||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 февраля 2005 г. N 28пв04пр

 

(извлечение)

 

Прокурор Ставропольского края обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления главы г. Ессентуки от 15 ноября 1999 г. N 3542 о предоставлении Д. в г. Ессентуки на семью из трех человек (он, несовершеннолетняя дочь А. и отец В.) трехкомнатной квартиры жилой площадью 63,5 кв. м, общей - 126,8 кв. м; о признании недействительным ордера, выданного Д. на вселение в эту квартиру; о выселении Д., А. и В. из квартиры без предоставления другого жилого помещения. Он сослался на то, что жилая площадь Д. предоставлена в нарушение установленного законом порядка, поскольку тот не состоял на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий и не был включен в льготный список, а также представил не соответствующие действительности сведения о нуждаемости в улучшении жилищных условий и составе своей семьи.

Решением Ессентукского городского суда Ставропольского края от 28 февраля 2003 г. (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Ставропольского краевого суда 2 апреля 2003 г.) прокурору отказано в удовлетворении требований.

Определением президиума Ставропольского краевого суда от 7 июля 2003 г. судебные постановления оставлены без изменения, а представление прокурора Ставропольского края о пересмотре дела в порядке надзора - без удовлетворения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 июня 2004 г. надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ оставлено без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда РФ 9 февраля 2005 г. представление заместителя Генерального прокурора РФ о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений ввиду существенных нарушений норм материального права и нарушения единства судебной практики оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

Как видно из дела, в 1992 году Д., проживавшему в г. Ставрополе, в связи с назначением на должность Кавминводского природоохранного межрайонного прокурора Ставропольского края была предоставлена на семью из четырех человек (он, жена Г., сын К., дочь А.) трехкомнатная квартира в г. Пятигорске. Ранее занимаемая Д. и членами его семьи квартира в г. Ставрополе была освобождена.

В 1993 году жене Д. - Г. был отведен земельный участок площадью 800 кв. м в пос. Горячеводский в массиве "Казачья слобода" г. Пятигорска для строительства индивидуального жилого дома. Построенный на земельном участке дом жилой площадью 136,6 кв. м, общей - 315,5 кв. м принят в эксплуатацию 3 декабря 1998 г. и зарегистрирован на праве собственности за Г.

Приказом Генерального прокурора РФ от 17 декабря 1998 г. Д. был назначен прокурором г. Ессентуки Ставропольского края с освобождением его от должности Кавминводского природоохранного межрайонного прокурора этого края.

В августе 1999 г. Д. с согласия всех совершеннолетних членов семьи переоформил договор найма квартиры жилой площадью 38,8 кв. м, общей - 66,5 кв. м в доме в г. Пятигорске на своего совершеннолетнего сына К. 26 октября 1999 г. в этой квартире был зарегистрирован отец Д. - В.

В ноябре 1999 г. Д. обратился в администрацию г. Ессентуки с заявлением о предоставлении ему квартиры на семью из трех человек, указав себя, дочь и отца, и приложил документы в подтверждение отсутствия у него и членов его семьи жилой площади в данном населенном пункте.

Прокурор Ставропольского края в письменных обращениях в администрацию г. Ессентуки от 18 января и от 5 ноября 1999 г. просил решить вопрос о предоставлении жилья Д. в соответствии с п. 4 ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

Рассмотрев заявление Д., представленные им документы и обращения прокурора Ставропольского края, глава г. Ессентуки постановлением от 15 ноября 1999 г. предоставил Д. с семьей в названном составе квартиру в г. Ессентуки с выдачей 16 ноября 1999 г. ордера.

Отказывая прокурору Ставропольского края в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что при решении вопроса о предоставлении Д. трехкомнатной квартиры в г. Ессентуки установленный законодательством порядок предоставления жилых помещений не был нарушен, не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий и составе своей семьи Д. не представлял.

Такой вывод, с которым согласились все другие судебные инстанции, является правильным.

В силу п. 4 ст. 44 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. от 10 февраля 1999 г.) органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления обязаны предоставлять прокурорам и следователям, назначенным на должность и (или) нуждающимся в улучшении жилищных условий, благоустроенное жилое помещение в виде отдельной квартиры или дома в государственном или муниципальном жилищном фонде с учетом их права на дополнительную жилую площадь в размере не менее 20 кв. м или в виде отдельной комнаты. Указанное жилое помещение предоставляется прокурорам и следователям во внеочередном порядке, но не позднее шести месяцев и независимо от срока их проживания в данном населенном пункте. Нуждающимися в улучшении жилищных условий с учетом положений настоящей статьи признаются прокуроры и следователи, не обеспеченные жилой площадью в соответствии с требованиями и нормами, установленными жилищным законодательством Российской Федерации и жилищным законодательством субъектов Российской Федерации.

Таким образом, критериями для реализации права прокурора на внеочередное предоставление ему жилого помещения на основании приведенных положений Закона являются: назначение на должность прокурора и его нуждаемость в улучшении жилищных условий.

Как установлено материалами дела, назначенный на должность прокурора г. Ессентуки Д., а также выразившие желание проживать совместно с ним его дочь А. и отец В. жилой площади в г. Ессентуки не имели.

В связи с этим судебные инстанции сделали правильный вывод о том, что Д. нуждался в улучшении жилищных условий и имел право на внеочередное получение жилой площади, обосновав его следующим.

Для данного спора не имеет правового значения то обстоятельство, что в г. Пятигорске ответчики проживали в трехкомнатной квартире, а за женой Д. - Г. на праве собственности зарегистрирован жилой дом. Д. назначен на должность прокурора в другой населенный пункт, где он и другие ответчики не были обеспечены жилой площадью в соответствии с требованиями и нормами, установленными законодательством.

Незначительное расстояние между гг. Пятигорском и Ессентуки не могло служить основанием для отказа Д. в предоставлении жилья по месту новой работы, так как положения п. 4 ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" не ограничивают право прокурора на внеочередное получение жилья по месту работы условием об отсутствии жилья в другом населенном пункте по месту прежней работы. Кроме того, в г. Пятигорске остались проживать совершеннолетний сын ответчика и жена.

Как следует из содержания ст. 53 ЖК РСФСР, дети и родители являются членами семьи нанимателя. Поэтому указание Д. в заявлении в качестве членов его семьи дочери и отца не противоречит закону и не может быть расценено как представление не соответствующих действительности сведений, равно как не противоречит закону волеизъявление жены ответчика и совершеннолетнего сына К. на сохранение за собой прежнего места жительства в г. Пятигорске.

Довод в представлении заместителя Генерального прокурора РФ о том, что семья Д. в выделенную квартиру не вселялась и это свидетельствует об отсутствии у них нуждаемости в улучшении жилищных условий, направлен на переоценку установленных по делу обстоятельств и не может повлечь отмену судебных постановлений. Аналогичный довод прокурора Ставропольского края судом первой инстанции признан необоснованным. При этом судом приняты во внимание объяснения ответчиков, утверждавших, что в квартиру вселились и используют ее по назначению, а временное непроживание в квартире отдельных членов семьи вызвано проведением в ней ремонтных работ. Судом также учтены сведения о регистрации дочери и отца на жилой площади и об оплате коммунальных платежей.

Доводы в надзорном представлении прокурора о том, что правом на получение жилья вне очереди, помимо Д., обладали иные работники прокуратуры г. Ессентуки, которые состояли на учете нуждающихся в жилье, были включены в списки на внеочередное получение жилья раньше Д., назначены на должности, не могут служить основанием к отмене судебных постановлений.

Пункт 4 ст. 44 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" не ставит реализацию права прокурора на обеспечение жилым помещением в зависимость от постановки других прокуроров на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, включения их в отдельные списки на внеочередное предоставление жилых помещений, наличия или отсутствия других прокуроров, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Д. обратился к главе г. Ессентуки с заявлением о предоставлении жилого помещения на основании указанного выше Закона, и при решении этого вопроса не подлежали применению какие-либо не предусмотренные Законом дополнительные условия.

Довод в представлении прокурора о том, что Д. при назначении на должность Кавминводского природоохранного прокурора реализовал в 1992 году гарантированное законом право на внеочередное получение жилья по месту работы в г. Пятигорске, не свидетельствует о нарушении порядка предоставления на льготных основаниях жилого помещения Д. в г. Ессентуки. Подлежащая применению к возникшим правоотношениям специальная норма Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" не содержит ограничений, связанных с повторной реализацией права прокуроров на внеочередное получение жилого помещения, в случае их нуждаемости в улучшении жилищных условий по месту работы в другом населенном пункте.

В представлении заместитель Генерального прокурора РФ утверждал, что имеет место нарушение надзорным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 июня 2004 г. единства судебной практики. В обоснование он ссылался на определение Судебной коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 февраля 2003 г. N 59-В03пр-2 по делу по иску Б. к администрации Амурской области о предоставлении благоустроенного жилого помещения в связи с назначением его судьей Амурского областного суда (ранее работал судьей Свободненского городского суда), в котором Судебная коллегия признала, что, если судья и члены его семьи, претендующие на повторное получение жилья в соответствии с Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", не возвратили ранее предоставленное им жилое помещение, а произвели его отчуждение на возмездной основе, размер и стоимость такого жилья, приходящиеся на долю судьи и членов его семьи, должны засчитываться при повторном льготном предоставлении жилья.

Между тем этот довод в представлении прокурора не дает оснований считать, что определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 июня 2004 г. нарушает единство судебной практики, поскольку различны обстоятельства названных дел. В отличие от дела по иску Б. по делу Д. не было установлено факта отчуждения на возмездной основе ранее предоставленного ему на льготных основаниях жилого помещения.

Президиум Верховного Суда РФ решение Ессентукского городского суда Ставропольского края, определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда, определение президиума Ставропольского краевого суда, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставил без изменения, надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ о пересмотре дела в порядке надзора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"