||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 апреля 2005 года

 

Дело N 44-Г05-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Емышевой В.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 апреля 2005 года гражданское дело по заявлению заместителя прокурора Пермской области о признании недействующими пунктов 1.1, 3.3.2, 3.3.9, 4.9 Положения об управлении труда Пермской области, утвержденного указом губернатора области от 01.08.2002 N 155, по кассационному представлению и.о.прокурора Пермской области на решение Пермского областного суда от 25 января 2005 г., которым постановлено: "Заместителю прокурора Пермской области в заявлении о признании недействующими пунктов 1.1, 3.3.2, 3.3.9, 4.9 Положения об управлении труда Пермской области, утвержденного указом губернатора области от 01.08.2002 N 155 отказать".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Засеевой Э.С., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

указом губернатора Пермской области от 1 августа 2002 года N 155 утверждено Положение об управлении труда Пермской области, которое является исполнительным органом государственной власти, осуществляющим в пределах своей компетенции государственную политику в сфере труда, трудовых отношений, социального партнерства, координацию работы по вопросам охраны труда и условий труда в области (п. 1.1).

Также указанные выше нормы положения предусматривают, что Управление участвует совместно с государственной инспекцией труда в Пермской области в проверках по соблюдению требований действующего законодательства об охране труда в организациях независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности (п. 3.3.2); осуществляет государственный контроль за условиями труда и правильностью предоставления работникам компенсаций за работу в неблагоприятных условиях труда в организациях области в соответствии с Положением о государственной экспертизе условий труда Российской Федерации (п. 3.3.9); контролирует ход выполнения программ и мероприятий по вопросам охраны труда, проведения аттестации рабочих мест, сертификации работ и производственных объектов; вносит предложения по совершенствованию условий труда и техники безопасности на предприятиях и организациях (п. 4.9).

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с вышеуказанным заявлением, ссылаясь на то, что формулировка пункта 1.1 Положения противоречит ст. 5 ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации", согласно которой функции по обеспечению взаимодействия органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, работодателей, объединений работодателей, а также профессиональных союзов, их объединений и иных уполномоченных работниками представительных органов в реализации государственной политики в области охраны труда, а также координация научно-исследовательской работы и распространение передового отечественного и мирового опыта работы по улучшению условий и охраны труда отнесены к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации. Статья 216 Трудового кодекса РФ и ст. ст. 6, 11 вышеуказанного Федерального закона не наделяет субъекты РФ полномочиями по координации работы по вопросам охраны и условий труда. Нормы пунктов 3.3.2, 3.3.9 и 4.9 Положения распространяют полномочия Управления труда либо на все организации независимо от форм собственности, либо не содержат ограничения круга субъектов, в отношении которых Управление вправе осуществлять контроль, следовательно, указанные нормы противоречат ч. 1 ст. 20 ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации", в соответствии с которой государственный контроль за соблюдением требований охраны труда осуществляется инспекцией труда - единой централизованной системой государственных органов. Органы исполнительной власти субъектов РФ, согласно ст. 353 ТК РФ, наделены полномочиями только для осуществления внутриведомственного контроля за соблюдением трудового законодательства в подведомственных организациях.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение.

В обоснование представления указано на то, что вывод суда с ссылкой на ст. 210 Трудового кодекса РФ о полномочиях Управления по координации деятельности в области охраны труда является неправильным, так как данная статья содержит лишь общий перечень основных направлений государственной политики в области охраны труда, не определяя, к компетенции каких органов государственной власти относится их реализация, в то время как ст. 5 Федерального закона "Об основах охраны труда в Российской Федерации" от 17.07.1999 N 181-ФЗ предусматривает, что эти направления относятся к полномочиям органов государственной власти РФ. Неправильным является суждение суда по пунктам 3.3.2 и 3.3.9, так как в силу ст. 20 ФЗ N 181-ФЗ государственный надзор и контроль за соблюдением требований охраны труда осуществляется федеральной инспекцией труда - единой федеральной централизованной системой государственных органов (п. 1) и федеральными органами исполнительной власти, которым предоставлено право осуществлять функции надзора и контроля в пределах своих полномочий (п. 6). Судом не принята во внимание ст. 353 Трудового кодекса РФ, предусматривающая, что государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства во всех организациях на территории Российской Федерации осуществляют органы федеральной инспекции труда, а органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления - только внутриведомственный государственный контроль за соблюдением трудового законодательства в подведомственных организациях. Наличие соглашения о взаимодействии между управлением труда Пермской области и Государственной инспекцией труда в Пермской области от 19.02.2004, на которое ссылается суд, само по себе не может служить доказательством наличия у Управления полномочий по государственному контролю. Ссылка суда в этой части на ст. 212 Трудового кодекса РФ (абз. 13 ч. 2) в настоящее время имеет другую редакцию, вступившую в силу с 01.01.2005, которая возлагает на работодателя обязанность обеспечить беспрепятственный допуск в целях проведения проверок условий и охраны труда должностных лиц только федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на проведение государственного контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права. Согласно ст. ст. 5, 6 Федерального закона полномочие по разработке и реализации федеральных программ улучшения условий и охраны труда и контроль за их выполнением принадлежит органам государственной власти РФ, полномочие же по разработке и утверждению территориальных целевых аналогичных программ и контроль за их выполнением - соответствующим органам государственной власти субъектов РФ. Пункт 4.9 Положения, предусматривающий право управления контролировать ход выполнения программ и мероприятий по вопросам охраны труда, не конкретизируя их уровня, не соответствует вышеуказанным требованиям закона, определяющим компетенцию федеральных и региональных органов государственной власти в сфере охраны труда. Неправомерной является ссылка суда на указ губернатора Пермской области от 31.12.2004 N 203 "О внесении изменений в указ губернатора области от 01.08.2002 N 144 "Об утверждении положения об управлении труда Пермской области", которым в оспариваемые пункты 3.3.9 и 4.9 Положения внесены изменения, поскольку он затрагивает права и свободы граждан, но до настоящего времени он не опубликован, а следовательно, не вступил в силу и не может применяться.

Проверив материалы дела и обсудив доводы представления, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

При вынесении решения суд исходил из того, что рассматриваемый вопрос находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов и полномочия последних в области охраны труда определены ст. 6 ФЗ N 181-ФЗ, в том числе реализация государственной политики охраны труда. Согласно ч. 4 ст. 11 указанного Закона и ст. 216 Трудового кодекса РФ государственное управление охраной труда на территориях субъектов РФ осуществляется федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области охраны труда в пределах их полномочий. Законом Пермской области "Об охране труда в Пермской области" от 07.08.1997 N 814-121 (ч. 2 ст. 6) полномочия в сфере охраны труда закреплены за администрацией области в лице областного органа по труду, который в лице Управления осуществляет реализацию государственной политики в сфере охраны труда и государственное управление охраной труда на территории области. Обязанности работодателя по представлению документов соответствующим органам надзора и контроля в сфере охраны труда предусмотрены ст. 212 Трудового кодекса РФ.

Судом установлено также, что между Управлением труда Пермской области и Государственной инспекцией труда в Пермской области заключено соглашение о взаимодействии. Организация и осуществление государственной экспертизы условий труда и сертификации работ по охране труда в организациях относятся к полномочиям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии со ст. ст. 6, 21 Федерального закона и Постановлением Правительства РФ от 25.04.2003 N 244 "Об утверждении Положения о проведении государственной экспертизы условий труда в Российской Федерации", и таким органом экспертизы является Управление, что не дает оснований считать пункты 1.1 и 3.3.2 Положения противоречащими федеральному законодательству. Указом губернатора области от 31 декабря 2004 г. N 203 внесены изменения в пункты 3.3.9 и 4.9 Положения и последние стали соответствовать федеральному законодательству.

Судебная коллегия находит вывод суда по делу правильным, так как он сделан в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями действующего законодательства. Доводы кассационного представления не указывают на ошибочность решения суда и необходимость его отмены, поскольку предусмотренное п. 1.1 Положения указание о координации работы по вопросам охраны и условий труда в области в пределах компетенции Управления не дает оснований считать эту норму противоречащей федеральному законодательству. Также при наличии в п. 3.3.2 Положения указания об участии в проверках совместно с госинспекцией труда, наличие соглашения между ними о взаимодействии, без которого проведение проверок Управлением исключается, нет оснований считать, что указанная функция (участие в проверках) противоречит положениям федерального законодательства. В настоящее время редакции пунктов 3.3.9 и 4.9 Положения реально приведены в соответствие с требованиями федерального законодательства, соответствующий указ опубликован, а следовательно, нет предмета судебной защиты.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Пермского областного суда от 25 января 2005 г. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"