||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 апреля 2005 г. N 934п04пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Радченко В.И., Петроченкова А.Я., Кузнецова В.В., Верина В.П., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Карпова А.И. -

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Саратовского областного суда от 14 мая 1999 г., которым

Т.Д., родившийся <...>, несудимый,

осужден:

- по ст. 17, 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР на 13 лет лишения свободы;

- по ст. 102 п. "и" УК РСФСР на 14 лет лишения свободы;

- по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. 33, ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Д., родившийся <...>, несудимый,

осужден:

- по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР на 14 лет лишения свободы;

- по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Н., родившийся <...>, несудимый,

осужден:

- по ст. 17, ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР на 8 лет лишения свободы;

- по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества. Наказание отбыто.

Т.Д., Д. и Н. осуждены по ст. 327 ч. 3 УК РФ к штрафу в доход государства в размере 8349 руб. На основании ст. 78 УК РФ они освобождены от данного наказания в связи с истечением сроков давности.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 1999 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Саратова от 14 апреля 2004 г. из приговора исключено назначенное Т.Д. дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Его действия переквалифицированы: со ст. 102 п. "и" УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР; со ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на ст. 159 ч. 3 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.); со ст. 33, ст. 222 ч. 1 УК РФ на ст. 33, ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.); со ст. 222 ч. 1 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.).

Постановлено считать Т.Д. осужденным: по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) к 5 годам лишения свободы; по ст. 17, ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР к 13 годам лишения свободы; по ст. 103 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы; по ст. 33, ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) к 1 году лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 (в редакции от 8 декабря 2003 г.) к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлением судьи этого же суда от 4 августа 2004 г. действия Т.Д. переквалифицированы со ст. 147 ч. 3 УК РСФСР на ст. 159 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) и постановлено считать его осужденным по данной статье к 5 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Энгельсского городского суда Саратовской области от 29 апреля 2004 г. из приговора в отношении Д. исключены квалифицирующий признак ч. 3 ст. 147 УК РСФСР - "причинение крупного ущерба" и назначение конфискации имущества. Постановлено считать Д. осужденным: по ст. 160 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) к 4 годам лишения свободы; по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР к 14 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а в соответствии со ст. 40 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об изменении судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Давыдова В.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, постановлений, мнение осужденного Т.Д. относительно доводов представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. в поддержание внесенного им надзорного представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда Т.Д., Д. и Н. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В конце октября 1994 года в г. Саратове Т.Д., Д., Н. и лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, по предложению Т.Д. решили путем обмана завладеть чужим имуществом в крупных размерах, для чего привлекли М. и Ч., не посвящая их в свои планы, чтобы, получив товар по поддельным документам и их паспортам, реализовать его в г. Камышине Волгоградской области, М. и Ч. убить с целью скрыть преступление и не делиться с ними деньгами.

С этой целью Т.Д., Д., Н., лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, потерпевшие М. и Ч. 25 октября 1994 года по поддельным документам и паспорту Ч. получили в ТОО "Аколит", расположенном на <...>, под реализацию стиральный порошок на сумму 7.449.000 неденоминированных рублей. При этом Т.Д., Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, заведомо знали, что деньги за реализованный товар возвращены не будут.

27 октября 1994 года, действуя по заранее разработанному Т.Д. плану, Д., Н., лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, Ч. и М. по поддельной доверенности и паспорту М. в ТОО "Кратон", расположенном в <...>, получили под реализацию куриные окорочка на сумму 9.327.830 неденоминированных рублей.

При этом Т.Д., Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, заведомо знали, что деньги за реализованный товар возвращены не будут.

Всего Т.Д., Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, обманным путем завладели имуществом ТОО "Аколит" и ТОО "Кратон" на сумму 16.776.830 неденоминированных рублей.

Указанный товар Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совместно с М. и Ч. по указанию Т.Д. в конце октября 1994 года вывезли в г. Камышин Волгоградской области и сдали в торговые предприятия для его реализации, а сами стали проживать в г. Камышине и ждать деньги от реализации товара.

Действуя по заранее разработанному Т.Д. плану, направленному на умышленное убийство М. и Ч. из корыстных побуждений и с целью скрыть совершенное мошенничество, так как товар был получен по паспортам потерпевших, в начале ноября 1994 года, в вечернее время, Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, вместе с М. и Ч. на автомашине Ч. и под его управлением приехали к оврагу, расположенному в 5-ом Микрорайоне г. Камышина, который специально для совершения убийства подыскало лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Спустившись вместе с М. в овраг, Д. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, согласно имеющейся договоренности, умышленно, с целью лишения жизни нанесли М. металлическими предметами по голове не менее трех ударов каждый, причинив потерпевшему тяжкие телесные повреждения: обширную открытую черепно-мозговую травму с повреждением костей лицевого и мозгового скелета с разрушением вещества головного мозга, отчего наступила смерть М., а затем вместе с Н. с целью сокрытия совершенного убийства обрушили на него нависший склон оврага, после чего скрылись с места преступления.

В целях дальнейшей реализации разработанного плана, направленного на убийство Ч., подсудимые Д. и Н. в начале ноября 1994 года по указанию Т.Д. в г. Камышине у не установленного следствием лица приобрели огнестрельное оружие - пистолет и не менее двух патронов к нему, являющихся боевыми припасами, которые Д. хранил по месту своего проживания в г. Камышине и носил с собой.

После получения денег за реализованный товар 18 ноября 1994 года в вечернее время Д., Н. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, действуя по заранее разработанному Т.Д. плану, с целью совершения умышленного убийства, заманили Ч. в гаражный кооператив N 27, расположенный в одном из оврагов 5-го Микрорайона г. Камышина, где Д. умышленно, с целью лишения жизни, действуя из корыстных побуждений и с целью скрыть совершенное мошенничество, выстрелил из приобретенного им и Н. пистолета Ч. в голову, а затем, так как во второй раз пистолет дал осечку, получив от другого лица домкрат, несколько раз ударил им потерпевшего по голове, причинив Ч. огнестрельное ранение головы и ушибленные тупые травмы головы и лица, сочетающиеся с обширными кровоизлияниями в мягкие ткани, относящиеся к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни в момент причинения, повлекших смерть потерпевшего, после чего с места преступления скрылись, уехав к родственникам Н. в г. Тулу, в пути следования в который Д. выкинул пистолет в окно поезда в не установленном следствием месте.

Примерно в середине августа - начале сентября 1995 года Т.Д. у не установленного следствием лица незаконно приобрел, хранил и носил при себе огнестрельное оружие и боеприпасы к нему - пистолет и патроны калибра 5,6 мм со вставками для стрельбы из указанного пистолета.

12 сентября 1995 года, около 23 часов, Т.Д., являющийся организатором умышленного убийства М. и Ч., совместно со своими знакомыми С., Т. и П. на автомашине Т. "Москвич-2141", под управлением Т.Д., приехали на территорию ГСК "Панорама", расположенного около трамвайного депо г. Саратова, где стали употреблять наркотик - марихуану.

В ходе беседы между Т.Д. и П. возникла ссора, сопровождавшаяся взаимными оскорблениями, в процессе которой Т.Д. решил убить П.

С этой целью Т.Д. нанес П. не менее двух ударов кулаком по лицу, а затем, желая довести умысел на убийство до конца, из имеющегося у него не установленного следствием типа пистолета, произвел два выстрела в П., причинив ему два сквозных пулевых ранения груди и живота, после чего оттащил потерпевшего к недостроенному гаражу, столкнул в яму и забросал кирпичами, а затем скрылся с места преступления, выбросив пистолет в не установленном следствием месте.

Смерть П. наступила от тяжких телесных повреждений, комбинированной травмы тела: тупой травмы головы с ушибами вещества головного мозга, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и в желудочки мозга, ушибленными и рвано-ушибленными ранами лица, сочетанной травмы туловища: сквозного огнестрельного ранения груди с повреждением нижней доли, осложнившегося гемотораксом справа, повреждениями пристеночной плевры; сквозного пулевого огнестрельного ранения живота с повреждением пристеночной плевры брыжейки тонкой кишки, задней и передней стенок желудка.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ просит: судебные решения в части осуждения по ст. 327 ч. 3 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, поскольку использование заведомо подложного документа явилось способом хищения; исключить осуждение по п. "е" ст. 102 УК РСФСР в связи с тем, что убийство М. и Ч. было совершено из корыстных побуждений; исключить из приговора указание о совершении преступлений с другим лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, т.к. это лицо в дальнейшем было оправдано за недоказанностью участия в преступлении.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим частичному удовлетворению.

Из описания преступного деяния, признанного доказанным, видно, что Т.Д., Д. и Н. по поддельным документам получили и, таким образом, путем мошенничества похитили имущество, принадлежащее ТОО "Аколит" и ТОО "Кратон".

В связи с тем, что поддельные документы были использованы осужденными для обмана собственников имущества, т.е. в качестве способа хищения, квалификация их действий по ст. 327 ч. 3 УК РФ является излишней, а поэтому осуждение по данной статье подлежит исключению из приговора, вследствие ошибочной квалификации содеянного.

Обоснованным является и довод надзорного представления относительно необходимости исключения из приговора указания о совершении осужденными преступлений совместно с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, поскольку в отношении этого лица постановлен оправдательный приговор.

Данное обстоятельство подтверждено приобщенной к представлению копией приговора Волгоградского областного суда от 30 декабря 2003 г., вступившего в законную силу.

Судом первой инстанции установлено и признано доказанным, что убийство М. и Ч. было совершено осужденными уже после того, как они путем мошенничества завладели чужим имуществом. Мотивом данного преступления явилось сокрытие мошенничества, совершенного с использованием паспортов М. и Ч.

При таких обстоятельствах из приговора следует исключить осуждение Д. по п. "а" ст. 102 УК РСФСР и осуждение Т.Д. и Н. по ст. 17, ст. 102 п. "а" УК РСФСР, а не по п. "е" указанной статьи, как об этом ошибочно ставится вопрос в надзорном представлении.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по делу в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит необходимым внести в судебные решения и иные изменения.

По приговору суда исполнителем, т.е. лицом, непосредственно совершившим убийство М. и Ч., признан Д.

Т.Д. и Н. непосредственного участия в лишении жизни потерпевших не принимали и осуждены за организацию данных преступлений (Т.Д.) и пособничество в их совершении (Н.).

В связи с этим из приговора следует исключить осуждение Д. по п. "н" ст. 102 УК РСФСР и осуждение Т.Д. и Н. по ст. 17, ст. 102 п. "н" УК РСФСР.

Кроме того, суд первой инстанции ошибочно квалифицировал действия Д., Т.Д. и Н. по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 г.) как мошенничество, совершенное в крупных размерах.

В соответствии с п. 2 примечания к ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.) крупным размером в статьях главы 21 УК РФ признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления.

По состоянию на 25 и 27 октября 1994 г. минимальный размер оплаты труда составлял 20.500 неденоминированных рублей. Стоимость имущества, похищенного в ТОО "Аколит", на сумму 7.449.000 неденоминированных рублей и стоимость имущества на сумму 9.327.830 неденоминированных рублей, не превышала в пятьсот раз минимальный размер оплаты труда, т.е. не превышала сумму, равную 10.250.000 неденоминированных рублей. Квалифицируя содеянное по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, суд исходил из того, что общий ущерб от хищения составил 16.776.830 неденоминированных рублей. Такое решение суда нельзя признать правильным.

Мошенничество считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться или пользоваться по своему усмотрению.

Материалами дела установлено, что 25 октября 1994 г. путем мошенничества осужденные похитили стиральный порошок на сумму 7.449.000 неденоминированных рублей из ТОО "Аколит", т.е. совершили оконченное преступление.

27 октября 1994 г. они совершили новое преступление: путем мошенничества похитили куриные окорочка на сумму 9.327.830 неденоминированных рублей из ТОО "Кратон".

Таким образом, по делу установлено, что хищение чужого имущества совершено одним способом, но в разное время и из разных источников. В связи с этим вывод суда о том, что оба хищения были объединены единым умыслом, является необоснованным.

С учетом изложенного, в соответствии с требованиями ст. 10 УК РФ действия Н. со ст. 147 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 г.) и действия Д., ошибочно квалифицированные постановлением судьи от 29 апреля 2004 г. по ст. 160 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.), следует переквалифицировать на ст. 159 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.), предусматривающую ответственность за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору (действия Т.Д. на указанную статью были переквалифицированы постановлением судьи от 4 августа 2004 г.).

При назначении наказания осужденным Президиум принимает во внимание обстоятельства, которые были учтены судом первой инстанции, а также учитывает уменьшение объема обвинения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить частично.

2. Приговор Саратовского областного суда от 14 мая 1999 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 1999 г. в отношении Т.Д., Д. и Н., постановление судьи Ленинского районного суда г. Саратова от 14 апреля 2004 г. и постановление судьи этого же суда от 4 августа 2004 г. в отношении Т.Д., постановление судьи Энгельсского городского суда Саратовской области от 29 апреля 2004 г. в отношении Д. изменить: исключить из приговора осуждение Д. по п. п. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР, осуждение Т.Д. и Н. по ст. 17, ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР, а также осуждение Т.Д., Д. и Н. по ст. 327 ч. 3 УК РФ.

Переквалифицировать действия Н. со ст. 147 ч. 3 УК РСФСР и Д. со ст. 160 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) на ст. 159 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.), по которой назначить Д. и Н. по 3 года лишения свободы каждому. Назначенное Т.Д. наказание по ст. 159 ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.) смягчить до 4 лет лишения свободы.

Исключить из приговора указание о совершении преступлений совместно с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 103, ст. 17, ст. 102 п. п. "е", "з" УК РСФСР, ст. 159 ч. 2 УК РФ, ст. 33, ст. 222 ч. 1, ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 г.), путем частичного сложения наказаний определить Т.Д. окончательно 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 102 п. п. "е", "з" УК РСФСР, ст. 159 ч. 2 (в редакции от 8 декабря 2003 г.), ст. 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний определить Д. окончательно 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 17, ст. 102 п. п. "е", "з" УК РСФСР, ст. 159 ч. 2 (в редакции от 8 декабря 2003 г.), ст. 222 ч. 1 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, определить Н. окончательно 8 лет лишения свободы. Наказание отбыто.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"