||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2005 года

 

Дело N 13-о05-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                          Эрдыниева Э.Б.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Одинцовой Э.А., кассационную жалобу осужденного Х. на приговор Тамбовского областного суда от 18 февраля 2005 года, которым

К., <...>, судимый: 1) 1 апреля 1999 года по ст. ст. 213 ч. 1, 131 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 24.12.1999 по отбытию срока; 2) 19 июня 2002 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, освобожден 18.12.2002 по отбытию срока,

- осужден к исправительным работам: по ст. 115 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 116 ч. 1 УК РФ к 3 месяцам с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, и по отбытию наказания освобожден.

Х., <...>, судимый: 15 августа 1996 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; 15 октября 1996 г. по ст. ст. 144 ч. 2, 206 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 05.04.2001 условно-досрочно на неотбытый срок 5 месяцев 4 дня,

- осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 11 годам, по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 14 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., мнение прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью К.Е. и нанесении побоев Д., а Х. осужден за покушение на убийство двух лиц - Д. и К.С. и убийство К.Е.

Преступления ими совершены 12 марта 2004 года в Тамбовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Одинцова Э.А. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение ввиду неправильной квалификации действий осужденных, ссылаясь на показания Х., данные им на предварительном следствии, из которых следует, что К. предложил ему убить К.Е., К.С. и Д. с целью сокрытия избиения потерпевших, после чего, Х. и нанес им удары ломом. Считает пояснения Х., в которых он объяснил причину изменения показаний, т.е. в связи с оказанием на него морального давления со стороны следователя, необоснованными, при этом, суд не принял во внимание, что по данному факту прокуратурой проводилась проверка и в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием события преступления. Считает, что суд не указал, по каким причинам он принял за основу приговора показания, данные Х. в судебном заседании в части того, что К. не принимал участия в убийстве потерпевших и не подстрекал его к убийству потерпевших, и отверг показания Х., данные на предварительном следствии. Полагает, что действия К. следовало квалифицировать как подстрекательство к убийству К.Е. и к покушению на убийство двух лиц - К.С. и Д. с целью скрыть избиение потерпевших, а действия Х. в отношении двух последних потерпевших также по квалифицирующему признаку "с целью скрыть другое преступление". Указывает, что суд в приговоре не привел позицию представителя потерпевшего Д-вой и потерпевшего Д. в отношении нанесения ему побоев К.

В кассационной жалобе осужденный Х. указывает на свое несогласие с приговором, считая, что судом не установлен мотив совершенных им преступлений и не принято во внимание то, что умысел на причинение вреда потерпевшим у него возник в связи с оскорблениями с их стороны. Указывает на свое несогласие с заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы. Считает, что на предварительном следствии допускались нарушения закона, а также он был лишен права на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя. Указывает, что при назначении наказания суд учел его явку с повинной, но наказание назначил без учета положений ст. 62 УК РФ, а также полагает, что наказание по совокупности преступлений назначено с нарушением требований ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Одинцова Э.А. считает доводы жалобы несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний К., данных им на предварительном и судебном следствии следует, что придя с Х. в квартиру к К.Е., они стали распивать спиртное, а также, он стал выяснять у нее обстоятельства пропажи флакона туалетной воды у его сожительницы Р., полагая, что это К.Е. украла туалетную воду, в связи с чем он ударил ее по лицу и нанес несколько ударов ногой по голове. Затем, заметив, что Д. забрал его бутылку с самогоном и направился к двери, также, нанес ему несколько ударов ногой. В это время Х. и К.С. спорили между собой, он успокоил их и предложил Х. идти домой. Они направились к выходу, но К.С. стал оскорблять Х., его поддержали К.Е. и Д., высказывая аналогичные оскорбления. Тогда, Х., взяв стоявший около двери лом, вернулся назад в комнату. Затем он услышал глухой звук, обернувшись, увидел, что Х. стоит у места, где находился К.С., после этого, Х. ударил ломом Д. и направился к месту, где находилась К.Е., откуда он тоже услышал звук удара. Затем Х. пошел к выходу, но из комнаты послышался стон и Х. вернулся в комнату и он услышал звуки еще трех ударов. После этого, они ушли, при этом перчатки Х. были в крови.

Х. в судебном заседании по обстоятельствам совершенных преступлений по существу дал аналогичные показания, подтвердив, что К. разбираясь с К.Е. по поводу украденного флакона с туалетной водой, нанес ей удары рукой и ногами, а также, слышал как К. сказал выходившему из дома Долгову: "Поставь на место", после чего, избил его. Он в это время ругался с К.С. и затем К. предложил ему идти домой. Когда они стали выходить из дома, то К.С. продолжил его оскорблять. Дальнейшее он помнит смутно, но помнит, что взяв лом, стоявший у двери, нанес им удар вначале К.С., затем Д. и К.Е. Когда стал выходить из комнаты, услышал чей-то стон, тогда он вернулся и нанес еще три удара ломом потерпевшим, после чего, они с К. ушли.

Из показаний потерпевшего К.С., следует, что в тот день с утра он употребил самогон с К.Е. и Д., ушел к себе спать, и около 15 часов К. позвал его в квартиру к К.Е., где также находились Д. и Х. Они все стали пить самогон и дальнейшее, а также как и кто его бил он не помнит в силу опьянения, но помнит, что К. и К.Е. ссорились из-за дезодоранта, пропавшего у подруги К.

Из показаний свидетеля Ж. следует, что около 22 часов он стал искать брата К.С. и зайдя в квартиру К.Е., обнаружил лежащих в комнате на полу Д. и К.Е., а К.С. лежал на диване, головы у всех потерпевших были в крови.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что в коридоре квартиры обнаружен лом со следами вещества бурого цвета, а в комнате на полу обнаружен труп К.Е.

Из показаний свидетеля К.А. следует, что его брат и Х. пришли к ним домой около 18 - 19 часов, оба были сильно пьяны и когда брат сел на стул, на котором лежала постиранная белая скатерть, то он испачкал ее кровью, после чего, снял брюки и положил их в тазик.

Из показаний свидетеля К. следует, что сестра К. стала ругаться на последнего, говоря, что он испачкал брюки кровью. Также К. снял кроссовки и сжег их в печи.

По заключению судебно-биологической экспертизы на ломе и перчатках Х. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается за счет К.Е., К.С. и Х., на скатерти, а также на полене и занавеске, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Д. и К., но исключается за счет К.Е., К.С. и Х.

Из заключений судебно-медицинской экспертизы следует, что у всех потерпевших были обнаружены повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы. Данное повреждение возникло от действия тупого твердого предмета с ограниченной поверхностью воздействия, возможно, ломом, представленным на экспертизу, по степени тяжести квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Смерть К.Е. наступила от данной травмы, а также на трупе обнаружены повреждения в области лица и головы, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью, возникшие, возможно, от действия рук и ног.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы Х. психическим расстройством не страдает и не страдал им ранее. В период, относящийся к совершению инкриминируемых ему деяний, а также в настоящее время, у него не было также признаков какого-либо временного психического расстройства, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, поэтому, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В состоянии аффекта также не находился, о чем свидетельствует отсутствие аффектогенного характера ситуации, характерной для аффекта течения эмоциональной реакции, не выявляются трехфазная динамика психического состояния, признаки моторного автоматизма.

Данная экспертиза проведена с соблюдением процессуальных норм, специалистами, обладающими специальными познаниями, и оснований сомневаться в выводах экспертов у суда не имелось.

Таким образом, суд обоснованно положил в основу приговора показания К. и Х., данные ими в судебном заседании, поскольку, они подтверждаются совокупностью других исследованных по делу доказательств.

Вместе с тем, показания Х., данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого, где он пояснял о подстрекательстве со стороны К. и от которых в последующем на предварительном следствии он отказался, являются голословными и объективно не подтверждаются какими-либо доказательствами, при этом, в этих показаниях Х. также пояснял, что он и К. душили К.Е., но проведенной судебно-медицинской экспертизой на шее К.Е. не выявлено каких-либо повреждений, свидетельствующих об ее удушении.

При таких обстоятельствах, с учетом противоречивости показаний Х. и отсутствия доказательств, подтверждающих соучастие К. в убийстве и покушении на убийство потерпевших, несмотря на то, что в материалах дела имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя, суд, дав надлежащую оценку всем исследованным по делу доказательствам, обоснованно пришел к выводу о необходимости квалификации действий К. по ст. ст. 115 ч. 1, 116 ч. 1 УК РФ, а действий Х. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ и ст. 105 ч. 1 УК РФ. Оснований для иной квалификации действий осужденных не имеется.

Доводы Х. о совершении им преступлений в состоянии, когда он не отдавал отчета своим действиям в связи с оскорблениями со стороны потерпевших судом проверены и обоснованно признаны несостоятельными с учетом заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, подробных показаний Х. об обстоятельствах совершенных преступлений, и установлено, что действия Х. в отношении потерпевших были вызваны ссорой с ними и его сильной степенью алкогольного опьянения, т.е. мотивом совершения преступлений явились личные неприязненные отношения с потерпевшими.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено. Обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, также, в соответствии со ст. ст. 159, 121, 122 УПК РФ разрешено и ходатайство Х., заявленное им при ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, их явок с повинной, данных, характеризующих их личности. Согласно ст. 18 УК РФ, в действиях Х. имеется рецидив преступлений, поскольку, его судимости не погашены, что в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ признается отягчающим обстоятельством, в связи с чем, оснований для применения ст. 62 УК РФ при назначении наказания Х. не имелось. Нарушений требований ч. 3 ст. 69 УК РФ, о чем утверждается в жалобе Х., судом допущено не было.

Оснований для снижения наказания Х. не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тамбовского областного суда от 18 февраля 2005 года в отношении К. и Х. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"