||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2005 года

 

Дело N 16-В04-13

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Горохова Б.А.,

    судей                                        Василевской В.П.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2005 года гражданское дело по иску Е. к Управлению социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда о возмещении вреда, причиненного здоровью, с учетом повышения минимального размера оплаты труда, взыскании задолженности, переданное для рассмотрения в порядке надзора в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по надзорной жалобе Е., на основании определения судьи Верховного Суда Российской Федерации Кебы Ю.Г. от 19 апреля 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кебы Ю.Г., выслушав объяснения представителя Управления социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда Ш., возражавшей против доводов жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., поддержавшей доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Е. обратился в суд с требованиями о возмещении вреда, причиненного здоровью с учетом повышения минимального размера оплаты труда и взыскании образовавшейся задолженности, ссылаясь на необоснованное уменьшение с 1 января 1999 года сумм возмещения вреда здоровью, а также на отказ Управления социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда произвести перерасчет выплачиваемых ему ежемесячно денежных сумм с учетом повышения минимального размера оплаты труда.

Решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 11 апреля 2001 года постановлено: взыскать в пользу Е. с Главного распорядителя кредитов Министерства труда и социального развития РФ за счет средств казны Российской Федерации единовременное недоначисленное возмещение вреда здоровью в размере 95749 руб. 21 коп. На Министерство труда и социального развития РФ за счет средств казны Российской Федерации возложена обязанность по выплате истцу Управлением социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда ежемесячно, начиная с 1 мая 2001 года, по 6630 руб. 63 коп. с ежегодной индексацией этой суммы пропорционально росту величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации.

Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 10 августа 2001 года вышеуказанное решение отменено в связи с тем, что суд необоснованно привлек Министерство труда и социального развития РФ в качестве ответчика по настоящему спору.

Решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 17 сентября 2001 года постановлено: взыскать в пользу Е. с Управления социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда единовременно 118902 руб. 36 коп. На Управление социальной защиты населения администрации Тракторозаводского района г. Волгограда возложена обязанность по выплате истцу ежемесячно, начиная с 1 сентября 2001 года, по 9945 руб. 95 коп. до очередного медицинского переосвидетельствования с последующей ежегодной индексацией этой суммы пропорционально росту величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 ноября 2001 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением президиума Волгоградского областного суда от 20 февраля 2004 года решение Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 17 сентября 2001 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 ноября 2001 года отменены с направлением дела на новое рассмотрение.

В надзорной жалобе Е. просит отменить состоявшееся по данному гражданскому делу определение президиума Волгоградского областного суда от 20 февраля 2004 года и оставить в силе решение Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 17 сентября 2001 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 28 ноября 2001 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Как усматривается из материалов дела и обжалуемого решения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцу неправомерно была уменьшена сумма возмещения вреда здоровью с 2470 руб. 28 коп. до 1199 руб. 97 коп., поскольку сумма в 2470 руб. 28 коп. была рассчитана в соответствии с ч. 2 ст. 15 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, исходя из заработка Е. в новых условиях его работы на Чернобыльской АЭС.

С решением суда в части исчисления среднемесячного заработка при определении размера возмещения вреда здоровью и применения коэффициента роста минимального размера оплаты труда 1,5 после 15 февраля 2001 года, причиненного в связи с Чернобыльской катастрофой, согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 6 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", если в заработке застрахованного до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения, улучшающие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного учреждения по очной форме обучения и в других случаях, когда доказана устойчивость изменения или возможности изменения оплаты труда застрахованного), при подсчете его среднего месячного заработка учитывается только заработок, который он получил или должен был получить после соответствующего изменения.

Однако сам по себе период работы по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС не может быть отнесен к работе в новых условиях, если не доказана устойчивость изменения либо возможность изменения специальности, квалификации или должности пострадавшего.

Доказательств, бесспорно свидетельствующих об устойчивом характере изменения специальности, квалификации или должности Е., в материалах дела не имеется.

Также суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца о взыскании недоплаченных сумм возмещения вреда, принял за основу расчет, представленный Е., не дав ему подробной расшифровки, в связи с чем не представляется возможным проверить правильность применения судом всех коэффициентов, указанных в вышеназванном расчете.

Более того, производя индексацию, с 1 июля 2001 года суд ошибочно применил коэффициент роста величины минимального размера оплаты труда 1,5, так как в связи с принятием Федерального закона N 5-ФЗ от 12 февраля 2001 года законодатель перестал отождествлять возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с аварией на Чернобыльской АЭС, с возмещением вреда, причиненного в связи с трудовыми отношениями.

Отменяя решение суда и кассационное определение, состоявшиеся по данному делу, президиум Волгоградского областного суда исходил из того, что согласно ст. 3 Федерального закона от 19 июня 2000 года N 82-ФЗ минимальный размер оплаты труда, установленный статьей 1 настоящего Федерального закона, применяется исключительно для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности и выплат в возмещение вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей.

Президиум также сослался на постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 года N 11-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакциях от 24 ноября 1995 года и 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда" и от 7 августа 2000 года "О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации", из которого, по мнению президиума, следует, что денежные компенсации гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, не являются социальными выплатами на основе обязательного социального страхования.

С учетом изложенных выше положений, президиум Волгоградского областного суда пришел к выводу о неправомерности индексации выплачиваемой истцу суммы возмещения вреда с учетом величин минимального размера оплаты труда, указанных в статье 1 Федерального закона от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда".

С определением президиума Волгоградского областного суда согласиться нельзя, поскольку оно не соответствует действующему законодательству.

В соответствии с п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в редакции от 12 июля 1995 года, действовавшей до 15 февраля 2001 года, гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 ч. 1 ст. 13 настоящего Закона, гарантируется возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплатой денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности (с установлением инвалидности), определяемом в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей.

Согласно части третьей ст. 5 базового Закона (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 179-ФЗ), ст. 1 Закона РСФСР от 24 октября 1991 года N 1799-1 "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года N 2288), ст. 318 ГК РФ (в редакции, действовавшей с 1 января 1995 года по 29 ноября 2002 года), допускавшими возможность индексации данных выплат пропорционально увеличению в централизованном порядке установленного законом минимального размера оплаты труда, суд вправе был произвести такую индексацию с учетом величин минимального размера оплаты труда, указанных в ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 года N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда", т.е. с применением коэффициента роста минимального размера оплаты труда с 1 июля 2000 года, равного 1,581 (132 : 83,49), а с 1 января 2001 года с учетом коэффициента, равного 1,515 (200 : 132), при условии, что в период с февраля 1997 года до 1 июля 2000 года не производилась индексация указанных сумм на основании части третьей статьи 5 базового Закона (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 179-ФЗ) и ст. 1 Закона РСФСР от 24 октября 1991 года N 1799-1 "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года N 2288) исходя из индекса роста потребительских цен, определенного в порядке, предусмотренном статьей 3 названного Закона.

При этом президиумом ошибочно истолковано постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 года N 11-П, которым установлено, что денежные компенсации гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, отличаются от социальных выплат на основе обязательного социального страхования, в связи с чем суд вправе проиндексировать суммы возмещения вреда здоровью за период с 1 июля 2000 года по 15 февраля 2001 года с учетом величины минимального размера оплаты труда, указанной в ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 года N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда", а не из базовой суммы, установленной ст. 4 этого Федерального закона.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, а также разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2005 года N 7 "О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 года N 35 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", поскольку, как указано выше, до 15 февраля 2001 года, законодатель отождествлял возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с аварией на Чернобыльской АЭС, с возмещением вреда, причиненного в связи с трудовыми отношениями.

Руководствуясь ст. 387, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

состоявшиеся по делу судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"