||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2005 года

 

Дело N 66-о04-134

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Глазуновой Л.И.,

                                                     Русакова В.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Ш., адвокатов Бакулина В.В. и Карпухина С.В. на приговор Иркутского областного суда от 9 августа 2004 года, которым Ш., <...>, со средним образованием, ранее не судимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 15 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осужденного Ш. и адвоката Карпухина С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за кражу чужого имущества и за убийство С., 1992 года рождения, заведомо находившегося для него в беспомощном состоянии, с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены 13 и 14 февраля 2003 года в г. Железногорске-Илимском Нижнеилимского района Иркутской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Ш. свою вину не признал. В кассационных жалобах адвокат Бакулин В.В. просит приговор отменить и дело прекратить.

Основанием к этому указывает, что доказательств вины его подзащитного в убийстве потерпевшего в материалах дела не содержится.

Показания Ш. на предварительном следствии, которые судом признаны достоверными, не могут, по мнению адвоката, служить доказательством по делу, поскольку, как заявляет осужденный, его допрашивали, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения. В подтверждение доводов Ш. о непричастности к убийству свидетельствует то обстоятельство, что в квартире потерпевших не обнаружены отпечатки пальцев рук осужденного, а кровь на куртке Ш. могла произойти от другого лица.

Кроме того, в жалобе указывается на несоответствие выводов эксперта о времени наступления смерти потерпевшего фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, в связи с чем можно сделать вывод о том, что Ш. пришел в квартиру С. тогда, когда мальчик был убит.

Осужденный Ш., отрицая свою причастность к преступлению, утверждает, что на предварительном следствии оговорил себя под психологическим давлением со стороны оперативных работников.

Подробно остановившись на обстоятельствах, при которых дал показания, просит не принимать их во внимание, поскольку они были даны под воздействием алкоголя и таблеток.

Считает, что доказательств его вины в совершении преступления в деле не имеется, а показания сотрудников милиции не могут служить доказательством, поскольку они являются заинтересованными в исходе дела лицами.

Кроме того, обращает внимание на "нестыковку" в показаниях потерпевших С., которые, по его мнению, ставят под сомнение принятое в отношении его судебное решение.

В дополнениях к кассационной жалобе он утверждает, что у него не было необходимости похищать деньги, поскольку он с семьей имел достаточный финансовый резерв, чтобы не испытывать материальных затруднений.

Заявляет, что на его семью со стороны потерпевших было оказано давление, в связи с чем сожительница вынуждена была давать неправдивые показания.

Наряду с этим считает, что выемка вещественных доказательств и производство по ним судебно-биологической экспертизы проведено с нарушением закона.

Адвокат Карпухин С.В., принявший поручение на защиту интересов Ш. в кассационной инстанции, просит об отмене приговора.

По его мнению, доказательств вины осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний в материалах дела не содержится. В квартире не обнаружены отпечатки пальцев его рук, наличие крови на куртке Ш. не является бесспорным доказательством его вины в убийстве потерпевшего, так как эту куртку ранее носили другие лица.

Кроме того, в жалобе указывается, что от родственников осужденного стало известно, что группа крови сына сожительницы осужденного установлена иная, чем была установлена при проведении судебно-биологической экспертизы о наличии крови на куртке, что ставит под сомнение правильность выводов последней.

Обращает внимание на несоответствие выводов судебно-медицинского эксперта о наличии телесных повреждений у потерпевшего в области головы фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Рамих И.В. и потерпевшая С.С. считают приговор законным и обоснованным, постановленным на доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнения, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний Ш., данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в краже денег и убийстве потерпевшего, заметившего это, Ш. подробно рассказал, какие действия им были совершены в отношении мальчика и по каким мотивам.

При задержании Ш. написал явку с повинной, в которой сообщил, что убийство потерпевшего совершил он, и выдал 200 руб., которые, как он пояснил, остались от похищенной в квартире С. суммы денег.

Свои показания он подтвердил при проверке их на месте.

Его показания соответствовали данным, зафиксированным в протоколе осмотра места происшествия, и показаниям потерпевшей С.С. и свидетеля С. о месте нахождения денег в первый и во второй день их хищения, месте нахождения трупа потерпевшего и его расположении и т.д.

Эти показания Ш. судом признаны допустимыми и достоверными, полученными с соблюдением закона, кроме того, они нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Так, потерпевшая С.С. пояснила, что 13 февраля 2003 года она обнаружила, что исчезли 500 руб. из денег, находившихся в мебельной стенке. Сын сказал, что к ним заходил Ш., который попросил ручку заполнить какой-то бланк. На другой день сын был убит, исчезли деньги, которые она перепрятала в бельевой шкаф.

Именно об этих местах нахождения денег пояснял Ш., признавая свою вину в их похищении.

Кроме того, из показаний родителей потерпевшего установлено, что их сын был очень осторожным и не мог открыть дверь незнакомому лицу.

Кроме того, соответствовали показания Ш. показаниям потерпевшей и о сумме похищенных денег.

Труп потерпевшего с признаками насильственной смерти был обнаружен в ванне, наполненной водой.

Расположение трупа в ванне и наличие предметов, упавших в воду (зубные щетки и др.) соответствовали показаниям Ш. в этой части.

При судебно-медицинском исследовании установлено, что смерть потерпевшего наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие утопления в горячей воде.

Рассказывая об обстоятельствах убийства, Ш. пояснял, что, оглушив мальчика, он положил его в ванну и залил водой, открыв оба крана.

Следует отметить, что причина смерти мальчика (утопление в горячей воде) была установлена после проведения судебно-медицинской экспертизы. Каких-либо данных о том, что был открыт кран с горячей водой, в материалах дела на момент допроса Ш. не имелось. Это обстоятельство стало известно именно из его показаний.

В период расследования дела у Ш. была изъята куртка, в которой он находился в момент совершения инкриминируемых ему деяний.

Согласно выводам судебно-биологической экспертизы на куртке обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается и исключается от Ш.

Впоследствии, отказавшись от своих показаний, Ш. заявил, что ранее эту куртку носил его пасынок, и кровь могла принадлежать ему либо парню, с которым тот подрался.

В связи с таким заявлением была назначена и проведена судебно-биологическая экспертиза вещественных доказательств, согласно выводам которой кровь, обнаруженная на куртке Ш., не могла произойти ни от его пасынка, ни от лица, на которое они указывали.

Проверены следствием и судом заявления осужденного и в той части, что у него не имелось оснований похищать деньги, поскольку он был материально обеспечен.

Свидетели, допрошенные в судебном заседании, пояснили, что Ш. склонен к употреблению спиртных напитков, постоянного места работы не имел, денег в наличии не имел, а 12 февраля 2003 года вынужден был "занимать" на сигареты.

14 февраля 2003 года он отличился особой щедростью, купил двухлитровую бутылку водки, вина, закуски, заявив, что получил пенсию.

Из материалов дела установлено, что никакой пенсии Ш. не получал и пенсионером не являлся.

Заявление Ш. о том, что на предварительном следствии он оговорил себя под воздействием алкоголя и таблеток, судом проверено, с приведением мотивов принятого решения признано несостоятельным.

Судебная коллегия находит данное решение правильным.

Утверждение Ш. в той части, что на предварительном следствии он оговорил себя и об этом свидетельствует то обстоятельство, что он признавал, что ударил потерпевшего по голове сковородкой, тогда как согласно выводам судебно-медицинского эксперта у потерпевшего имелось колотое ранение черепа, судом тоже проверено, признано необоснованным.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Оснований ставить под сомнение принятое судом решение Судебная коллегия не усматривает.

Не усматривает Судебная коллегия и противоречий в выводах судебно-медицинского эксперта о времени наступления смерти потерпевшего фактическим обстоятельствам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины Ш. в совершении преступления и правильности квалификации его действий, Судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о личности осужденного.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 9 августа 2004 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"