||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2005 г. N 42-О05-03

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Батхиева Р.Х. и Тимошина Н.В.

26 апреля 2005 года рассмотрела в судебном заседании кассационные представление государственных обвинителей и жалобу потерпевшего М.А.А. на приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 9 марта 2005 года, которым

М.А.А., 1 февраля 1972 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий одного малолетнего ребенка, работавший предпринимателем, ранее не судимый,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223, ч. 3 ст. 30 и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за непричастностью к совершению преступлений на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление потерпевшего М.А., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, а также мнение прокурора Башмакова А.М., поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия М.А.А. предъявлено обвинение в незаконном приобретении, перевозке, хранении и ношении взрывчатого вещества, незаконном его изготовлении, а также покушении на убийство брата М.А. общеопасным способом.

Согласно обвинительному заключению преступления совершены в октябре 2003 года в с. Яшалта РК.

В обоснование оправдательного приговора суд указал, что представленные органами следствия доказательства хотя и являются допустимыми, однако явно недостаточны для вывода о причастности М.А.А. к совершению указанных преступлений. По мнению суда эти доказательства содержат противоречивые сведения и не согласуются между собой. В частности, суд указал, что данные М.А.А. на предварительном следствии показания о типе, составе и конструкции взорванного самодельного взрывного устройства, не согласуются с выводами, содержащимися в актах судебных взрывотехнической и трасологической экспертиз. К тому же, суд пришел к выводу о том, что подсудимый не имеет никаких навыков в минно-саперном деле и каких-либо понятий в конструировании взрывчатых устройств.

В кассационном представлении государственные обвинители поставили вопрос об отмене оправдательного приговора в полном объеме и направлении дела на новое судебное разбирательство.

В обоснование представления указывают, что суд в оправдательном приговоре в нарушение требований ст. 305 УПК РФ не изложил обстоятельства дела, установленные самим судом. Считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, а ряд формулировок ставят под сомнение невиновность оправданного. При этом обращают внимание на несоответствие вывода суда о допустимости показаний М.А.А. на предварительном следствии, в которых он подробно изложил обстоятельства изготовления им взрывного устройства и установления его под днищем автомобиля потерпевшего, с выводом о недостоверности изложенных в них сведений. Утверждают, что объективность показаний оправданного подтверждается видеозаписью следственного эксперимента, из которой видно, что М.А.А. самостоятельно и свободно установил взрывное устройство под автомобиль и правильно подсоединил провода к нему. Также указывают, что суд в оправдательном приговоре не дал оценку ряду доказательств, имеющим важное значение для выводов суда. Кроме того, считают, что суд недостаточно тщательно исследовал характер взаимоотношений между оправданным и его братом, а также маршрут движения автомобиля потерпевшего от своего дома до места взрыва, в связи с чем значительно принизил значение ссоры между братьями как мотива совершенного преступления и пришел к неправильному выводу о неоднократном включении потерпевшим сигнала левого поворота. Указывают на нарушение судом уголовно-процессуального закона при принятии судом решения об исключении из числа доказательств комбинезона оправданного.

В кассационной жалобе потерпевший М.А. считает оправдательный приговор незаконным. Указывает, что суд необоснованно сослался на его показания о том, что незнакомые лица из г. Сальска требовали у него по 50 руб. ежедневно, а также об угрозах со стороны братьев его первой жены, поскольку он таких показаний не давал. Полагает, что суд не дал должную оценку его показаниям, а также показаниям оправданного, свидетелей Ф., С. и А. о том, что брат следил за ним и ездил в г. Волгоград, где по его словам мог достать оружие и тротил. Просит оправдательный приговор отменить.

В письменных возражениях на доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобе, адвокат Сангаджиева Б.У. в интересах оправданного М.А.А. просит оправдательный приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобе, находит оправдательный приговор незаконным и необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения, мотивы решения в отношении гражданского иска. Кроме того, не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

Однако судом первой инстанции эти требования уголовно-процессуального закона в полной мере не выполнены.

Судом в оправдательном приговоре фактически не изложены установленные им обстоятельства уголовного дела, в частности, касающиеся времени и места заложения под автомобиль М.А. взрывного устройства, тип и характеристика последнего, механизм приведения его в действие, хотя сведения об этом содержатся в материалах дела.

Более того, заслуживают внимания и содержащиеся в кассационном представлении государственных обвинителей доводы о том, что суд не дал оценку ряду доказательств, которые имели важное значение для выводов о виновности или невиновности М.А.А. по предъявленному ему обвинению.

Так, суд не дал в приговоре оценку имеющимся в материалах дела показаниям потерпевшего М.А. о том, что его брат устанавливал электропроводку для прицепа как на свой, так и на его автомобиль; самого оправданного, потерпевшего, свидетелей М.А., С. и М. и видеозаписи осмотра места происшествия о том, что при наличии во дворе дома собак к стоявшему там автомобилю потерпевшего чужой человек незаметно подойти не мог; потерпевшего М.А., свидетелей Ф., С. и А. о том, что М.А.А. следил за ним, говорил, что он может достать в г. Волгограде оружие и взрывчатку, и ездил туда; а также дополнительным протоколам осмотра места происшествия и автомашины потерпевшего, в которых содержатся сведения как об установке в розетку самодельного штекера, так и о месте расположения механического повреждения от взрыва; выводам, содержащимся в акте взрывотехнической экспертизы, об обнаружении на месте происшествия частиц магнитного металла; видеозаписи следственного эксперимента, из которой, как утверждают государственные обвинители, видно, что М.А.А. самостоятельно и свободно установил взрывное устройство под автомобиль и правильно подсоединил провода к нему.

Вместе с тем, эти обстоятельства имели важное значение и для оценки показаний М.А.А., данных им на предварительном следствии.

Из приговора не видно, по каким причинам суд отверг эти показания М.А.А., в которых он подробно изложил обстоятельства изготовления им взрывного устройства и установления его под днищем автомобиля брата, а принял его показания в суде.

К тому же, вывод суда о допустимости показаний оправданного на предварительном следствии не только не согласуется с содержащимся в оправдательном приговоре выводом о недостоверности изложенных в них сведений, но и свидетельствует о применении судом формулировки, ставящей под сомнение невиновность оправданного.

Такой подход суда к оценке доказательств противоречит положениям ст. 88 УПК РФ, согласно которым каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Кроме того, заслуживают внимания и содержащиеся в кассационных представлении и жалобе потерпевшего доводы о том, что суд недостаточно тщательно исследовал характер взаимоотношений между оправданным и его братом, то есть установленный органами следствия мотив действий М.А.А., равно как и маршрут движения автомобиля потерпевшего от своего дома до места взрыва, что также имело важное значение для выводов суда.

При таких данных оправдательный приговор нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать все доказательства по делу и решить вопрос о виновности или невиновности М.А.А. по предъявленному ему обвинению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Калмыкия от 9 марта 2005 года в отношении М.А.А. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"