||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2005 года

 

Дело N 4н-196/04

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                   генерал-майора юстиции

                                                     Хомчика В.В.,

    судей                                   генерал-майора юстиции

                                                     Коронца А.Н.,

                                            генерал-майора юстиции

                                                     Шалякина А.С.

 

рассмотрела в судебном заседании материалы гражданского дела, истребованного в суд надзорной инстанции на основании надзорной жалобы Н. на кассационное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 17 октября 2003 года и постановление президиума Западно-Сибирского окружного военного суда от 30 сентября 2004 года, вынесенные по ее гражданскому делу об оспаривании действий командира войсковой части 3733 и жилищно-бытовой комиссии этой же части по вопросу исключения ее из списков военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ генерал-майора юстиции Хомчика В.В., мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Корогодова И.В., полагавшего необходимым надзорную жалобу Н. удовлетворить, Военная коллегия

 

установила:

 

как видно из материалов дела, старший прапорщик Н. проходила военную службу по контракту в войсковой части 3733 и с 1987 года состояла в списках военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий. После написания 31 марта 2003 года рапорта на увольнение из внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе, в котором просила оставить ее в списках очередников на получение жилого помещения, она узнала о принятом 11 октября 2002 года жилищно-бытовой комиссией войсковой части 3733 решении, утвержденном командиром указанной воинской части, об исключении ее из списка военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Посчитав, что данным решением были нарушены ее права, Н. обратилась в военный суд с заявлением, в котором просила суд признать вышеуказанные действия жилищно-бытовой комиссии и командира войсковой части 3733 неправомерными и обязать их восстановить ее в списках военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Решением Новосибирского гарнизонного военного суда от 1 сентября 2003 года требования Н. удовлетворены.

Западно-Сибирский окружной военный суд, рассмотрев 17 октября 2003 года дело в кассационном порядке, отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение об отказе в удовлетворении заявления Н.

Президиум Западно-Сибирского окружного военного суда, рассмотрев 30 сентября 2004 года дело по надзорной жалобе Н., определение суда второй инстанции оставил без изменения, а указанную надзорную жалобу - без удовлетворения.

Н. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой, в которой просила отменить кассационное определение, постановление президиума Западно-Сибирского окружного военного суда и оставить в силе решение Новосибирского гарнизонного военного суда.

По результатам проверки гражданского дела по надзорной жалобе указанного лица судья Верховного Суда Российской Федерации Хомчик В.В. вынес определение от 14 февраля 2005 года N 4н-196 о передаче гражданского дела для рассмотрения надзорной жалобы Н. по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, в котором поставил вопрос об отмене вышеуказанных кассационного определения, постановления президиума Западно-Сибирского окружного военного суда и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы, приведенные в надзорной жалобе, находит обжалованные судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как видно из кассационного определения, суд второй инстанции в обоснование своего мнения об отмене решения суда первой инстанции сослался на следующие доводы.

В квартире Н. помимо нее были зарегистрированы ее дочь и мать, а также муж дочери. Между тем муж дочери, являясь членом ее семьи, не может рассматриваться и как одновременно член семьи военнослужащей Н. в том смысле, как это предполагает учитывать законодательство при реализации права военнослужащих на жилище, предусмотренное Федеральным законом "О статусе военнослужащих". Поэтому, по мнению суда кассационной инстанции, при разрешении вопроса нуждаемости в улучшении жилищных условий Н. следует исходить из состава ее семьи в 3 человека, на каждого из которых приходится более учетно-постановочной нормы, установленной в Новосибирской области.

Президиум Западно-Сибирского окружного военного суда, признавая кассационное определение законным и обоснованным, в постановлении также указал, что Н., согласившись на вселение мужа дочери, осознавала, что ее жилищные условия будут ухудшены, в связи с чем она утратила право на вторичное улучшение жилищных условий за счет государства. В постановлении утверждается, поскольку члены семьи Н. отношения к военной службе не имеют, то они не должны улучшать жилищные условия за счет фонда ведомственного жилья внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации.

С такими выводами суда второй инстанции и Президиума окружного военного суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие обеспечиваются жилыми помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 29 Жилищного кодекса РСФСР нуждающимися в улучшении жилищных условий признаются граждане, имеющие обеспеченность жилой площадью на одного члена семьи ниже уровня, устанавливаемого органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Как следует из ст. 53 ЖК РСФСР, граждане, не являющиеся членами семьи нанимателя, но проживающие в занимаемом жилом помещении, имеют равные права и обязанности как наниматель и члены его семьи.

Судом установлено, что Н. зарегистрирована и проживает в квартире жилой площадью 30,7 кв. м, нанимателем которой является ее дочь. Кроме них, в этой квартире зарегистрированы и проживают мать Н., а также муж дочери.

Таким образом, на каждого проживающего в этой квартире приходится менее 8 кв. м жилой площади.

В соответствии с пп. "а" п. 7 "Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений в Новосибирской области", утвержденных постановлением исполнительного комитета Новосибирского областного Совета народных депутатов и президиума областного совета профессиональных союзов от 20.12.84 N 1230/44, нуждающимися в улучшении жилищных условий признаются граждане, имеющие обеспеченность жилой площадью на одного человека менее 8 кв. м.

Следовательно, Н. имеет все основания состоять на учете нуждающихся в улучшении жилых условий.

Ссылка суда кассационной инстанции на то, что при решении вопроса о нуждаемости Н. в улучшении жилищных условий следует исходить лишь из состава ее семьи, без учета мужа ее дочери, является несостоятельной.

Каких-либо данных о незаконности вселения и регистрации кого-либо из вышеперечисленных лиц на указанную жилую площадь в материалах дела не имеется.

К категории граждан, сознательно ухудшивших свои жилищные условия, Н. не относится, поскольку в соответствии с п. 7 вышеназванных Правил таковыми признаются граждане, которые искусственно ухудшили свои жилищные условия в результате обмена, отчуждения пригодного для проживания и принадлежащего им на праве личной собственности жилого помещения, его разрушения или порчи.

Что касается выводов суда надзорной инстанции в постановлении по вопросу о праве лиц, проживающих совместно с Н., на улучшение жилищных условий за счет фонда ведомственного жилья внутренних войск МВД РФ, то он не был предметом рассмотрения по настоящему делу и не подлежал оценке в судебном постановлении. Этот вопрос может быть разрешен при предоставлении жилья.

Таким образом, решение суда первой инстанции о необходимости восстановления Н. в списках очередников, нуждающихся в улучшении жилищных условий, является по существу правильным.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В связи с вышеизложенным состоявшиеся по делу кассационное определение и постановление президиума Западно-Сибирского окружного военного суда на основании ст. 387 ГПК РФ из-за существенного нарушения норм материального права подлежат отмене в надзорном порядке с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 386 - 388 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

кассационное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 17 октября 2003 года и постановление президиума Западно-Сибирского окружного военного суда от 30 сентября 2004 года, вынесенные по гражданскому делу по заявлению Н. на действия командира войсковой части 3733 и жилищно-бытовой комиссии этой же части, связанные с исключением ее из списков военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отменить.

Решение Новосибирского гарнизонного военного суда от 1 сентября 2003 года по данному делу оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"