||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 марта 2005 года

 

Дело N 72-о04-36

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Ермолаевой Т.А.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 марта 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных П., З., З-ной, Н., Ц. на приговор Читинского областного суда от 20 января 2004 года, которым П., <...>, не работал, судимый: в несовершеннолетнем возрасте 12 сентября 1991 года по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР и на основании ст. 40 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы; 6 мая 1996 года по ст. 121 УК РФ и на основании ст. 41 УК РСФСР к 6 годам 6 месяцам и 17 дням лишения свободы, был освобожден после отбытия наказания 17 мая 2002 года. При установлении в действиях наличия рецидива, с учетом требований ст. 68 ч. 2 УК РФ осужден: по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы без штрафа; по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 (шести) месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 13 июня 2003 года.

З., <...>, не работала, не имела определенного места жительства, судимая 20 октября 1999 года по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, была освобождена 27 сентября 2000 года на основании постановления "Об амнистии" от 26 мая 2000 года, осуждена: по п. п. "в", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 двенадцати годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к шести месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

З-на, <...>, не работала, судимая 24 марта 2003 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, осуждена: по п. п. "в", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 (одному) году и 6 (шести) месяцам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к четырем годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение З-ной по приговору Железнодорожного районного суда г. Читы от 24 марта 2003 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору Железнодорожного районного суда г. Читы от 24 марта 2003 года она осуждена к 5 (пяти) годам лишения свободы в воспитательной колонии, с исчислением срока наказания с 13 июня 2003 года.

Н., <...>, не работал, судимый 23 июня 2000 года по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, осужден: по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 (шести) месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы; по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 (двум) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказания назначить к 5 (пяти) годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение Н. по приговору Могойтуйского районного суда Агинского Бурятского автономного округа от 23 июня 2003 года отменено, и на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору Могойтуйского районного суда Агинского Бурятского автономного округа от 23 июня 2003 года он осужден к 6 (шести) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания с 13 июня 2003 г.

Этим же приговором:

Ц., <...>, не работала, несудимая, осуждена по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком два года с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного и являться в данный орган для регистрации, а также трудоустройства.

Мера пресечения - содержание под стражей - Ц. изменена на подписку о невыезде, и она освобождена из-под стражи в зале суда. Срок содержания под стражей с 13 июня 2003 года по 20 января 2004 года зачтен в срок отбытия наказания.

Приговор в отношении Ц. в кассационном порядке не обжалован.

П. осужден за умышленное убийство Ч., 1935 года рождения, с целью скрытия другого преступления и за разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище. Кроме того, он признан виновным в открытом хищении чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, и за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога.

З. и З-на признаны виновными в умышленном убийстве Б., 1915 года рождения, заведомо для них находящейся в беспомощном состоянии, совершенном группой лиц, с целью скрыть другое преступления, в открытом хищении чужого имущества, в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, совершенном путем поджога. З., кроме того, осуждена за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Н. осужден за открытое хищение чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, за открытое хищение чужого имущества и за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Преступления совершены 12 июня 2003 года в г. Чите при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных З., Н., П., З-ной по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей, что приговор подлежит изменению с уточнением вводной части приговора указания о предыдущей судимости П. по приговору от 12 сентября 1991 года, в соответствии с приговором, со ст. 89 ч. 3 на ст. 89 ч. 4 УК РСФСР и исключением из приговора указания о судимости Н. по приговору от 23 июня 2000 года по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, с исключением из приговора указаний об отмене условного осуждения Н. и о назначении ему наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, в остальной части просившей об оставлении приговора без изменения, кассационных жалоб - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах основных и дополнительных: П. просит об отмене приговора. Он полагает необоснованным его осуждение по ст. 162 ч. 2 УК РФ, ссылаясь на отсутствие заявления потерпевшего. Считает, что в деле не содержится доказательств, подтверждающих применение какого-либо насилия с целью завладения чужим имуществом. Он утверждает, что телевизор был взят с согласия потерпевшего. По его мнению, судом необоснованно признаны доказательством его вины его показания, данные им первоначально под воздействием противозаконных мер. В жалобе П. указывает, что в убийстве потерпевшего он признал себя виновным частично. Утверждает, что указанное преступление было совершено на почве личной неприязни во время ссоры в связи, наличием у него заболевания в форме психопатии. Не обоснованным П. считает и его осуждение по ст. 161 ч. 2 УК РФ, поскольку в совершении указанного преступления он участия не принимал.

Н., выражая свое несогласие с приговором, считает, что в деле не содержится доказательств в совершении им преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. "г" и ст. 167 ч. 2 УК РФ. Он также полагает, что судом необоснованно признаны доказательством его вины его первичные показания, добытые с нарушением уголовно-процессуального закона под психическим воздействием. Н. утверждает, что ему не был известен умысел на совершение поджога, он сам участия в этом не принимал и обстоятельства совершения этого преступления ему не известны. Он считает, что суд проигнорировал содержащиеся в деле обстоятельства, смягчающие его ответственность и оправдывающие его. В жалобах указывается, что в деле не содержится доказательств, подтверждающих наличие между осужденными сговора на совершение разбойного нападения и на совершение указанного преступления группой лиц.

З. считает, что выводы суда о ее виновности в совершении преступлений, предусмотренных ст. 139 ч. 1 УК РФ и ст. 167 ч. 2 УК РФ противоречат фактическим обстоятельствам дела, свидетельствующим о том, что в дом потерпевшего она пришла по приглашению. Она считает, что к выводу о ее виновности в поджоге суд пришел при отсутствии каких-либо данных или доказательств о ее участии в этом преступлении.

З-на выражает свое полное несогласие с осуждением ее по ст. 105 ч. 2 УК РФ. Она утверждает, что несколько ударов Б. нанесла З., а окончательный удар был нанесен П. Доказательств ее причастности к указанному преступлению, она считает, в деле не содержится. З-на просит учесть, что в период расследования она оговорила себя из солидарности с З. Кроме того, З-на просит о смягчении ей наказания с учетом ее несовершеннолетнего возраста и осознания ею своей вины.

В возражениях на кассационные жалобы:

П. и З. считают необоснованной жалобу З-ной в части, касающейся уличения их в преступлении.

Н. считает необоснованной жалобу З., которая, согласно ее утверждению, оговорила ее в совершении преступления.

Государственный обвинитель Сухопарова С.А. просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, полагая, что материалами дела вина осужденных подтверждена, действия их квалифицированы правильно, наказание назначено соразмерно тяжести совершенного ими преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия считает, что они противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, которые были правильно оценены судом в их совокупности.

К выводу о доказанности вины П. и Н. в совершении хищения телевизора у Ч., о доказанности вины П. в умышленном убийстве Ч. суд пришел на основании полно приведенных в приговоре показаний самих осужденных, данных ими в период расследования дела во время допросов их в присутствии адвоката, на основании первоначальных показаниями осужденной З., которой об обстоятельствах преступления стало известно со слов П. и Н.

Из показаний П., данных им в период расследования дела, усматривается, что Н. предложил ему украсть телевизор, и по указанному им адресу они пришли в квартиру Ч. и Б. Он, П., завел в ванную комнату Ч. и нанес ему по голове два удара металлическим ковшом. Из квартиры он взял два телефона, магнитофон и телевизор, но их задержали работники милиции и в ОВД им велели принести документы на телевизор. Поэтому они вернулись в квартиру потерпевших, имея намерение уговорить "стариков". В том случае, если стариков не удастся уговорить, он сказал З. о том, что старика "уберет" он, а она должна "убрать" старуху. С целью убийства потерпевших он взял из дома нож. В дом потерпевших они с Н. проникли через балкон, разбив стекло, после этого они открыли входную дверь З. После того, как он понял, что с Ч. ему не удастся договориться, он, опасаясь ответственности за грабеж, ударил Ч. ножом в шею. Потом он передал нож З., и последняя нанесла этим ножом удар Б. Н., З-на и Ц. в это время собирали вещи. Потом они уничтожали следы своего пребывания в доме потерпевших. Во время проверки показаний на месте происшествия, П. показывал, что "Н. предложил поджечь квартиру".

З. давала аналогичные показания об обстоятельствах убийства Ч., но при этом, признавая свою причастность к убийству Б., З. утверждала, что П. также нанес удар ножом Б.

Н. признавал, что он предложил украсть телевизор и указал адрес потерпевших. Подтвердил, что во время завладения имуществом потерпевших (телевизором) П. наносил Ч. удары металлическим ковшом по голове, затем он, Н., удерживал потерпевшего в ванной комнате. После того как их задержали работники милиции, а затем отпустили, предложив принести им документы на телевизор, они вернулись к месту происшествия. Так как им дверь не открыли, он с П. проникли в квартиру через балкон, разбив стекло, а затем впустили в квартиру З.

З-на также уличала П. в убийстве Ч., признавала свою причастность к убийству Б. и уличала в убийстве Б. З.

Указанные показания обоснованно были признаны судом достоверными, поскольку они нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела, в том числе в заключении судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшего и о причине его смерти.

Об умысле П. на убийство Ч. свидетельствует сам характер его действий, орудие преступления, характер и локализация телесных повреждений у потерпевшего, а также его последующие действия, связанные с сокрытием следов преступления.

Первоначальными, приведенными в приговоре показаниями осужденных, получившими правильную оценку суда в совокупности с другими доказательствами по делу, подтверждена вина З. и З-ной в умышленном убийстве группой лиц Б., заведомо для них находящейся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление, в открытом хищении чужого имущества, их же и Н. в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, совершенном путем поджога, а З. и в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица.

Поскольку осужденные изменили свои показания, судом были проверены все объяснения, приводимые ими в свою защиту. Проанализировав все собранные по делу доказательства, суд признал достоверными те показания осужденных, которые были объективно подтверждены другими материалами дела, и мотивировал свои выводы в приговоре.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался в приговоре на показания потерпевшего П-ва и свидетелей К., Л., П.Н., И., на протоколы осмотра места происшествия, на выводы судебно-медицинских экспертиз о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине их смерти, на заключение криминалистической экспертизы, на выводы судебно-биологической экспертизы, на заключение пожарно-технической экспертизы, на протоколы обнаружения и осмотра вещественных доказательств, в том числе орудия преступления - ножа, обнаруженного в том месте, на которое указал Н.

Согласившись с выводами суда о доказанности вины осужденных и признавая правильной квалификацию преступных действий каждого из них, Судебная коллегия считает, что каждому из осужденных наказание назначено с учетом тяжести совершенных ими преступлений, данных, характеризующих их личность и обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание. Оснований для признания приговора в этой части необоснованным у Судебной коллегии не имеется.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что в отношении П. вводную часть приговора необходимо уточнить, а в отношении Н. - изменить по следующим основаниям.

Из дела видно, что П. ранее был судим 12 сентября 1991 года по ст. 89 ч. 4 УК РСФСР, вопреки этому суд во вводной части приговора ошибочно указал, что П. был осужден по ч. 3 ст. 89 УК РФ.

Н. был судим 23 июня 2000 года по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ за незаконное изготовление без цели сбыта гашишного масла массой 0,3 грамма к 6 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Согласно ст. 228 ч. 1 УК РФ, вступившей в действие 12 мая 2004 года, уголовная ответственность за изготовление наркотического средства наступает в случае совершения данного деяния в крупном размере. Согласно установленному Правительством РФ перечню размер средней разовой дозы гашишного масла составляет 0,1 г, а крупный размер в соответствии с примечанием 1 к ст. 228 УК РФ составляет 1 грамм. Таким образом, совершенное Н. деяние подлежит декриминализации. С учетом изложенного Н. следует признать несудимым.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Читинского областного суда от 20 января 2004 года в отношении П. и Н. изменить.

Уточнить вводную часть приговора в отношении П., с указанием, что он ранее был судим 12 сентября 1991 года не по ч. 3 ст. 89 УК РСФСР, а по ч. 4 ст. 89 УК РСФСР.

Исключить из вводной и описательно-мотивировочной части приговора указание о судимости Н. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, об отмене условного осуждения Н. на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ и о назначении ему наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ. Считать Н. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 2 п. "г", 139 ч. 1, 167 ч. 2 УК РФ к 5 (пяти) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

В остальной части приговор в отношении П., Н., З., З-ной оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"