||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 апреля 2005 года

 

Дело N 44-Г05-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании 27 апреля 2005 года дело по кассационному представлению заместителя прокурора Пермской области на решение Пермского областного суда от 9 февраля 2005 года, которым его заявление о признании некоторых положений Закона Пермской области от 9 декабря 2000 г. N 1244-189 "О Законодательном Собрании Пермской области" недействующими удовлетворено частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Селяниной Н.Я., полагавшей, что решение суда подлежит частичной отмене, Судебная коллегия

 

установила:

 

заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с вышеуказанным заявлением, ссылаясь на то, что положения пункта 2 статьи 11, пунктов "л" и "о" статьи 20, пункта "з" статьи 21, пунктов 3 и 4 статьи 24 Закона Пермской области "О Законодательном Собрании Пермской области" противоречат федеральному законодательству, поэтому не могут применяться и должны быть признаны недействующими.

Решением Пермского областного суда от 9 февраля 2005 года заявление прокурора удовлетворено частично, признан недействующим в части пункт 4 статьи 24 оспариваемого Закона, в остальной части требований прокурору отказано.

В кассационном представлении прокурор просит об отмене решения суда об отказе в удовлетворении его заявления, ссылаясь на его в этой части незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда в части отказа в признании недействующим пункта "з" статьи 21 оспариваемого Закона неправильным и подлежащим отмене.

В соответствии с пунктом 6 статьи 4 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" число депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, устанавливается законом субъекта Российской Федерации.

Законодательным Собранием Пермской области 24 ноября 2000 г. принят Закон "О законодательном Собрании Пермской области".

Пунктом 2 статьи 11 данного Закона предусмотрено, что на постоянной профессиональной основе в Законодательном Собрании работает не более пятидесяти процентов от установленного пунктом 1 статьи 9 настоящего Закона числа депутатов.

Таким образом, судом установлено, что указанная норма Закона Пермской области, определившая число депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, полностью соответствует федеральному закону.

Содержащийся в кассационном представлении довод о том, что число таких депутатов должно быть определено не в процентном отношении и вне зависимости от установленного числа депутатов, проверялся судом и правильно признан им несостоятельным, поскольку Федеральный закон N 184-ФЗ каких-либо условий для установления числа депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, не предусматривает.

Пунктом "л" статьи 20 Закона Пермской области установлен порядок выборов депутатов Законодательного Собрания, губернатора Пермской области, депутатов представительных органов местного самоуправления, должностных лиц местного самоуправления.

Отказывая прокурору в признании данной нормы недействующей, суд обоснованно исходил из того, что согласно статье 11 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законодательство Российской Федерации о выборах составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, иные федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах, принимаемые в Российской Федерации.

В соответствии с приведенными положениями Федерального закона Законодательным Собранием 19 июня 2003 г. приняты законы Пермской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Пермской области", "О выборах губернатора Пермской области", которыми определены порядок и сроки назначения выборов депутатов Законодательного Собрания, губернатора области, депутатов представительных органов местного самоуправления.

Согласно подпунктам "в" и "к" пункта 2 статьи 5 "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" законом субъекта Российской Федерации устанавливается порядок проведения выборов в органы местного самоуправления на его территории, а также в его законодательный (представительный) орган государственной власти.

На основании чего суд правомерно посчитал положения пункта "л" статьи 20 Областного закона соответствующими нормам федерального законодательства.

Довод прокурора о необоснованном расширении полномочий субъекта Российской Федерации о том, что он вправе назначить лишь дату выборов, не основан на законе и является ошибочным.

Оспаривая пункт "о" статьи 20 Закона Пермской области, которым определены полномочия Законодательного Собрания по утверждению договоров Пермской области с иностранными контрагентами, ее соглашения с Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, по одобрению проектов договоров о разграничении полномочий, прокурор сослался лишь на подпункт "з" пункта 2 статьи 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", которым определено право субъекта Российской Федерации своим законом утверждать заключение и расторжение договоров субъекта Российской Федерации.

Аналогичная ссылка содержится и в кассационном представлении.

Однако прокурором не принято во внимание положение пункта 4 статьи 26.7 данного Федерального закона, которым закреплено право законодательного органа субъекта Российской Федерации на одобрение проекта договора о разграничении полномочий.

В связи с чем решение суда и в этой части следует признать правильным.

Довод прокурора о том, что установленная пунктом 3 статьи 24 Областного закона административная ответственность за невыполнение или нарушение законов и иных нормативных правовых актов Пермской области предусмотрена также Законом Пермской области "Об административных правонарушениях", не может рассматриваться как противоречие данной нормы федеральному закону.

Обоснованным является вывод суда и о том, что установленное пунктом 4 статьи 24 Закона Пермской области право Законодательного Собрания принимать решения о внесении представления о привлечении должностных лиц к административной ответственности за невыполнение ими законов и иных нормативных правовых актов Пермской области полностью соответствует положениям пункта 1 статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым поводами к возбуждению дела об административном правонарушении является: поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Мотивы, по которым прокурор считает данный вывод суда неправильным, в кассационном представлении отсутствуют.

С решением суда об отказе в признании недействующим пункта "з" статьи 21 областного Закона Судебная коллегия согласиться не может.

В соответствии с указанной нормой к полномочиям Законодательного Собрания отнесено объявление находящихся на территории области природных и иных объектов, имеющих историческую, экологическую, культурную, научную ценность, охраняемыми памятниками истории, природы и культуры.

Сославшись на то, что порядок управления и распоряжения собственностью субъекта Российской Федерации устанавливается законом субъекта Российской Федерации, а объекты культурного наследия независимо от категории их историко-культурного значения могут находиться в том числе и в собственности субъектов Российской Федерации, суд пришел к выводу о соответствии пункта "з" статьи 21 Областного закона федеральному.

Однако каких-либо указаний об объявлении, например, природных объектов охраняемыми региональными памятниками природы либо иных объектов охраняемыми региональными памятниками истории и культуры, находящимися в чьей-либо собственности, оспариваемая норма не содержит.

В силу чего редакция последней не позволяет определить пределы компетенции законодательного органа при осуществлении им функций в области организации, охраны и использования особо охраняемых природных территорий, сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия.

Из ее содержания не ясно, в каком правовом значении законодателем области употреблено понятие "объявляет" иные объекты памятниками истории и культуры, имея в виду, что подобной процедуры Федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" N 73-ФЗ от 25 июня 2002 г. (в отличие от Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" N 33-ФЗ от 14 марта 1995 г.), установивший единые на всей территории Российской Федерации правила выявления объектов культурного наследия, их учета, определения категории и т.д., не предусматривает.

Между тем, как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, именно нарушения требований определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования не обеспечивают единообразного понимания и толкования правовых норм правоприменителями, что приводит к нарушению принципа равенства всех перед законом и верховенства закона (например, постановление от 17 июня 2004 г. N 12-П).

По этой причине, в связи с несоблюдением законодателем Пермской области общеправовых требований непротиворечивости, ясности и определенности правового регулирования, с выводом суда о соответствии Федеральному закону положений пункта "з" статьи 21 Областного закона согласиться нельзя.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Пермского областного суда от 9 февраля 2005 года в части отказа прокурору в признании пункта "з" статьи 21 Закона Пермской области от 9 декабря 2000 г. N 1244-189 "О Законодательном Собрании Пермской области" недействующим отменить и принять новое решение, которым признать указанную норму недействующей и не подлежащей применению со дня вступления настоящего решения в законную силу.

В остальной части это же решение Пермского областного суда оставить без изменения, а кассационное представление заместителя прокурора Пермской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"