||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 мая 2005 года

 

Дело N 81-о05-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,

    судей                                         Боровикова В.П.,

                                                   Ермолаевой Т.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2005 года кассационное представление государственного обвинителя Караваевой Н.А., кассационные жалобы потерпевшего Ш.В., осужденных К.Е., К.П., Б. и адвокатов Назаровой А.В. и Холманского С.А. на приговор Кемеровского областного суда от 28 декабря 2004 года, которым:

Б., <...>, 14 августа 1997 года судимый Прокопьевским районным судом по ст. ст. 161 ч. 2 п. "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам 7 месяцам лишения свободы (освободился 12 октября 2001 года по отбытии срока наказания), осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

К.П., <...>, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.Е., <...>, ранее судимый:

22 мая 1996 года - Рудничным районным судом г. Прокопьевска по ст. 119 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на 2 года;

4 августа 1997 года - Прокопьевским районным судом по ст. 145 ч. 1 УК РСФСР и ст. ст. 161 ч. 2 п. "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" и 131 ч. 2 п. "в" УК РФ к 5 годам 1 месяцу лишения свободы (28 марта 2001 года условно-досрочно освобожден на 1 год 15 дней);

9 октября 2003 года - судом Беловского района по ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - к 16 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ст. 74 п. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору суда Беловского района от 9 октября 2003 года, и на основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к назначенному наказанию частично (в виде одного года лишения свободы) присоединено неотбытое наказание по приговору суда Беловского района от 9 октября 2003 года и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

С осужденных К.Е., К.П. и Б. в пользу Ш.В. взыскано по 75 тысяч рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., выступление прокурора Филимонова А.И., просившего об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство по основаниям, указанным в кассационном представлении, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору К.Е. признан виновным и осужден за умышленное причинение Ш. тяжкого вреда здоровью на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено 10 марта 2004 года в селе Терентьевское Прокопьевского района Кемеровской области.

К.Е., К.П. и Б. признаны виновными и осуждены за убийство Ш.

Преступление совершено 10 марта 2004 года в районе села Красулина Новокузнецкого района Кемеровской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Караваева Н.А. просит отменить приговор в отношении осужденных ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, нарушения уголовно-процессуального закона.

Государственный обвинитель в кассационном представлении сослался на то, что суд построил свои выводы на противоречивых доказательствах, имеющих существенное значение, не указав при этом в приговоре, по каким основаниям принял одни из этих доказательств и отверг другие, не отразил в приговоре оценку динамики изменения показаний Б. и К.П., данных ими в ходе предварительного следствия и в суде.

Суд, как указано в представлении Караваевой, в приговоре "за основу" принял показания "Б. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия". По мнению государственного обвинителя, показания Б., данные в суде, существенно отличаются от показаний, данных им в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 75) и в ходе проверки показаний на месте (т. 1 л.д. 112, 113).

В ходе предварительного следствия Б. уличал К.П. в убийстве Ш., а в суде заявил о непричастности К.П. к убийству.

Этим обстоятельствам суд не дал никакой оценки.

Суд не дал, как указал государственный обвинитель, должной оценки в приговоре показаниям К.П., данным им в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте, а также в судебном заседании.

Суд, по мнению государственного обвинителя, недостаточно мотивировал в приговоре свои выводы об умышленном причинении К.Е. тяжкого вреда здоровью Ш.: в ходе предварительного следствия и в суде К.Е. неоднократно менял показания в части нанесения ударов кочергой потерпевшему, однако суд не проанализировал все его показания надлежащим образом.

Караваева в представлении также указала на то, что в нарушение ст. 307 УПК РФ в описательной части приговора суд не указал дату и время совершения убийства Ш., и она считает, что при назначении наказания К.П. суд должен был применить правила ст. 62 УК РФ, так как осужденный в ходе предварительного следствия активно способствовал раскрытию преступления.

В кассационной жалобе потерпевший Ш.В. просит изменить приговор и назначить осужденным более суровое наказание.

По мнению потерпевшего, суд назначил осужденным слишком мягкое наказание, так как К.Е. и К.П. не признали вину в убийстве его сына, осужденные не раскаялись в содеянном, отрицательно характеризуются.

Адвокат Назарова Л.В. просит отменить приговор в отношении К.П. и производство по делу прекратить, так как отсутствуют достаточные достоверные доказательства, подтверждающие виновность К.П.: К.Е. в ходе предварительного следствия и в суде отрицал факт участия К.П. в убийстве Ш.; К.П. не признал в суде вину в убийстве; это обстоятельство в суде подтвердил осужденный Б.

По мнению защитника, в подтверждение вины К.П. суд необоснованно в приговоре сослался на показания Б., данные в ходе предварительного следствия (л.д. 75, 112 в 1-м томе), где он показывал, что К.П. дважды ударил ножом Ш.: об этом показал на предварительном следствии К.П. (т. 1 л.д. 163, 168 и 169).

Далее защитник ссылается на то, что показания Б. на предварительном следствии не были последовательны: первоначально после возбуждения уголовного дела при допросе 7, 8 и 16 апреля 2004 года он отрицал участие К.П. в убийстве Ш., что соответствует явке с повинной К.П. (т. 1 л.д. 25).

По мнению защитника, суд не дал оценки тому обстоятельству, что спустя значительное время - май месяц 2004 года - Б. пояснил, что К.П. участвовал в убийстве, но в суде Б. показал, что оговорил К.П. под воздействием следователя, однако суд оставил эти показания без внимания, как и заявление К.П. об отсутствии при его допросах защитника (т. 1 л.д. 163, 168, 169): в деле нет ордера, а дополнительная запись в протоколе была произведена прокурором (эти показания в суде не подтвердил К.П., а поэтому протоколы его допросов в соответствии со ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми доказательствами).

Адвокат Назарова указала, что суд не дал оценки показаниям свидетелей Д. и К.Г., в которых они пояснили, что К.П. отрицал свое участие в убийстве.

Адвокат Холманский С.А. просит изменить приговор в отношении К.Е. и его действия переквалифицировать со ст. 111 ч. 1 на ст. 118 УК РФ, а по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ оправдать за отсутствием состава преступления.

По мнению защитника, суд не учел показания К.Е. о том, что он нанес кочергой удар Ш. "куда придется": К.Е. отрицал свое участие в убийстве.

Защитник указал, что суд не дал оценки показаниям Б. об оговоре К.П. под воздействием следователя В., что сказалось на показаниях К.П. в отношении К.Е.

Осужденный К.Е., обращаясь с просьбой, аналогичной той, которую в жалобе указал адвокат Холманский С.А., в своей жалобе дает подробный анализ своих показаний, делая выводы о том, что он ударил Ш. кочергой по голове по неосторожности, так как бил по плечу, а тот "увернулся".

Он отрицает свое участие в убийстве Ш. По его мнению, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам и не подтверждаются исследованными в суде доказательствами.

Осужденный К.П. просит отменить приговор в отношении его и производство по делу прекратить.

Давая анализ своим показаниям, в обоснование своей просьбы осужденный ссылается на доводы, аналогичные тем, которые в своей жалобе указала адвокат Назарова Л.В.

В кассационной жалобе осужденный Б. просит отменить приговор в отношении его и оправдать его за отсутствием в его действиях состава преступления.

Он полагает, приговор является незаконным, так как в обоснование его вины суд в приговоре сослался на показания, данные им в результате физического воздействия, что могут подтвердить К.Е. и Волин: это зафиксировано в справке горбольницы N 01 г. Новокузнецка, куда он обращался за медицинской помощью 8 апреля 2004 года.

Он в жалобе указал, что в результате оказанного на него воздействия со стороны сотрудников милиции он оговорил себя и братьев К.

Б. считает, что ему назначили суровое наказание и необоснованно не применили в отношении его положения ст. 64 УК РФ, так как у него на иждивении находится несовершеннолетняя дочь, его отец болен и является инвалидом второй группы.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего Ш.В. осужденный К.Е., не соглашаясь с доводами потерпевшего, просит отказать в удовлетворении жалобы.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных К.П., К.Е., Б. и адвокатов Назаровой Л.В. и Холманского С.А. государственный обвинитель, считая доводы осужденных и адвокатов несостоятельными, просит отказать в удовлетворении жалоб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, а также возражений на жалобы, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении осужденных отменить и дело направить на новое судебное разбирательство ввиду существенных нарушений норм УПК РФ.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 381 УПК РФ "Основаниями отмены... судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора".

В ходе судебного разбирательства судом были допущены нарушения положений ст. ст. 88 ч. 1, 240 ч. 1, 244, 297 и 307 п. 2 УПК РФ.

Из положений ст. 297 УПК РФ следует, что приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и таковым он является в случае, если он постановлен в соответствии с требованиями норм УПК РФ.

В ч. 1 ст. 88 УПК РФ указано, что "каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела".

В соответствии со ст. 244 УПК РФ "в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами... на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства". Данные положения закона судом не соблюдены.

В суде Б. (т. 2 л.д. 69 и 70) пояснил, что на предварительном следствии он говорил о причастности К.П. к убийству Ш. "по принуждению", о приезде к нему в СИЗО и сообщении ему, что "... надо расписать две дырочки", об оговоре им К.П. по просьбе следователя.

В ходе судебного разбирательства К.П. заявил, что в ходе предварительного следствия его вынудили оговорить себя: ему угрожали пистолетом и говорили о том, что у него "будут проблемы" (т. 2 л.д. 76).

Он сообщил в суде о его допросе в ходе предварительного следствия в отсутствие адвоката и заявил о других нарушениях, имевших место в ходе допроса (о том, что его показания заранее были отпечатаны, а он только их подписал (т. 2 л.д. 78).

В ходе прений защитник К.П. - адвокат Назарова Л.В. - также говорила о применении к ее подзащитному незаконных методов ведения следствия (т. 2 л.д. 89 и 90).

Вопреки требованиям закона председательствующий не рассмотрел заявления подсудимых Б. и К.П. и адвоката Назаровой и в приговоре не решил вопрос о допустимости показаний Б. и К.П., данных в ходе предварительного следствия, оставив их заявления без внимания.

Ссылаясь в приговоре на оспариваемые доказательства в подтверждение вины К.Е. и К.П., в нарушение ст. 307 п. 2 УПК РФ суд в приговоре не указал мотивы, по которым одни доказательства он посчитал достоверными, а другие доказательства он отверг.

В суде Б. и К.П. дали показания, отличные от тех, которые они давали в ходе предварительного следствия.

В ходе предварительного следствия К.П. признал вину в содеянном и уличал остальных обвиняемых.

На предварительном следствии Б. уличал К.П. в причастности к убийству Ш.

В суде он заявил, что К.П. не причастен к убийству.

Суд в приговоре указал, что он не принимает во внимание явку с повинной К.П. (т. 1 л.д. 14 - 16) на том основании, что тот заявил о недобровольном написании ее.

Суд без должной проверки решил вопрос о допустимости явки с повинной.

В нарушение ч. 3 ст. 240 УПК РФ в обоснование вины братьев К. в приговоре суд сослался на показания Б. в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 22, 34 и 39).

Из протокола судебного заседания не следует, что в суде оглашались указанные выше доказательства: в протоколе указано об исследовании показаний Б., находящихся в т. 1 на л.д. 75 - 112, 112 - 115.

Судебная коллегия не согласна с доводами адвокатов Назаровой Л.В. и Холманского С.А., осужденных К.П. и К.Е. и Б. о необходимости прекращения уголовного дела в отношении осужденных по эпизоду убийства Ш., а также о переквалификации действий К.Е. со ст. 111 ч. 1 на ст. 118 УК РФ со снижением наказания, так как их доводы аналогичны тем, на которые в представлении сослался государственный обвинитель (за исключением лишь того, что у сторон разные просьбы), а поэтому все доводы подлежат тщательному исследованию и всесторонней оценке в ходе нового судебного разбирательства.

При вторичном рассмотрении дела в суде первой инстанции необходимо устранить указанные выше нарушения уголовно-процессуального закона и, учитывая остальные доводы государственного обвинителя, адвокатов и осужденных, а также обсудив доводы потерпевшего Ш.В., принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

Исходя из тяжести предъявленного осужденным обвинения, судебная коллегия считает необходимым К.Е. и К.П. и Б. оставить меру пресечения в виде содержания под стражей.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 28 декабря 2004 года в отношении Б., К.П. и К.Е. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе суда.

Б., К.П. и К.Е. оставить меру пресечения в виде содержания под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"