||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2005 года

 

Дело N 72-о04-77

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,

    судей                                         Боровикова В.П.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 февраля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Ч. и С. на приговор Читинского областного суда от 30 июля 2004 года, которым С., <...>, не работал, судимый 29 августа 1998 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 139 ч. 1, 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, был освобожден из мест лишения свободы 2 февраля 2001 года после отбытия наказания, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ч., <...>, русский, не работал, судимый: 20 ноября 2002 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно; 19 августа 2003 года по ст. 119 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, - осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением к вновь назначенному наказанию наказания, назначенного приговором Балейского городского суда Читинской области от 19 августа 2003 года к 13 (тринадцати) годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С. и Ч. признаны виновными в том, что по предварительному сговору между собой они совершили умышленное убийство Г., 1951 года рождения. С. осужден за умышленное убийство Д., 1946 года рождения, совершенное с целью сокрытия преступления.

Преступления совершены ночью на 27 июня 2003 года в г. Балей при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных Ч. и С. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Тришевой А.А., просившей об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Ч. просит об изменении приговора с переквалификацией его действий на ст. 316 УК РФ и со смягчением ему наказания. Он утверждает, что не причастен к убийству потерпевших. Ссылается на то, что в период расследования дела, в том числе и явке с повинной, он дал показания под воздействием противозаконных мер. Он считает, что расследование проведено с нарушением уголовно-процессуального закона, что доказательств его причастности к убийству нет, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

С. просит об изменении приговора с переквалификацией его действий и со смягчением ему наказания. Он утверждает, что Д. убил Г., который потом набросился на него с ножом. Он вынужден был защищаться, отнял нож у Г. и этим ножом причинил ему ранения. По его мнению, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на противоречивых доказательствах, которым суд дал неправильную оценку.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Минин В.С. просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденного подтверждена, действия их квалифицированы правильно, наказание назначено соразмерно содеянному ими.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает.

К выводу о доказанности вины осужденных в совершении вышеуказанного преступления суд пришел на основании собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, получивших правильную оценку в приговоре.

Из дела видно, что в судебном заседании С. признал себя виновным частично. Он показал, что в ночь на 27 июня 2003 года он, Ч., и потерпевшие у него дома распивали спиртные напитки. В процессе распития спиртного Д. опьянела и ушла. Г. пошел за спиртным, а после того как вернулся, он через некоторое время стал высказывать в его адрес угрозу убийством и напал на него с ножом. Рукояткой ножа Г. нанес ему удары по лицу, причинив ему телесные повреждения. Защищаясь, он выхватил у Г. нож и нанес этим ножом ему несколько ударов по различным частям тела. После этого Ч. сходил за полотенцем в дом, а вернувшись, сказал ему, что Д. лежит там мертвая. Он полагает, что ее мог убить Г.

Ч. не признал своей вины и дал показания, аналогичные вышеприведенным показаниям С.

Из показаний свидетеля Б. видно, что 27 июня 2003 года Ч. сказал ей, что у него со С. два трупа, что убил потерпевших С. Он рассказал, что С. сначала в бане убил Г. Затем, чтобы скрыть первое убийство, С. ножом убил женщину. С. же, в присутствии Ч., сказал ей, что потерпевших он и Ч. убили вместе. Он сказал, что они вдвоем сначала убили мужчину, а затем женщину, Ч. при этом не возражал С. В этот же день в бане дома С. она видела нож с пятнами крови, и С. сказал ей, что этим ножом он и Ч. убили потерпевшего.

Из показаний свидетеля С. видно, со слов С. и Ч. ей известно, что они убили двух человек. Б. ей сказала, что убийство совершил С.

Свидетель П. показала, что в ночь на 27 июня 2003 года она слышала доносившийся из квартиры Г. и Д. шум, крики и мужские голоса. Из разговора она поняла, что потерпевших упрекали в краже продуктов. Она слышала, как Д. просила не бить Г. После этой ночи потерпевших она не видела, а потом узнала о том, что они убиты.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался на показания свидетелей Е., Л., Р., М., П., а также на протоколы осмотров мест происшествий опознания трупов и обнаружения и выемки вещественных доказательств.

Данные, зафиксированные в актах судебно-медицинских экспертиз о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине их смерти и медико-криминалистической экспертизы, находятся в полном соответствии с фактическими обстоятельствами совершения убийства потерпевших, установленными судом на основании показаний осужденного С., в которых он признавал свою вину в период расследования дела и которые нашли свое подтверждение в других материалах дела.

Давая оценку собранным по делу доказательствам, в том числе и показаниям осужденных, суд правильно отметил в приговоре, что С. и Ч., будучи допрошенными в период расследования дела, неоднократно давали не последовательные показания, выдвигая различные версии о содеянном ими, но вместе с тем каждый из них уличал друг друга в причастности к преступлению.

С. показывал, что на почве ссоры и совместного распития с потерпевшими спиртных напитков потерпевших убил ножом Ч., а он только помогал Ч. укрыть трупы убитых. Затем он изменил свои показания, выдвинув версию о том, что он убил Г. в процессе самообороны, а к смерти Д. ни он, ни Ч. не причастны.

Ч., первоначально показывал, что он после совместного с потерпевшими распития спиртного, зайдя в дом, увидел лежащую на полу Д. и С., убирающего следы крови. Затем, когда они зашли в баню, С. сказал, что Г. как свидетеля надо убирать, а через некоторое время он увидел потерпевшего с перерезанным горлом. Потом он помог С. зарыть трупы потерпевших. Давал показания Ч. и о том, что, взяв у С. нож, он пришел в баню, где двумя ударами в шею и грудь убил Г.

Оценив все исследованные в судебном заседании доказательства в совокупности, суд обоснованно признал достоверными показания С., данные им во время выхода на место происшествия, о том, что во время распития спиртных напитков по предложению Ч. они в бане убили Г., которому они поочередно нанесли удары ножом. Затем, с целью скрытия, совершенного ими убийства Г., он двумя ударами ножа убил Д., а потом совместно с Ч. закопали трупы потерпевших в огороде заброшенного дома.

Показания С. о совершении им убийства Г. в состоянии необходимой обороны обоснованно признаны судом несостоятельными. Суд правильно указал в приговоре о том, что показания С. о причинении ему телесных повреждений потерпевшим во время борьбы были опровергнуты показаниями свидетелей С., Р., М. и М. о том, что телесные повреждения, на которые ссылался С., были получены им во время разборки стены заброшенного дома, т.е. при обстоятельствах, не связанных с совершением вышеуказанных преступлений.

Обоснованно судом признаны достоверным доказательством причастности Ч. к убийству Г., приобщенные к делу записки, которые в период расследования дела были изъяты у С.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины осужденных, суд правильно квалифицировал действия С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ как умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц и с целью скрыть другое преступление, а Ч. - по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, как умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел повышенную общественную опасность совершенных преступлений, данные, характеризующие их личность, степень участия и роль каждого из них в преступлении, то, что С. совершил преступление при опасном рецидиве. По мнению Судебной коллегии, назначенное осужденным наказание соответствует тяжести совершенного ими преступления и данным об их личности, поэтому оснований к изменению приговора в этой части Судебная коллегия так же не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Читинского областного суда от 30 июля 2004 года в отношении С. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"