||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2005 года

 

Дело N 6-073/03

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                   генерал-майора юстиции

                                                     Хомчика В.В.,

    судей                                   генерал-майора юстиции

                                                     Коронца А.Н.,

                                            генерал-майора юстиции

                                                     Шалякина А.С.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 29 марта 2005 года кассационное представление государственных обвинителей - старшего помощника военного прокурора ПУрВО полковника юстиции Хазиахметова В.Б. и военного прокурора отдела военной прокуратуры ПУрВО майора юстиции Сомова Д.В. на приговор Уральского окружного военного суда от 10 августа 2004 года, которым осуждены военнослужащий войсковой части 3469 подполковник Б., <...>, ранее не судимый, проходящий военную службу в качестве офицера с июля 1974 года, по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), на основании которой ему назначено наказание:

- по эпизоду N 3 - лишение права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 3 года;

- по эпизоду N 18 - штраф в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Окончательное наказание Б. назначено в виде штрафа в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда и лишения права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 3 года;

военнослужащая войсковой части 3256 младший лейтенант Л., <...>, ранее не судимая, проходящая военную службу в качестве офицера с декабря 2000 года, по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), на основании которой ей назначено наказание:

- по каждому из преступлений эпизода N 8 - штраф в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда;

- по эпизодам N 9 и N 10 - лишение права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 1 год.

Окончательное наказание Л. назначено в виде штрафа в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда и лишения права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 1 год.

В соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" Л. от отбывания назначенного наказания освобождена;

военнослужащий войсковой части 3275 капитан Ш., <...>, несудимый, проходящий военную службу в качестве офицера с июня 1994 года, по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) и ч. 3 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), на основании которых ему назначено наказание:

- по эпизодам N 1, N 2, N 4, N 5, N 6, N 7, N 11, N 16 по каждому преступлению эпизодов N 12, N 14 - в виде штрафа в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда;

- по эпизоду N 15 - в виде лишения свободы на 3 года;

- по эпизодам N 13, N 17 - лишение права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 3 года.

Окончательное наказание Ш. назначено в виде 3 лет лишения свободы, штрафа в размере одной тысячи минимальных размеров оплаты труда и лишения права занимать должности на государственной и воинской службе, в органах местного самоуправления, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, с обслуживанием материальных ценностей, а также заниматься указанной деятельностью на профессиональной основе на 3 года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ суд постановил лишение свободы Ш. считать условным с испытательным сроком в 2 года.

Судом оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных:

Б. - п. "в" ч. 4 ст. 290 и ч. 1 ст. 286 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

Б. и Л. - ч. 1 ст. 285, ст. 292, ч. 1 ст. 325 УК РФ за непричастностью, а по ч. 1 ст. 285 - за отсутствием в их действиях состава преступления;

Б., Л., Ш., а также М. и С. - ч. 1 ст. 286; п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 159; п. п. "б", "в", ч. 2 ст. 159 УК РФ, а С. и М. еще и по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ за непричастностью;

Ш. - ч. 1 ст. 286; п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

Б., С. и М. - п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ за непричастностью.

Суд также признал право С. и М. на реабилитацию и разъяснил им порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Хомчика В.В. и мнение старшего прокурора отдела Главной военной прокуратуры Бойко С.И., полагавшего кассационное представление удовлетворить, приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства, Военная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору Б., Л. и Ш. признаны виновными в хищении чужого имущества, вверенного им, с использованием своего служебного положения, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), а Ш. еще и в таком же хищении в крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ).

Б. проходил службу в должности начальника финансовой службы войсковой части 3469, а с 27 января 2000 г. - помощника командира этой же части по финансово-экономической работе - начальника финансовой службы (главного бухгалтера).

В нижестоящих в порядке подчиненности воинских частях проходили службу:

Л. - с 1999 года являлась помощником начальника финансовой службы (казначея) войсковой части 3256, а с 23 декабря 1999 г. - заместителем начальника финансовой службы части - заместителем главного бухгалтера и фактически временно исполняла обязанности начальника финансовой службы части;

Ш. - до 13 апреля 2000 г. в должности помощника командира войсковой части 3474 по финансово-экономической работе - начальника финансовой службы (главного бухгалтера), а с 13 апреля 2000 г. - помощника командира войсковой части 3275 по финансово-экономической работе - начальника финансовой службы (главного бухгалтера).

Как видно из приговора, указанные преступления ими совершены при следующих обстоятельствах.

В октябре - ноябре 1999 г. Б. принял кассу финансовой службы войсковой части 3469 у казначея С.Г. в связи с уходом ее в отпуск.

В начале ноября в финансовую службу поступили документы для производства расчетов с увольняемыми с военной службы офицерами П. и У. Приказом командира части предписывалось выплатить П. единовременное пособие в размере 5826 руб. 10 коп., У. единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение должностных обязанностей в сумме 3545 руб. 11 коп. и единовременное пособие - 105708 руб. 66 коп.

Составляя раздаточную ведомость, вопреки приказу командира части, Б. начислил П. единовременное пособие в сумме 17478 руб. 30 коп., У. единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение должностных обязанностей в сумме 4370 руб. 11 коп. и единовременное пособие в сумме 127076 руб. 40 коп. Указанные суммы Б. внес в раздаточную ведомость N 332 за октябрь - ноябрь 1999 г. Таким образом, Б. увеличил причитающиеся к выплате денежные средства П. и У. на 33844 руб. 94 коп., но эту сумму офицерам не выплатил, а присвоил (эпизод N 3).

В декабре 2000 г. С. на средства войсковой части 3469 были приобретены компьютеры.

Один из этих компьютеров марки "Пентиум-3" с монитором, клавиатурой, манипулятором типа "мышь", блоком бесперебойного питания, общей стоимостью 40662 руб. 50 коп., был передан в войсковую часть 3469.

Б. указанный компьютер по учетным данным в части оприходован не был, а присвоен (эпизод N 18).

В ноябре 1999 года Л. находилась в служебной командировке в г. Екатеринбурге.

6 января 2000 г. Л., используя командировочное удостоверение N 733 от 15 ноября 1999 г. и фиктивно изготовленный бланк счета N 2-3849 о проживании в гостинице "Большой Урал" г. Екатеринбурга за период с 15 по 19 ноября 1999 г., похитила из кассы финансовой службы 810 руб. 60 коп., оформив получение по раздаточной ведомости N 63 под видом возмещения командировочных расходов за проживание. Фактически Л. в указанной гостинице не проживала.

В марте 2000 г. Л., используя командировочное удостоверение без номера от 14 марта 2000 г., без предоставления оправдательных документов, подтверждающих фактическое проживание в гостинице в период нахождения в командировке, похитила из кассы финансовой службы 483 руб., оформив получение по раздаточной ведомости N 265 под видом возмещения командировочных расходов за проживание.

В апреле 2000 г. Л. с использованием командировочного удостоверения N 273 от 10 апреля 2000 г. изготовила фиктивный бланк счета N 01696 о проживании с 11 по 13 апреля 2000 г. в гостинице комбината "Электрохимприбор" в г. Екатеринбурге и похитила из кассы финансовой службы 529 руб. 20 коп., оформив получение по раздаточной ведомости N 361 под видом возмещения командировочных расходов (эпизод N 8).

В марте 2000 г. Л., не имея распоряжения командира части на использование бюджетных средств, без оформления расходно-кассовых документов и проведения по бухгалтерскому учету, самовольно изъяла из кассы финансовой службы наличные деньги в сумме 8500 руб. и распорядилась ими.

В начале декабря 2000 г. Л. с целью документального подтверждения изъятия денежных средств списала указанную сумму на дополнительные денежные выплаты за участие в боевых действиях офицера Л.Э., оформив пять фиктивных расходно-кассовых ордеров на общую сумму 94536 руб. 17 коп., куда включила и 8500 руб. (эпизод N 9).

23 мая 2000 г. Л. выписала расходный кассовый ордер N 533 о выдаче бухгалтеру Л.Т. беспроцентной ссуды в размере 9244 руб. 80 коп., открыв лицевой счет на имя последней по книге учета выдачи беспроцентных ссуд. При этом приказа командира части о выплате Л.Т. ссуды не издавалось и права на ее получение последняя не имела.

Указанными денежными средствами Л. распорядилась по своему усмотрению.

Ш., находясь в отпуске в г. Тольятти, 9 и 14 августа 1999 г. в магазине ЗАО "СО-Плюс" приобрел для личного использования соответственно процессор за 6356 руб. и компьютерные комплектующие на 7000 руб.

20 августа 1999 г., по прибытию к месту службы, Ш. с целью возмещения личных расходов за счет средств воинской части оформил на свое имя авансовый отчет без номера от 28 августа 1999 г. на 13356 руб., после чего получил из кассы финансовой службы указанную сумму. С целью сокрытия этого Ш. 30 августа 1999 г., используя товарно-кассовые чеки магазина, путем компьютерного набора и распечатывания на принтере изготовил фиктивные акты на получение и установку технических материальных ценностей, которые по учету в части оприходованы не были и для нужд воинской части не использовались. При этом Ш. подделал подпись председателя комиссии лейтенанта Ш.И. и, введя в заблуждение члена комиссии майора Ш.О., убедил последнего подписать составленные акты (эпизод N 1).

27 сентября 1999 г. Ш. приобрел для личного пользования в магазине "Эльдорадо" г. Екатеринбурга электрочайник - "Сименс" стоимостью 1169 руб.

Оформив авансовый отчет от 27 сентября 1999 г. N 643, Ш. получил указанные денежные средства в кассе войсковой части 3474.

Чайник Ш. по учетным данным в части не оприходовал (эпизод N 2). 26 сентября 1999 г. при увольнении подполковника К.О. в связи с организационно-штатными мероприятиями Ш. была допущена переплата в сумме 6531 руб. 75 коп. из-за неправильного подсчета выслуги лет при начислении выходного пособия.

О данном факте Ш. в январе 2000 г. сообщил Б. и 12 января получил деньги в сумме 6531 руб. из кассы войсковой части 3469 по расходно-кассовому ордеру N 9 под видом финансирования войсковой части 3474 по коду экономической классификации 110180.

Указанные денежные средства Ш. по приходно-кассовому ордеру N 4 внес в кассу от имени К.О., как возмещение переплаты с отнесением на внебюджетные средства.

В конце января 2000 г. Ш. встретился с К.О. и, сообщив ему о переплате, потребовал вернуть деньги, что тот и сделал, передав 6531 руб. по приходному кассовому ордеру N 4. Указанные денежные средства Ш. не оприходовал, а присвоил (эпизод N 4).

29 января 2000 г. Ш. в целях возмещения личных расходов за счет средств войсковой части 3474 оформил на свое имя авансовый отчет N 60 от 29 января 2000 г. на 1665 руб. 40 коп. В качестве оправдательных документов он приложил товарно-кассовые чеки на приобретение электрочайника "Тефаль" стоимостью 600 руб., канцелярских товаров на 455 руб. 40 коп., а также товарно-кассовые чеки на приобретение 10 ножниц на 610 руб., которые заполнил собственноручно.

По указанному авансовому отчету он получил названную сумму, которую присвоил, а произведенные расходы списал на нужды части (эпизод N 5).

1 февраля 2000 г. по приказу командира войсковой части 3474 N 31 Ш. был привлечен к материальной ответственности по итогам ревизии на 1380 руб. Не желая возмещать указанный ущерб за счет личных средств, Ш. 24 февраля 2000 г. получил в кассе войсковой части 3469 наличными 1000 руб. по расходно-кассовому ордеру N 54, под видом финансирования войсковой части 3474 по коду экономической классификации 110380 без документального обоснования, сверх реальной потребности.

Указанную сумму Ш. в тот же день внес по приходно-кассовому ордеру N 69 в кассу войсковой части 3474 от своего имени в качестве возмещения причиненного государству материального ущерба (эпизод N 6).

21 сентября 1999 г. при увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями офицера Н.А. ему был ошибочно произведен подсчет выслуги лет в сторону увеличения срока выслуги. В связи с этим по раздаточной ведомости N 602 Н.А. выходное пособие выплачено в большем размере, чем причиталось, на 5826 руб. 10 коп.

Обнаружив данный факт, Ш. обратился к Н.А. с предложением возвратить сумму переплаты, что тот и сделал, передав Ш. в апреле 2000 г. 2 тыс. руб. Эти деньги Ш. в кассу не внес, а присвоил (эпизод N 7).

21 июля 2000 г. Ш. оформил авансовый отчет от 21 июля 2000 г. N 579 на свое имя и получил по нему из кассы финансовой службы 1109 руб., приложив в качестве оправдания товарный и кассовый чеки магазина "Эльдорадо" г. Екатеринбурга на приобретение электрочайника "Сименс", стоимостью 1109 руб. 20 коп. При этом указанный электрочайник по учету части оприходован не был, а Ш. распорядился им по своему усмотрению (эпизод N 11).

В августе 2000 г. - январе 2001 г. Ш. несколько раз находился в служебных командировках в войсковой части 3469 г. Екатеринбурга.

Посредством компьютерного набора и распечатывания на принтере Ш. изготовил на свое имя фиктивные счета о проживании в гостинице "Свердловск" г. Екатеринбурга. При этом в указанной гостинице Ш. не проживал, а вечером каждого дня командировки возвращался домой на личной автомашине.

Указанные счета Ш. приложил к раздаточным ведомостям на выплату командировочных расходов и получил по ним деньги.

Случаи получения денег имели место по ведомости N 663 за август 2000 г. - 900 руб., по ведомости N 685 от 13 сентября 2000 г. - 900 руб., по ведомости без номера за сентябрь 2000 г. - 900 руб., по ведомости N 895 от 8 ноября 2000 г. - 1800 руб., по ведомости N 1170 от 13 ноября 2000 г. - 1200 руб., по ведомости N 1171 от 1 декабря 2000 г. - 2200 и 600 руб., по ведомости N 1184 от 12 декабря 2000 г. 1200 руб., по ведомости N 1278 за декабрь 2000 г. - 1200 руб. по ведомости N 95 от 7 февраля 2001 г. - 900 руб. (эпизод N 12).

С 29 февраля по 15 апреля 2000 г. Ш. находился в служебной командировке, за которую ему причиталась дополнительная денежная выплата за участие в проведении контртеррористической операции в составе Объединенной группировки войск (сил) на территории Северо-Кавказского региона.

Указанную денежную выплату Ш. получил 21 апреля 2000 г. из кассы войсковой части 3474.

В начале августа 2000 г. Ш. по прибытии к новому месту службы в войсковую часть 3275, используя второй экземпляр справки о выполнении им служебно-боевых задач на Северном Кавказе, повторно незаконно начислил себе дополнительную денежную выплату в размере 46654 руб. 80 коп., которую получил по расходно-кассовому ордеру N 604 от 2 августа 2000 г. (эпизод N 13).

20 апреля 2000 г. Ш. по раздаточной ведомости N 257 в войсковой части 3474 получил причитающуюся материальную помощь за 2000 год в размере двух окладов денежного содержания в сумме 2342 руб.

После перевода для прохождения службы в войсковую часть 3275 Ш. внес в свой денежный аттестат от 31 июля 2000 г. N 159 заведомо ложные сведения о том, что он имеет право на получение ежегодной материальной помощи и расписался за начальника финансовой службы войсковой части 3474 старшего лейтенанта А.А. Для сокрытия данного факта подтверждение к денежному аттестату в войсковую часть 3275 Ш. направлено не было.

30 августа 2000 г. Ш. по раздаточной ведомости N 666 начислил и повторно получил из кассы вверенной финансовой службы материальную помощь за 2000 год в размере двух окладов денежного содержания в сумме 2378 руб.

28 декабря 2000 г. Ш. по раздаточной ведомости N 1289 вновь начислил и в третий раз получил из кассы финансовой службы материальную помощь за 2000 год в размере двух окладов денежного содержания в сумме 2853 руб. 60 коп. При этом приказ по части о выплате материальной помощи также не издавался (эпизод N 14).

С 19 по 28 сентября 2000 г. в связи с болезнью казначея Ш. принял кассу войсковой части 3275. 21 и 22 сентября 2000 г. Ш. произвел фиктивное списание по кассовой книге N 145 за 2000 г. денежных средств в общей сумме 760631 руб. 55 коп. на расходы в виде дополнительных денежных выплат за выполнение служебно-боевых задач в Чеченской Республике.

При этом Ш. в соответствии с записями в кассовой книге изготовил в качестве официальных оправдательных документов три фиктивные раздаточные ведомости на суммы 308000 руб., 427000 руб. и 25631 руб. 55 коп., внеся в них заведомо ложные сведения, указав фамилии бывших военнослужащих части 3275 Д., Г.Р., К.А., Б.В., Е., Г.М., Б.А., Л.А., не находившихся в Чеченской Республике и не имевших права на получение дополнительных выплат, подделав подписи после них в получении денежных средств, а также подписи командира части.

К названным ведомостям Ш. приложил в качестве оправдательных документов фиктивные справки о нахождении указанных военнослужащих в Чеченской Республике и участии их в боевых действиях.

Указанными денежными средствами Ш. распорядился по своему усмотрению (эпизод N 15).

31 октября 2000 г. Ш. оформил на свою фамилию авансовый отчет без номера, по которому получил из кассы финансовой службы 1377 руб., приложив в качестве оправдания произведенных расходов товарно-кассовые чеки на приобретение электрочайника "Филипс" и струйного принтера "Дескджет-610 С".

При этом указанные ценности по учету в части оприходованы не были и для нужд части не использовались, а Ш. распорядился ими но своему усмотрению (эпизод N 16).

В декабре 2000 г. по распоряжению Б. было выделено 60000 руб. для финансирования войсковой части 3275.

Указанные денежные средства получены Ш. из кассы войсковой части 3469 по расходно-кассовому ордеру от 28 декабря 2000 г. N 517.

Ш. полученные деньги в сумме 60000 руб. по учету в финансовой службе не оприходовал, а распорядился ими по своему усмотрению.

С целью сокрытия Ш. в январе 2000 г. изготовил и представил в финансовую службу войсковой части 3469 фиктивную квитанцию к приходно-кассовому ордеру N 207 от 31 декабря 2000 г. об оприходовании 60000 руб. по учету войсковой части 3275, подделав подпись казначея К.Л. о принятии денег.

Кроме того, в годовом бухгалтерском отчете войсковой части 3275 за 2000 год, являющемся официальным документом, путем внесения заведомо ложных сведений, он умышленно завысил общую сумму поступившего финансирования, с учетом похищенных 60000 руб., бездокументально увеличив расходы по коду экономической классификации 110123 сметы войск МВД России (эпизод N 17).

Таким образом, судом признано доказанным хищение указанного чужого имущества:

Б.:

- по эпизоду N 3 - на 33844 руб. 94 коп.;

- по эпизоду N 18 - на 40662 руб. 50 коп.

Всего этим осужденным похищено на общую сумму 74507 руб. 44 коп.

Л.:

- по эпизоду N 8 - три хищения (на 810 руб. 60 коп., 483 руб. и 529 руб. 20 коп., а всего по эпизоду на 1822 руб. 80 коп.);

- по эпизоду N 9 - на 8500 руб.;

- по эпизоду N 10 - на 9244 руб. 80 коп.

Всего этой осужденной похищено на общую сумму 19567 руб. 60 коп.

Ш.:

- по эпизоду N 1 - на 13356 руб.;

- по эпизоду N 2 - на 1169 руб.;

- по эпизоду N 4 - на 6531 руб.;

- по эпизоду N 5 - на 1665 руб. 40 коп.;

- по эпизоду N 6 - на 1000 руб.;

- по эпизоду N 7 - на 2000 руб.;

- по эпизод) N 11 - на 1109 руб. 20 коп.;

- по эпизоду N 12 - девять хищений (четырежды на 900 руб., трижды на 1200 руб., на 1800 руб., на 2800 руб., а всего по эпизоду на 11800 руб.);

- по эпизоду N 13 - на 46654 руб. 80 коп.;

- по эпизоду N 14 - два хищения (на 2378 руб. и на 2853 руб. 60 коп.);

- по эпизоду N 15 - на 760631 руб. 55 коп.;

- по эпизоду N 16 - на 3377 руб.;

- по эпизоду N 17 - на 60000 руб.

Всего этим осужденным похищено на общую сумму 914525 руб. 55 коп. Таким образом, Б., Л. и Ш. государству причинен ущерб на сумму 1008600 руб. 59 коп.

В кассационном представлении государственные обвинители указывают, что данный приговор является незаконным и подлежит отмене, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности оправданных, на правильность применения уголовного закона (ст. 380 УПК РФ). Судом при постановлении приговора также допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства повлияли на постановление незаконного, необоснованного и несправедливого приговора (ст. 381 УПК РФ). Кроме того, судом неправильно применен уголовный закон (ст. 382 УПК РФ). Помимо этого, приговор суда является несправедливым, так как назначенное наказание не соответствует тяжести преступлений и личности осужденных (ст. 383 УПК РФ).

Ведя речь о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, государственные обвинители в кассационном представлении указывают на то, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В частности, в судебном заседании, по их мнению, установлено, что в декабре 2000 года С. на средства, переданные из войсковой части 3469, закупил четыре компьютера, один из которых передал Б. Получив компьютер, Б. его похитил. Суд посчитал, что С. допустил нарушение финансовой дисциплины, выразившееся в бездокументальной передаче из одной воинской части в другую материальных ценностей, что является дисциплинарным проступком и не образует какого-либо состава преступления (листы приговора 36 - 39).

В то же время, судом не дана оценка тому, что по указанию Б. С. умышленно подделал документы, свидетельствовавшие о покупке якобы двух компьютеров по цене четырех, то есть скрыл от документального учета два компьютера, сознавая, что своими действиями создал реальную предпосылку к хищению.

По некоторым эпизодам, указывается далее в кассационном представлении, суд необоснованно отверг показания свидетелей З., а также родственников Ш. и Л., изобличающие Б., С. и М., на том основании, что их показания являются производными от показаний Ш.

При оправдании Б. по некоторым эпизодам преступной деятельности (совместные хищения Б. и Ш. 760631 руб. 55 коп., 46654 руб. 80 коп., вымогательство взятки у Б., хищение Б. и Л. 50000 руб. в пользу Б. и другие эпизоды) судом не дана оценка явок с повинной Ш. и Л., исследованных в судебном заседании, которые также являются доказательствами по уголовному делу.

Данные доказательства, по мнению государственных обвинителей по делу, должны были рассматриваться в совокупности с другими доказательствами.

Кроме того, по эпизоду хищения М., Ш. и Б. 12040 рублей - аванса якобы на командировочные расходы (листы приговора 57 - 58) судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетеля К.Л., согласно которым, в начале декабря 2000 г. в кассе войсковой части 3275 в присутствии М. Ш. передал ей заполненную раздаточную ведомость и дал указание выплатить М. 12040 руб. в качестве возмещения командировочных расходов, т.е. списать эту сумму, а не оформлять в качестве выдачи аванса. На ее вопрос, относить ли сумму по М. в подотчет, как того требуют нормативные документы, с последующей высылкой авизо-уведомления, Ш. в присутствии М. сказал, что в подотчет последнему 12040 руб. ставить не надо, а указанную сумму следует списать на расходы по содержанию войсковой части 3275. Ш. при том уточнил, что М. получит еще и возмещение командировочных расходов по месту службы. Каких-либо оправдательных документов М. не представил. Авизо-уведомление об удержании с М. денег в войсковую часть 3469 не высылалось.

В приговоре не дана также оценка тому факту, что возмещение ущерба в указанной сумме со стороны М. имело место только в ходе проведения прокурорской проверки, по результатам которой было возбуждено настоящее уголовное дело.

По эпизоду хищения трех электрочайников (листы приговора 4 - 5) Ш. признан виновным в хищении только одного чайника, а хищение двух чайников из его обвинения суд исключил. Государственные обвинители в кассационном представлении утверждают, что на основании оценки приведенных в приговоре доказательств, в том числе восприятия и осознания Ш. своих действий, как незаконных, суд должен был прийти к выводу и о хищении им еще двух электрочайников в пользу третьих лиц.

Суд также, по мнению государственных обвинителей, необоснованно оправдал Б. и Л. по эпизоду уничтожения финансовых документов (листы приговора 58 - 60). Совершение подсудимыми указанного преступления нашло свое полное подтверждение в судебном заседании. То обстоятельство, что в ходе предварительного следствия не проводилось сверки фактического наличия в воинской части финансовых документов с реестром документов, подлежащих хранению, а также то, что не было обнаружено следов сожжения документов, не может являться основанием для оправдания по данному эпизоду Б. и Л., поскольку их причастность к совершению данного преступления подтверждается, помимо признательных показаний Л., совокупностью других доказательств, которые отражены в приговоре.

Что касается эпизода совершения Б. служебного подлога по изделиям из циркония (листы приговора 40 - 42), то суд указал в приговоре, что подделка Б. приказа командира части о награждении ценными подарками не нашла своего подтверждения, поскольку каких-либо доказательств того органами предварительного следствия не установлено вообще. Однако суд в приговоре не привел и не оценил показания свидетелей С. и Н., согласно которым приказ о награждении ценными подарками подделан именно Б.

По эпизоду хищения Б. и Ш. в сентябре 1999 г. 6531 руб. 75 коп. (переплата К.О., листы приговора 9 - 11) суд, по утверждению авторов кассационного представления, не оценил в приговоре заключение экспертов, согласно которому Ш. в соответствии с Законом "О материальной ответственности военнослужащих" должен был быть привлечен к материальной ответственности, а Б., зная о переплате (о чем в суде показала свидетель Л.), мер к этому не принял. В связи с этим в данном случае в действиях Б. имеет место состав должностного преступления.

Давая оценку доказательствам по эпизоду хищения Б. и Ш. в январе 2001 г. 60000 рублей (листы приговора 33 - 36), суд сослался на показания Н., согласно которым последний разрешения Б. на передачу указанных денег в войсковую часть 3275 не давал. При этом в судебном заседании Б. показал, что передавал Ш. эту денежную сумму именно он, Б., в качестве финансирования войсковой части 3275. То обстоятельство, что Б., а не командир части распорядился денежными средствами, противоречит руководящим документам. Однако суд не дал оценки этому.

Далее авторы кассационного представления указали, что, рассматривая эпизод хищения М. и С. командировочных в сумме 5400 рублей (листы приговора 42 - 44), суд признал факт возмещения С. реальных расходов и обоих подсудимых оправдал. Однако судом не дана оценка действиям М., который подделывал счета на проживание С. в гостинице и получил за это от С. часть денег (приговором данные факты не опровергнуты). В связи с тем что сам М. каких-либо командировочных расходов в данном случае не понес, то, по мнению государственных обвинителей, оправдан он необоснованно.

В кассационном представлении также утверждается, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы, указанные в приговоре. Так, при определении роли и степени вины каждого из подсудимых судом не приняты во внимание и не получили надлежащей оценки положения руководящих документов, регламентирующих должностные обязанности и права финансовых работников в системе МВД РФ: Положения о финансовом хозяйстве воинской части МООП СССР, введенного в действие приказом МООП СССР от 24 мая 1968 г. N 350, Положения о войсковом хозяйстве ВВ МВД СССР", введенного в действие приказом МВД СССР от 2 февраля 1982 г. N 30; приказа МВД РФ от 25 августа 1997 г. N 560 "Об организации и осуществлении ведомственного финансового контроля в системе МВД России"; приказа МВД РФ от 7 июля 1998 г. N 415 "Об утверждении "Перечня документов, образующихся в деятельности внутренних войск МВД России, с указанием сроков хранения"; приказа МВД РФ от 5 сентября 1995 г. N 345, грубо нарушенных осужденными.

Выводы суда об отсутствии в действиях всех осужденных признаков составов должностных преступлений противоречат положениям указанных документов.

По мнению авторов кассационного представления, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности оправданных, на правильность применения уголовного закона.

Так, при оправдании Л. по эпизоду хищения 29450 рублей, начисленных майору Г. за выполнение служебно-боевых задач с 1 по 31 марта 2000 г. (листы приговора 55 - 57), суд положил в основу принятия решения отсутствие бесспорных доказательств, подтверждающих, кто именно незаконно распорядился указанными денежными средствами. Так, в судебном заседании Л. показала, что деньги для выдачи Г. она передала командиру части К. На предварительном следствии Л. неоднократно показывала, что деньги Г. выдала лично она. Противоречия в показаниях Л. объяснила тем, что она пожалела К., поскольку он сильно болел в это время. Свидетель К. в судебном заседании указанный факт отрицал.

В приговоре надлежащую (критическую) оценку изменениям показаний Л. суд не дал.

Судом, по утверждению государственных обвинителей, при постановлении приговора допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства и иным путем повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования (при наличии существенных противоречий между показаниями на предварительном следствии и показаниями, данными в суде).

В ходе допроса в судебном заседании ряд свидетелей, в частности К., Л., С. (т. 33, л.д. 29, т. 33, л.д. 32, т. 35, л.д. 57), показали, что не помнят обстоятельств, по которым они ранее допрашивались в ходе предварительного следствия. Стороной обвинения в связи с этим были заявлены ходатайства об оглашении показаний указанных свидетелей, данных на предварительном следствии. Однако суд устным определением в удовлетворении ходатайств отказал, необоснованно посчитав, что оснований для оглашения показаний не имеется.

Делая выводы о доказанности вины подсудимых, суд неправильно истолковал положение ч. 2 ст. 77 УПК РФ, согласно которой признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. По ошибочному мнению суда, это положение распространяется и на ситуацию, когда виновность конкретного подсудимого подтверждается показаниями других подсудимых. На основании этого суд отверг показания Ш. и Л., изобличающие Б., М. и С. по совместным эпизодам преступной деятельности (листы приговора 14 - 15, 18 - 20, 24 - 26, 33 - 36).

Как указано выше, судом по ряду эпизодов (совместные хищения Б. и Ш. 760631 руб. 55 коп. (листы приговора 27 - 33), 46654 руб. 80 коп. (листы приговора 24 - 26), вымогательство взятки у Б. (листы приговора 53 - 55), хищение Б. и Л. 50000 руб. в пользу Б. (листы приговора 42 - 44) и другие эпизоды) не приняты во внимание показания родственников подсудимых, ряда других свидетелей, не дана оценка иным доказательствам, в частности, явкам с повинной.

Указанные доказательства (показания Ш. и Л., изобличающие других подсудимых, свидетелей, косвенно подтверждающих виновность подсудимых, явки с повинной Ш. и Л.) оценивались судом раздельно, а не в совокупности без анализа соотносимости друг с другом.

Так, по эпизоду хищения Ш. и Б. "боевых" в сумме 46654 руб. 80 коп. (листы приговора 24 - 26) суд отметил, что следствием и государственным обвинением в обоснование вины Б. положены, помимо прочих доказательств, показания родственников Ш. Однако, анализируя исследованные доказательства по данному эпизоду, суд указал, что обвинение основано лишь на показаниях Ш. и не принял во внимание показания его родственников.

Аналогичная ситуация имеет место и по эпизоду хищения Ш. и Б. 760631 руб. 55 коп. (листы приговора 27 - 33). Кроме того, по указанному эпизоду судом должным образом не оценены показания свидетеля З. Суд в приговоре указал, что З. не знал о цели поездки и содержимом дипломата. Однако показания З. относительно передачи Ш. денег Б. согласуются с показаниями Ш., и его родственников, что в приговоре отражения не нашло.

Ходатайства государственных обвинителей об оглашении протоколов допросов ряда свидетелей в соответствии со ст. 281 УПК РФ, о вызове в судебное заседание экспертов, проводивших комплексную судебно-бухгалтерскую экспертизу, судом были необоснованно отклонены ст. 35, л.д. 56 - 57).

В ходе судебного заседания устным определением суда исключены из числа доказательств видеокассеты с записью протоколов допросов в качестве свидетелей Л. и С. (т. 35, л.д. 56). Основанием для принятия такого решения послужило то, что указанные видеокассеты после производства допросов указанных лиц были упакованы, опечатаны и скреплены только подписью следователя без участия понятых. С учетом того, что данные видеокассеты являлись приложением к протоколам допросов указанных лиц, присутствия понятых при проведении которых не требуется, такое решение суда является незаконным.

Указанные обстоятельства, по мнению авторов кассационного представления, являются нарушением принципа состязательности сторон и повлияли на постановление судом незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

Кроме того, далее указывают государственные обвинители в кассационном представлении, судом неправильно применен уголовный закон. В частности, основанием оправдания Б. в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ (листы приговора 53 - 55), является то, что взяткодатель Б. вопреки нормам уголовного закона в ходе предварительного следствия не был освобожден от уголовной ответственности, а, напротив, в его действиях органы предварительного следствия не установили какого-либо состава преступления (5 марта 2002 г. материалы уголовного дела в отношении Б. прекращены за отсутствием в его действиях состава преступления). В связи с изложенным, по ошибочному мнению суда, в действиях Б. также отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 290 УК РФ, и он подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления. Такое решение суда, по мнению авторов кассационного представления, нарушает требования ст. 8 УК РФ.

Судом также применены не те статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, которые подлежали применению. Так, органами предварительного следствия действия всех подсудимых по ряду преступной деятельности квалифицированы по ст. 159, ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ. При постановлении приговора судом не дана оценка квалифицирующему признаку "совершение хищения организованной группой".

Кроме того, суд ошибочно посчитал неправильной квалификацию действий Б. и Л. по эпизодам, связанным с передачей указанными лицами 50000 рублей Б. (листы приговора 42 - 44). По мнению суда, действия Б. и Л. по передаче в ноябре 1999 года указанной денежной суммы Б. подлежали квалификации как оконченное хищение в пользу третьего лица, а не как превышение должностных полномочий. Такая позиция, по мнению государственных обвинителей, представляется необоснованной, поскольку в данном случае у Л. отсутствовала субъективная сторона хищения - она считала, что деньги Б. даются на время (по словам Б. на два месяца) и впоследствии будут возвращены в кассу. Это подтверждается также тем, что Л. долгое время (более года) хранила в кассе расходные кассовые ордера о выдаче 50000 рублей, надеясь на возврат денег. Умысел же на хищение у Л. возник лишь в декабре 2000 г., когда Б. приказал ей фиктивно списать указанную сумму под видом "боевых" денег на одного из уволенных военнослужащих, что она и сделала. С учетом этого действия по указанному эпизоду органами предварительного следствия квалифицированы правильно, а решение об оправдании Б. и Л. является необоснованным.

Переквалификация содеянного подсудимыми, по утверждению авторов кассационного представления, со ст. 159, ч. 3, и со ст. 159, ч. 2, УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) на ст. 160, ч. 2, УК РФ (в той же редакции) является неправомерной. Во-первых, ст. 160 УК РФ может иметь место только тогда, когда похищаемое имущество вверено виновному. Однако в рассматриваемом деле, где подсудимыми являются начальники финансовых служб частей, денежные средства никому из них непосредственно вверены не были. Во-вторых, сравнительный анализ санкций ст. 159, ч. 2, и ст. 160, ч. 2, УК РФ показывает, что санкция ст. 160, ч. 2, УК РФ предусматривает наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет. В санкции ст. 159, ч. 2, УК РФ такая мера наказания отсутствует. Таким образом, санкция ст. 160, ч. 2. УК РФ тяжелее санкции ст. 159, ч. 2, УК РФ, в связи с чем переквалификация содеянного недопустима.

Авторы кассационного представления также считают наказание, назначенное судом Б., не соответствующим тяжести совершенных им преступлений и его личности вследствие чрезмерной мягкости.

В кассационном представлении, кроме того, отмечено, что согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 21 апреля 1987 г. N 1 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11) судом должны быть выяснены и объективно оценены обстоятельства, и уличающие, и оправдывающие подсудимого. Соответствие приговора фактическим обстоятельствам дела может быть только при условии, что эти обстоятельства установлены достаточно полно, проверены в судебном заседании и им в приговоре дана надлежащая оценка. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие этим выводам.

При постановлении приговора по настоящему уголовному делу указанные требования соблюдены не были.

Таким образом, делается вывод в кассационном представлении, приговор Уральского окружного военного суда от 10 августа 2004 г. по уголовному делу в отношении Б., Ш., Л., М., С., в силу требований ст. 379 УПК РФ, подлежит отмене как незаконный и необоснованный.

В возражении на кассационное представление защитник-адвокат Сальников С.Л. настаивает на том, что приговор в отношении С. является законным и обоснованным.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы государственных обвинителей, изложенные в кассационном представлении, Военная коллегия находит, что указанное представление подлежит удовлетворению, а приговор - отмене по следующим основаниям.

Так, ст. 379 УПК РФ предусматривает, что одним из оснований отмены приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Из материалов уголовного дела видно, что оспариваемый приговор не в полной мере соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, по основаниям, указанным в ст. 380 УПК РФ.

Вызывает сомнение оценка действий С. в декабре 2000 г., связанных с закупкой четырех компьютеров (на сумму 135917 рублей), один из которых он передал Б., а другой - М., как дисциплинарный проступок, поскольку судом не дана оценка тому, что по указанию Б. С. умышленно подделал документы, которые свидетельствовали о покупке якобы двух компьютеров по цене четырех, то есть скрыл от документального учета два компьютера. Как видно из показаний С. в судебном заседании (т. 34, л.д. 18 - 28), по распоряжению Б. он купил четыре компьютера, два из них привез в войсковую часть 3280, третий оставил на квартире Б., а четвертый передал М. Затем с целью скрыть содеянное он по совету Б. умышленно подделал документы, свидетельствовавшие о покупке якобы двух компьютеров по цене четырех. В дальнейшем в ходе предварительного следствия компьютер, переданный С. Б., был обнаружен на квартире его дочери, а компьютер, переданный М., - в гараже последнего. При таких обстоятельствах, в том числе с учетом согласованности действий Б., С. и М., доводы Б. и М. об отсутствии умысла на присвоение компьютеров подлежат дополнительной проверке с той целью, чтобы прийти к правильному выводу о наличии или отсутствии в этих действиях указанных лиц состава хищения чужого имущества организованной группой или группой лиц по предварительному сговору.

Сомнительно и решение суда, который, в нарушение положений главы 10 УПК РФ, отверг показания свидетелей З., а также родственников Ш. и Л., изобличающие Б., С. и М., в связи с тем, что их показания являются производными от показаний Ш. (стр. 22, 25, 30 - 31 приговора). Это касается эпизодов получения Ш. денег (с помощью М.) по фиктивным счетам в августе 2000 г. - январе 2001 г. за проживание в гостинице "Свердловск" г. Екатеринбурга; повторного получения Ш. выплаты (по предварительному сговору с Б.) за участие в проведении контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе в период с 29 февраля по 15 апреля 2000 г.; похищения в октябре 2000 г. Ш. (по предварительному сговору с Б.) 760631 руб. 55 коп.

В частности, суд признал виновным Ш. в том, что он 21 и 22 сентября 2000 г. произвел фиктивное списание по кассовой книге войсковой части 3275 N 145 за 2000 год денежных средств на общую сумму 760631 руб. 55 коп. на расходы в виде дополнительных денежных выплат за выполнение служебно-боевых задач в Чеченской Республике. При этом Ш., в соответствии с записями в кассовой книге, изготовил в качестве официальных оправдательных документов три фиктивные раздаточные ведомости на суммы 308000 руб., 427000 руб. и 25631 руб. 55 коп., внеся в них заведомо ложные сведения, указав фамилии бывших военнослужащих войсковой части 3275 Д., Г.Р., К.А., Б.В., Е., Г.М., Б.А., Л.А., не находившихся в Чеченской Республике и не имевших права на получение дополнительных выплат, подделав подписи последних в получении денежных средств и подписи командира части.

К названным ведомостям Ш. приложил в качестве оправдательных документов фиктивные справки о нахождении указанных военнослужащих в Чеченской Республике и участии их в боевых действиях. Указанными денежными средствами Ш. распорядился по своему усмотрению.

По выводам же органов предварительного следствия, эти действия Ш. совершил по предварительной договоренности с Б. при следующих обстоятельствах.

В начале сентября 2000 г. Б. предложил Ш. похитить бюджетные денежные средства в сумме 1 млн. руб. путем фиктивного списания на расходы за участие в проведении контртеррористической операции уволенным военнослужащим войсковой части. При этом Б. брался обеспечить в сентябре 2000 г. проведение завышенного финансирования путем направления в часть по предметной статье кода экономической классификации 110123 ("Дополнительные денежные выплаты", в том числе "боевые") бюджетных средств в размере около 1 млн. руб. сверх необходимой потребности.

После этого Ш., используя данные бывших военнослужащих, уволенных либо переведенных для прохождения службы в другие части, должен был фиктивно списать на них похищаемую сумму под видом дополнительных денежных выплат в виде "боевых" денег. В обосновании фиктивного списания и хищения денежных средств Б. обещал предоставить Ш. чистые листы бумаги с поддельными оттисками гербовой печати Оперативного штаба Временной оперативной группировки сил МВД РФ на территории Северо-Кавказского региона России для изготовления поддельных выписок из приказов для начисления дополнительных денежных выплат. Кроме того, Б. сообщил Ш., что в ходе предстоящей ревизии финансово-хозяйственной деятельности указанный факт будет скрыт.

Действуя согласно этой договоренности, Ш. и Б. похитили 760631 руб. 55 коп., из которых 500 тыс. руб. Ш. 11 октября 2000 г. передал Б. на квартире последнего, а остальные деньги присвоил.

Указанное обвинение, кроме доказательств, приведенных в обоснование вины Ш. по данному эпизоду (стр. 27 - 30 приговора), органами следствия основывалось также на следующих доказательствах:

- показаниях самого Ш., данных на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что он действовал в указанном случае по предложению и совместно с Б.;

- показаниях свидетелей Ш.Н., Ш.С., Ш.Л. - жены, брата и матери осужденного о том, что им известно, со слов Александра, о похищении последним совместно с Б. 760000 рублей, 500000 рублей из которых он отдал Б., что Б. вынуждает его заниматься подобными делами, а также предложил ему "списать" все содеянное на умершего военнослужащего - финансового работника. При этом, как следует из этих показаний, члены семьи Ш. приняли решение о том, чтобы на предварительном следствии и в суде давать только правдивые показания. Квартира, приобретенная Ш. на указанные деньги, была им продана, а 300000 рублей возвращены государству. Они также слышали разговор по телефону Б. с Александром, который советовал последнему "все брать на себя";

- показаниях свидетеля З. о том, что 11 октября 2000 года вместе с Ш. он ездил к дому Б. и Ш. заходил в дом с дипломатом;

- протоколе осмотра документов о потребностях в денежных средствах войсковой части 3275 на рассматриваемый период и реестров распределения финансирования по подведомственным подразделениям войсковой части 3469;

- протоколе обыска, согласно которому на квартире Б. обнаружены и изъяты многочисленные долговые расписки и договоры с 1992 по 2000 годы, по которым Б. передавал под проценты физическим и юридическим лицами крупные денежные средства;

- актах ревизий финансово-хозяйственной деятельности войсковых частей 3469 и 3275;

- заключении комплексной судебно-бухгалтерской экспертизы.

Однако суд должной оценки этим доказательствам не дал и отверг показания свидетелей З., а также родственников Ш., изобличающие Б., лишь на том основании, что эти показания являются производными от показаний Ш.

Судом также установлено (стр. 20 - 23 приговора), что в августе 2000 г. - январе 2001 г. Ш. несколько раз находился в служебных командировках в войсковой части 3469 (г. Екатеринбург).

Посредством компьютерного набора и распечатывания на принтере Ш. изготовил на свое имя фиктивные счета о проживании в гостинице "Свердловск" г. Екатеринбурга. При этом в указанной гостинице Ш. не проживал, а вечером каждого дня командировки возвращался домой на личной автомашине. Указанные счета Ш. приложил к раздаточным ведомостям на выплату командировочных расходов и получил по ним деньги (всего 11800 руб.).

Случаи получения денег имели место по ведомости N 663 за август 2000 г. - 900 руб., по ведомости N 685 от 13 сентября 2000 г. - 900 руб., по ведомости без номера за сентябрь 2000 г. - 900 руб., по ведомости N 895 от 8 ноября 2000 г. - 1800 руб., по ведомости N 1170 от 13 ноября 2000 г. - 1200 руб., по ведомости N 1171 от 1 декабря 2000 г. - 2200 и 600 руб., по ведомости N 1184 от 12 декабря 2000 г. 1200 руб., по ведомости N 1278 за декабрь 2000 г. - 1200 руб., по ведомости N 95 от 7 февраля 2001 г. - 900 руб.

Органами предварительного следствия по данному эпизоду привлекался также М., который, как это указано в обвинительном заключении, предложил Ш. изготовить фиктивные счета за проживание в гостинице "Свердловск", сам брался поставить на этих счетах соответствующие штампы, подтверждающие проживание в гостинице, а полученные деньги поделить. Действуя согласно этому договору, после получения денег Ш. передал часть их М.

Это обвинение основывалось на последовательных показаниях Ш., данных как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, свидетеля З., которому стало известно об этом не только со слов Ш., но он был и очевидцем того, как М. ставил штамп на гостиничном счете, а также на заключении судебно-технической экспертизы.

Однако суд первой инстанции в приговоре указал, что доказательств сговора между Ш. и М. на хищение денежных средств не добыто, в связи с чем предъявленное обвинение М. суд признал необоснованным и указанного подсудимого оправдал.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции об оправдании по данному эпизоду М. подлежит дополнительной проверке.

Суд также дал неправильное толкование ч. 2 ст. 77 УПК РФ, согласно которой признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. В данном случае суд пришел к ошибочному мнению о том, что это положение распространяется и на ситуацию, когда виновность одного подсудимого подтверждается показаниями других подсудимых. На основании этого суд отверг показания Ш. и Л., изобличающие Б., М. и С. по совместным эпизодам преступной деятельности (листы приговора 14 - 15, 18 - 20, 24 - 26, 33 - 36).

Судом, кроме того, Ш. признан виновным в том, что 2 августа 2000 г., после прибытия к новому месту службы в войсковую часть 3275, используя второй экземпляр справки о выполнении им служебно-боевых задач на Северном Кавказе за период с 29 февраля по 15 апреля 2000 г., повторно начислил себе денежную выплату в размере 46654 руб. 80 коп., которую получил по расходно-кассовому ордеру N 604 (первую денежную выплату Ш. получил 21 апреля 2000 г. из кассы войсковой части 3474).

В то же время, органами предварительного следствия по данному эпизоду привлекался также и Б., который, как это указано в обвинительном заключении, разрешил Ш. получить денежную выплату за нахождение в служебной командировке на Северном Кавказе по справке, а не по надлежаще утвержденным выпискам из приказов командира части об участии в боевых действиях. При этом Б. предложил Ш. после предстоявшего перевода для прохождения службы в войсковую часть 3275 получить указанные денежные средства повторно в этой части, которые поделить между собой. Действуя согласно договоренности, Ш. получил денежные средства как по прежнему месту службы, так и по новому, поделив вторую сумму с Б.

Суд же в приговоре указал, что обвинение Б. в причастности к хищению, наличии между ним и Ш. предварительного сговора и совершение указанных выше последующих действий, связанных с присвоением денежных средств, основано лишь на показаниях Ш. об этом. Каких-либо других доказательств, подтверждающих обвинение Б. в хищении, суд не установил и нашел обвинение Б. по данному эпизоду необоснованным, а подсудимого подлежащим оправданию за непричастностью.

Принимая такое решение, суд не дал должной оценки последовательным показаниям Ш. по этому вопросу, его родственников, а также акту ревизии от 11 мая 2001 г. (т. 2, л.д. 5 - 6) и заключению комплексной судебно-бухгалтерской экспертизы от 31 января 2002 г. (т. 27, л.д. 149 - 150).

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции об оправдании Б., отрицавшего свою вину в указанном деянии, подлежит дополнительной проверке в судебном заседании.

Что касается эпизода хищения Ш. трех электрочайников (листы приговора 4 - 5), то судом он признан виновным в хищении только одного чайника, а хищение двух чайников из обвинения Ш. суд исключил. В то же время, версия о хищении Ш. двух электрочайников в пользу третьих лиц судом даже не обсуждалась.

Судом не дана надлежащая оценка по эпизоду хищения М., Ш. и Б. 12040 рублей - аванса якобы на командировочные расходы (листы приговора 57 - 58) показаниям свидетеля К.Л. (т. 34, л.д. 131 - 132), согласно которым, в кассе войсковой части 3275 в присутствии М. Ш. передал ей заполненную раздаточную ведомость и дал указание выплатить М. 12040 руб. в качестве возмещения командировочных расходов, т.е. списать эту сумму, а не оформлять как выдачу аванса. На ее вопрос, относить ли сумму по М. в подотчет, как того требуют нормативные документы, с последующей высылкой авизо-уведомления, Ш. в присутствии М. заявил, что в подотчет последнему эту сумму ставить не надо, а необходимо списать на расходы по содержанию войсковой части 3275. Каких-либо оправдательных документов М. не представил. Авизо-уведомление об удержании с М. денег в войсковую часть 3469 не высылалось.

При этом суд не дал оценки тому обстоятельству, что возмещение ущерба в указанной сумме со стороны М. имело место только в ходе проведения прокурорской проверки.

Давая оценку доказательствам по эпизоду хищения Б. и Ш. в январе 2001 г. 60000 рублей (листы приговора 33 - 36), суд в приговоре сослался на показания Н., согласно которым последний разрешения Б. на передачу указанных денег в войсковую часть 3275 не давал. При этом в судебном заседании Б. показал, что передавал Ш. эту денежную сумму именно он, Б., в качестве финансирования войсковой части 3275. То обстоятельство, что Б., а не командир части распорядился денежными средствами, противоречит руководящим документам. Однако суд не дал оценки этому.

Рассматривая эпизод хищения М. и С. командировочных в сумме 5400 рублей (листы приговора 42 - 44), суд признал факт возмещения С. реальных расходов и обоих подсудимых оправдал. Однако судом не дана оценка действиям М., который подделывал счета на проживание С. в гостинице и получил за это от С. часть денег (приговором данные факты не опровергнуты). В связи с тем что сам М. каких-либо командировочных расходов в данном случае не понес, то суду следует дополнительно проверить обоснованность его оправдания.

Доводы государственных обвинителей, касающиеся других эпизодов хищения чужого имущества, по которым подсудимые были осуждены или оправданы, также заслуживают внимания и подлежат дополнительной судебной проверке.

Кроме того, при новом рассмотрении дела суду следует учесть, что по эпизоду совершения Б. в декабре 1997 г. служебного подлога, превышения должностных полномочий и хищения изделий из циркония органы предварительного следствия его действия квалифицировали по п. п. "б" и "в" ч. 2 ст. 159, ч. 1 ст. 286 и ст. 292 УК РФ (листы приговора 40 - 42), которые, как это предусмотрено ст. 15 УК РФ, относятся к категориям средней и небольшой тяжести, а со дня совершения этих деяний истекло соответственно более шести и более двух лет. В связи с этим суду следует, руководствуясь ст. 78 УК РФ, рассмотреть вопрос о возможности освобождения Б. от уголовной ответственности по этому эпизоду.

При новом рассмотрении дела необходимо обсудить и вопрос об освобождении подсудимых Б. и Л. от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности по ч. 1 ст. 325 УК РФ, которая отнесена к преступлениям небольшой тяжести (эпизод уничтожения финансовых документов в январе 2001 г.), чего не было сделано судом, постановившим приговор.

Указанное свидетельствует о неправильном применении судом уголовного закона (ст. 382 УПК РФ).

При определении роли и степени вины каждого из подсудимых судом не были в должной мере приняты во внимание и не получили надлежащей оценки положения руководящих документов, регламентирующих должностные обязанности и права финансовых работников в системе МВД РФ, которые приведены в кассационном представлении.

Подлежит дополнительной проверке в судебном заседании и эпизод вымогательства Б. взятки у Б. (листы приговора 53 - 55).

Оправдывая Б. и Л. по эпизоду уничтожения финансовых документов (листы приговора 58 - 60), суд в полной мере не учел того обстоятельства, что совершение подсудимыми указанного деяния подтверждается рядом доказательств, исследованных в судебном заседании.

Как следует из положений УПК РФ, в ходе судебного заседания должны быть выяснены и объективно оценены обстоятельства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимых. Соответствие приговора фактическим обстоятельствам дела может быть только при условии, что эти обстоятельства установлены достаточно полно, проверены в судебном заседании и им в приговоре дана надлежащая оценка. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие этим выводам.

В то же время, как это следует из материалов дела, при постановлении приговора по настоящему уголовному делу судом указанные требования соблюдены не в полной мере, что и влечет отмену приговора.

В ходе рассмотрения дела по существу судом также допущены и такие нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Так, ч. 3 ст. 281 УПК РФ предусматривает, что при наличии существенных противоречий между показаниями, данными на предварительном следствии, и показаниями, данными в суде, по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний свидетеля, данных при производстве предварительного расследования.

В ходе допроса в судебном заседании некоторые свидетели, в частности К., А. (т. 33, л.д. 29, 32), показали, что не помнят обстоятельств, по которым они ранее допрашивались в ходе предварительного следствия. Стороной обвинения в связи с этим были заявлены ходатайства об оглашении показаний указанных свидетелей, данных на предварительном следствии. Однако суд устным определением в удовлетворении ходатайств отказал, необоснованно посчитав, что оснований для оглашения показаний не имеется.

Подлежит проверке при новом рассмотрении дела и устное определение суда об исключении из числа доказательств видеокассет с записью протоколов допросов в качестве свидетелей Л. и С. (т. 35, л.д. 56).

Таким образом, указанный приговор в отношении Б., Л., Ш., М. и С. подлежит отмене ввиду неполноты и односторонности судебного следствия, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения уголовно-процессуального закона, несправедливости приговора.

При решении вопроса о виновности осужденных (оправданных) в совершении преступлений, юридической квалификации ими содеянного, а также о мере наказания суду следует исходить из установленных при новом рассмотрении дела фактических обстоятельств дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Уральского окружного военного суда от 10 августа 2004 года по уголовному делу в отношении Б., Л., Ш., М. и С. отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в отношении Б., Л., Ш., М. и С. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"