||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2005 года

 

Дело N 47-о05-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                          Мезенцева А.К.,

                                                   Бондаренко О.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2005 г. уголовное дело по кассационным жалобам осужденного З., его законного представителя - З.Н., по кассационным жалобам законного представителя осужденного Г. - Г.А. и адвоката Антоновой О.В. на приговор Оренбургского областного суда от 29 ноября 2004 года, по которому

Г., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Начало срока наказания исчислено с 14 июня 2004 года.

З., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 8 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Начало срока наказания исчислено с 14 июня 2004 года.

Постановлено взыскать с осужденного З. в пользу У.Д. - 7500 рублей в качестве компенсации морального вреда; привлечь к возмещению вреда законного представителя осужденного З. и взыскать с нее в пользу У.Д. - 7500 рублей в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах уголовного дела и доводах кассационных жалоб, выступление прокурора Филипповой Е.С., полагавшей, что доводы жалоб необоснованны, а приговор суда является законным и обоснованным, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г., умышленно, в составе группы лиц, причинил потерпевшему У. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

З. совершил, с особой жестокостью, умышленное убийство потерпевшего У.

Преступления были совершены вечером 13 июня 2004 года во дворе школы N 17 в г. Новотроицке Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые Г. и З., фактически признавая себя виновными в совершенных преступлениях, сообщили обстоятельства избиения ими потерпевшего У., а затем и причинения З. ему смерти путем поджога.

В своей кассационной жалобе осужденный З. просит об изменении приговора и смягчении назначенного ему наказания. В жалобе отмечается, что конфликт и драка с У. произошли по вине самого потерпевшего, который спровоцировал драку. Отрицая наличие умысла на лишение У. жизни, осужденный З. объясняет свои действия сильным опьянением и неспособностью контролировать свое поведение.

Законный представитель осужденного - З.Н. оспаривая обоснованность приговора просит о снисхождении для ее сына и указывает на то, что инициатором конфликта являлся сам У., который приставал к ним и оскорблял. Поджигая одежду потерпевшего ее сын не желал смерти У. и не предполагал что она может наступить.

Законный представитель осужденного - Г.А. в своей кассационной жалобе ставит вопрос об изменении приговора и снижении назначенного его сыну - осужденному Г., наказания. В жалобе указывается на то, что от ударов, нанесенных его сыном, тяжкий вред здоровью У. причинен быть не мог. Его сын раскаялся в содеянном, полностью возместил материальный ущерб и компенсировал моральный вред, положительно характеризуется и может быть подвергнут условному осуждению.

Адвокат Антонова О.В. в своей жалобе в защиту интересов осужденного Г. ставит вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение. При этом в жалобе отмечается, что недостаточно исследованные судом обстоятельства дела не позволили суду разграничить действия осужденных и установить, кем из них были причинены потерпевшему удары, которые повлекли за собой тяжкий вред здоровью, недостаточно определена причинная связь между тяжелым хроническим заболеванием потерпевшего - туберкулез легких и характером наступивших после избиения последствий. Кроме того, в жалобе отмечается необоснованная суровость наказания, которая не учитывает положительные данные о личности Г., активное способствование им раскрытию преступления, возмещение ущерба.

В своих возражениях законный представитель Г.А. на кассационную жалобу законного представителя З.Н., государственный обвинитель Губернская Л.Ю. на кассационные жалобы адвоката Антоновой О.В. и законного представителя Г.А., осужденного З. и законного представителя З.Н. отмечают необоснованность приведенных доводов, а государственный обвинитель, считая приговор законным и обоснованным просит оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора.

Виновность осужденных Г. и З. в совершении преступлений, при установленных приговором суда обстоятельствах, подтверждена совокупностью доказательств, которые были добыты в ходе предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

Допрошенный в суде Г. показал, что после возникшей, по инициативе У., ссоры и драки, он, ударив потерпевшего кулаком в лицо, сбил его с ног. Затем он вместе с З. стал избивать У. нанося ему руками и ногами удары по голове и другим частям тела. Прекратив избиение они пытались поднять У., но не смогли этого сделать. З., неожиданно для него стал зажигалкой поджигать брюки потерпевшего. Он отобрал у З. зажигалку, пытался потушить одежду потерпевшего, но З. в это время стал поджигать потерпевшего спичками. У. кричал и размахивал руками. Услышав голоса проходивших рядом людей они с З. убежали, но примерно через 30 минут были задержаны работниками милиции.

Подсудимый З. в своих показаниях признал, что они вместе с Г. избивали У., который сначала приставал к ним и просил денег, а потом стал оскорблять. Сбив потерпевшего с ног они совместно нанесли ему по несколько ударов руками и ногами в голову и другие части тела. У. оставался лежать на земле и ругался на них. Сказав Г., что хочет прикурить сигарету, он взял у него зажигалку и поджег одежду У. Г. отобрал зажигалку и пытался потушить огонь. Тогда он поджег куртку на потерпевшем спичками. Услышав голоса людей они ушли, а У. в горящей одежде оставался лежать на земле. Поджигая одежду на потерпевшем, он не преследовал цели лишить его жизни.

Помимо признательных показаний Г. и З. их виновность подтверждена:

- показаниями свидетеля К. о том, что она на том месте, где были слышны звуки драки и крики, увидела лежавшего на земле мужчину, одежда которого горела. Мужчина был еще жив, двигал руками и издавал звуки;

- показаниями свидетелей, работников милиции, П. и Б., которые пояснили, что прибыв на место происшествия обнаружили во дворе школы горевшего мужчину, который уже был без сознания. Им удалось потушить огонь, но прибывшие врачи констатировали смерть мужчины. По описаниям К. им удалось задержать Г. и З. руки, одежда и обувь которых была в крови. Г. сразу признался в том, что они с З. избили мужчину, а затем З. поджег его;

- протоколом осмотра места происшествия и осмотра тела потерпевшего со следами многочисленных телесных повреждений, ожогов;

- заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что причиной смерти У. явились термические ожоги туловища и конечностей на 45% поверхности тела с последующим развитием ожогового шока. Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения в виде открытой тупой черепно-мозговой травмы, образовавшейся от не менее 8 ран в области лица и головы потерпевшего, которые привели к кровоизлияниям в левой лобно-теменной области, правой лобно-теменно-височной области, ограниченно-диффузного субарахноидального кровоизлияния и ушиба правой теменной области, кровоизлияния в желудочки головного мозга, которые причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Между указанными телесными повреждениями и наступлением смерти потерпевшего прямой причинной связи не имеется, они были причинены У. до причинения термических ожогов и могли образоваться от менее пяти ударов;

- протоколами выемки одежды Г. и З., на которой имелись следы крови. В кармане куртки З. был обнаружен коробок спичек;

- результатами судебно-биологической экспертизы установившей, что сорочке, брюках и туфлях Г.; на кроссовках, куртке и брюках З. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего У. и исключается от самих осужденных;

- заключением физико-технической экспертизы о том, что раны на лоскутах кожи с головы трупа У. могли образоваться от действия туфель (ботинок) Г. и кроссовок З.

Доказательства, приведенные судом в обоснование виновности Г. и З., получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, являются допустимыми и получили объективную, мотивированную оценку суда первой инстанции.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда о доказанности виновности Г. и З. допущено не было, и законные права, в том числе и право на защиту, были обеспечены.

Органы предварительного следствия и суд первой инстанции полно и объективно исследовав все доказательства с достаточной полнотой установили фактические обстоятельства возникновения конфликта между потерпевшим и осужденными; характер, тяжесть, механизм и последовательность причиненных ему телесных повреждений; действительные причины наступления смерти потерпевшего У. Доводы жалоб адвоката Антоновой О.В., законного представителя З.Н., законного представителя Г.А., оспаривающих полноту и объективность этих обстоятельств, Судебной коллегией признаются необоснованными.

Судебная коллегия считает, что суд правильно квалифицировал: действия Г. по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, опасного для его жизни, совершенное группой лиц; а действия З. по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, как умышленное лишение жизни другого человека, совершенное с особой жестокостью.

О направленности умысла осужденных прямо свидетельствует нанесение ими многочисленных ударов со значительной силой, в том числе и ногами, в жизненно важные органы человека, в голову, а для З., действовавшего самостоятельно, кроме того, и выбор способа убийства связанного с причинением потерпевшему особых страданий и боли. При этом суд первой инстанции объективно отметил то обстоятельство, что З. продолжал поджигать потерпевшего несмотря на попытки Г. его остановить и тушить одежду на У.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения изложенных в кассационных жалобах просьб о смягчении назначенного Г. и З. наказания.

При назначении им наказания суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учел характер и общественную опасность ими содеянного, данные о личности каждого из них, обстоятельства смягчающие их наказание, в том числе те, которые приведены в кассационных жалобах.

Судебная коллегия считает, что назначенное Г. и З. наказание является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 29 ноября 2004 года в отношении Г. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы их законных представителей, осужденного З., адвоката Антоновой О.В. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

А.К.МЕЗЕНЦЕВ

О.М.БОНДАРЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"