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 января 2005 года в отношении С. по ст. ст. 17 ч. 4 и 103 УК РСФСР и в части осуждения А. по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования, в части осуждения Г. по ст. 213 ч. 2 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, а в части осуждения С., Г. и Ч. по ст. 127 ч. 3 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить:

С. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 3 п. "а" и 213 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Ч. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 ч. 3 п. "а" и 213 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний 8 (восемь) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении А., П. и в части осуждения Г. по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"