||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 февраля 2005 года

 

Дело N 53-о04-84

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Коннова В.С.,

    судей                                         Ермолаевой Т.А.,

                                                      Саввича Ю.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 3 февраля 2005 года кассационные жалобы осужденных К., Д., К-на, законного представителя осужденного К. - В. и адвокатов Белинской М.Ю. и Гороховик Б.И. на приговор Красноярского краевого суда от 4 августа 2004 года, которым К., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее осужденный 28 января 2004 года по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы, - осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) - к пяти годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к семи годам лишения свободы; по совокупности преступлений; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восьми годам шести месяцам лишения свободы в воспитательной колонии;

Д., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее судимый:

- 7 августа 2003 года по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год;

- 28 января 2004 года по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы; по совокупности приговором на основании ст. 70 УК РФ - к двум годам шести месяцам лишения свободы,

- осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к двенадцати годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к восемнадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К-н, <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, - осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) - к семи годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к десяти годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с К., Д. и К-на в счет компенсации морального вреда в пользу:

- Ю. - по 150000 рублей с каждого;

- С.Н. - по 200000 рублей с каждого.

К., Д. и К-н признаны виновными и осуждены:

- за разбойное нападение на С., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью;

- за убийство С., 1967 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими в Енисейском районе Красноярского края при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденных К. и К-на, мнение прокурора Козусевой Н.А. об оставлении приговора в отношении К-на, Д. и К. без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный К. просит переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ и снизить ему наказание, а по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ его "оправдать", ссылаясь на то, что умысел у него был на совершение разбоя с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а не на разбой с причинением тяжкого вреда здоровью; умысла и предварительного сговора на убийство не было. Считает, что Д. оговаривал его, утверждая, что он видел, как он (К.) нанес удары ножом в живот водителю. Как утверждает К., он нанес три удара ножом в область ног С., понимал, что от этих его действий смерть С. наступить не может, при этом С. был уже мертв, а он наносил удары, опасаясь за свою жизнь;

- адвокат Белинская М.Ю. в защиту интересов осужденного К. и законный представитель осужденного К. - В. просят аналогичным образом изменить приговор в отношении К., ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К. в своей жалобе;

- осужденный Д. просит переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 162 УК РФ на ст. 166 УК РФ и с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на менее тяжкое преступление, ссылаясь на наличие умысла лишь на угон машины, на отсутствие умысла на убийство, на проведение предварительного следствия с обвинительным уклоном, на неправильную оценку доказательств. Считает, что действия К-на по хищению автомагнитолы, стереоколонок, денег являлись эксцессом. Утверждает, что когда он предложил водителю выйти из машины и оставить машину им, то тот ответил ему грубо, чем спровоцировал его на дальнейшие действия. Нож он передал К. не для убийства, а в связи с тем, что нож являлся собственностью К. Убили С. К-н и К. Полагает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание и просит смягчить его;

- осужденный К-н просит смягчить ему наказание, но при этом утверждает об отсутствии сговора на разбой и убийство и совершение убийства С. без его участия;

- адвокат Гороховик Б.И. в защиту интересов осужденного К-на просит отменить приговор и "оправдать" К-на, ссылаясь на необоснованность приговора, на отсутствие у К-на умысла на завладение машиной, на отсутствие предварительного сговора на убийство С., считает, что С. убил Д. в порядке эксцесса.

В возражениях государственный обвинитель Иванова Л.В. и потерпевшая С.Н. считают доводы жалоб несостоятельными и просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в части возмещения морального вреда подлежащим отмене, в отношении Д. - подлежащим изменению, а в отношении К. и К-на в остальной части - законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К., Д. и К-на в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность К. - в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в нанесении им ударов С. ножом, виновность Д. в тех насильственных действиях в отношении С., в которых он признан виновным в жалобах не оспаривается.

Подсудимый К. пояснял, что после распития спиртных напитков К-н предложил ему и Д. совершить угон машины для поездки в г. Красноярск. Он и Д. согласились с этим предложением. Для этого он у себя дома взял кухонный нож и отвертку, они прошли по нескольким дворам, но не нашли машину для угона. Тогда К-н предложил ему и Д. в целях завладения машиной напасть на водителя такси, используя при этом нож и отвертку. Он и Д. согласились и с этим предложением К-на. Втроем они разработали план нападения. Ночью они договорились с таксистом о поездке на станцию Абалаково. В соответствии с их планом во время поездки К-н выходил из машины, а когда вернулся, то крикнул Д.: "Режь!" Д. сразу же нанес несколько ударов водителю ножом в область шеи, но водитель резко тронул машину, машину занесло и выбросило в кювет. После этого водитель выскочил из машины и побежал по дороге. Затем побежали К-н и Д. Когда и он подбежал к ним, то К-н и Д. уже догнали водителя, он лежал на дороге, на нем сидел К-н и бил его руками, а рядом стоял Д. с ножом в руке и в крови.

Д. передал ему (К.) нож, чтобы и он нанес удары водителю ножом и он, взяв нож, нанес 3 - 4 удара ножом "в ноги" водителя. Затем он и Д. потащили труп в лес, а К-н, как имевший навыки водителя, пошел к машине. В лесу он (К.) обыскал одежду водителя, нашел и забрал около 150 рублей денег. К. им сообщил, что своими силами они не могут вытащить машину из кювета. Тогда он снял из салона машины автомагнитолу и они ушли.

В ходе предварительного следствия К. также пояснял, что они решили завладеть машиной и в этих целях пошли в "Энерголес" (т. 4 л.д. 43); на деньги, найденные у водителя, и магнитолу они хотели доехать до Красноярска, а часть денег - потратить на еду (т. 4 л.д. 148).

Подсудимый Д. пояснял, что К-н предложил им угнать машину и уехать в г. Красноярск, он и К. согласились с ним. К. по предложению К-на зашел домой и взял кухонный нож и отвертку, нож он передал ему, а отвертку - К-ну. Они ходили по улицам, но все машины были на сигнализации и от угона машины они отказались. К-н предложил совершить нападение на водителя такси с целью завладения машиной, он и К. согласились на это, решили заманить водителя такси в безлюдное место и там напасть на него.

Когда К-н по пути движения вернулся в машину, он (Д.) подставил нож к горлу водителя и потребовал покинуть салон машины. Водитель отказался выполнить его требование и оскорбил его. Он не сдержался и лезвием ножа провел по горлу водителя. Тот сразу же привел машину в движение, попытался на ходу выскочить из салона, но на него напали К-н и К. и стали удерживать его. В результате машина слетела с дороги в кювет. Водитель выскочил из салона и побежал. Его стал преследовать К-н, он (Д.) побежал следом за К-ным. К-н свалил водителя и избивал, а водитель просил его не трогать. К ним подбежал К., и он передал нож К. К. нанес водителю ножом пять ударов в область живота и три - в ногу.

Они заранее договаривались, что когда в пути К-н вернется в машину, то они нападут на водителя. Машиной умел управлять К-н.

В ходе предварительного следствия Д. пояснял, что они решили сесть в такси, выехать за город, за пост ГАИ, как-нибудь остановить машину, убить водителя и уехать в г. Красноярск. Это все предложил К-н. Когда он (Д.) предложил водителю выйти из машины, так как машина нужна им, но водитель сказал, что машину им не отдаст. (При этом Д. не давал показаний, что водитель каким-либо образом оскорбил его). Он (Д.) "резанул" водителя ножом по горлу и ударил его ножом в шею.

Когда он впоследствии передал нож К., то тот стал наносить удары водителю ножом, сказав при этом, что водитель "дрыгает" ногой. Водитель в это время шевелился, но уже не кричал. Впоследствии на деньги, забранные у водителя, К. покупал сигареты, газировку, пряники (т. 4 л.д. 138 - 140).

Изменению показаний К. и Д., а также показаниям К-на суд дал надлежащую оценку, правильно оценив их в совокупности с другими доказательствами и фактическими обстоятельствами.

Приведенные показания К. и Д. о наличии предварительного сговора на завладение машиной, характер насилия, примененного к водителю С., последующее хищение (когда оказалось невозможным завладение всей машиной) из салона машины автомагнитофона в свой совокупности подтверждает правильность вывода суда о совершении К., Д. и К-ным разбойного нападения.

Суд обоснованно признал недостоверными показания подсудимого Д. о том, что ножевые ранения С. он нанес в связи с грубыми, оскорбительными высказываниями С.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть С. наступила от проникающих колото-резаных ранений грудной клетки слева с повреждением нижней доли левого легкого, проникающих колото-резаных ранений живота с повреждением большого сальника, брызжейки тонкого кишечника, множественных колото-резаных и резаных ранений шеи, грудной клетки, поясничной области подвздошной области, верхних и нижних конечностей, осложнившихся острой кровопотерей. Кроме того, на трупе С. имелись кровоподтеки верхнего и нижнего века левого глаза, спинки носа, ссадина спинки носа. С. было причинено не менее 36 ударных воздействий орудием с колюще-режущими и режущими свойствами и не менее 3 ударных воздействий твердым тупым предметом в область лица с достаточной силой ударных воздействий.

Все повреждения были причинены С. прижизненно и в короткий промежуток времени.

Приведенные показания Д. о наличии предварительного сговора на убийство водителя в целях завладения машиной, фактические действия виновных (нанесение Д. ударов ножом по команде К-на "Режь!" в область шеи С. в салоне машины, последующее преследование раненого, пытавшегося убежать С., нанесение ему множественных ударов, несмотря на его просьбы не трогать его, до тех пор, пока он не прекратил подавать признаки жизни), их согласованность и совместность, использование ножа для нанесения повреждений, нанесение ударов в область расположения жизненно-важных органов подтверждают правильность выводов суда о наличии между К., Д. и К-ным предварительного сговора и умысла у них на убийство С. и об участии каждого из них в процессе лишения С. жизни.

Об этом же свидетельствует и то, что осужденные при нападении на С. не маскировались, намеревались в последующем ехать на похищенной машине в г. Красноярск и при оставлении в живых С. отсутствовали гарантии их безнаказанности и незадержания их на ближайшем или последующих постах ГИБДД.

Ссылка К. на то, что он нанес удары ножом лишь в область ног С. и во время, когда тот был мертв, является несостоятельной, противоречит приведенным показаниям Д. и данным акта судебно-медицинской экспертизы о наличии у С. ранений в области живота и о прижизненности всех причиненных повреждений.

Также несостоятельной является и ссылка на нанесение К. ударов С. ножом вследствие опасения за свою жизнь со стороны Д. и К-на. Как следует из материалов дела, у К. еще до нападения на С. был предварительный сговор на убийство водителя, после чего он стал осуществлять поездку на машине, при происшедшем он вел себя активно, в том числе догонял убегавшего С. Никаких данных о применении Д. и К-ным к К. насилия или угроз в целях побуждения его к нанесению ударов ножом С. в материалах дела не имеется.

Поскольку К., Д. и К-н имели предварительный сговор на убийство, каждый из них непосредственно участвовал в процессе лишения С. жизни, то независимо от того, что от действий одного из них или от совокупности их действий наступила смерть С. (согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от совокупности колото-резаных и резаных ранений), каждый из них обоснованно признан соисполнителем группового убийства.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К., Д. и К-на в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "в" ч. 3 ст. 162 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка на необнаружение крови на одежде К. не свидетельствует о неверности выводов суда, поскольку К. был задержан не на месте совершения преступлений во время их совершения, а в дальнейшем, когда он имел реальную возможность уничтожить возможные следы крови. Кроме того, сам К. и не отрицал нанесение трех ударов ножом С., перемещение трупа С. в лесной массив, обыскивание окровавленной одежды С.

Наказание К. и К-ну, а также наказание Д. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, данных о личности виновных, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Характеристики Д., относящиеся к данным, характеризующим его личность, его явка с повинной, учтены судом при назначении ему наказания.

При назначении наказания судом могут быть учтены лишь те обстоятельства, которые имелись на время постановления приговора. Как следует из материалов дела, судебные прения были закончены, а подсудимыми последнее слово произнесено 29 июля 2004 г. Заявление об установлении отцовства К-на было подано в отдел ЗАГСа 2 августа 2004 г. (л.д. 113 т. 5) и до постановления приговора не разрешено. В материалах дела не имеется копии свидетельства о рождении ребенка с указанием отцовства К-на (на время рождения ребенка - 31 марта 2004 г. - несовершеннолетнего, 17-летнего). Таким образом, на время постановления приговора отцовство К-на установлено не было и не могло учитываться при назначении ему наказания.

Ссылка Д. на его раскаяние с учетом его показаний в судебном заседании и доводов жалобы является несостоятельной.

Назначение за умышленное лишение жизни человека наказания в виде лишения свободы: К. - сроком на семь лет, К-ну - на восемь лет, Д. - сроком на пятнадцать лет - нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным тому, что совершено самими ими.

Наказание К., К-ну, а также наказание Д. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено справедливое и оснований к его смягчению не имеется.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, Д. был осужден 7 августа 2003 г. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, по данному делу преступления он совершил 14 октября 2003 г. и до этого времени условное осуждение ему не отменялось. (28 января 2004 г. Д. был осужден по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть после совершения преступлений по данному делу 14 октября 2003 г., вследствие чего судимость от 28 января 2004 г. не порождает рецидива преступлений).

При таких данных в нарушение требований п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) судом ошибочно установлен рецидив преступлений в действиях и указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание Д., подлежит исключению из приговора. В связи с наличием явки с повинной Д. и отсутствием отягчающих наказание обстоятельств назначенное Д. наказание по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ подлежит смягчению с учетом требований ст. 62 УК РФ.

Поскольку приговор от 28 января 2004 г. наказание Д. было назначено по совокупности приговоров (с приговором от 7 августа 2003 г.), то есть требования ст. 70 УК РФ уже были реализованы, то из данного приговора подлежит исключению указание о назначении Д. наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Разрешая вопрос, связанный с компенсацией морального вреда Ю. и С.Н., суд мотивировал свое решение тем, что признает гражданские иски обоснованными, справедливыми и подлежащими удовлетворению в заявленных размерах. Никаких других мотивов решения в этой части судом в приговоре не приведено, платежеспособность, материальное положение подсудимых не установлены. Судом установлено, что К. и К-н - несовершеннолетние, обучались в средней школе. В счет компенсации морального вреда за убийство С. суд взыскал 1050000 рублей, при этом, как видно из приговора, суд не обсуждал реальность исполнения приговора в этой части и реальность взыскания с осужденных такой суммы. Как следует из приговора, суд не учитывал, что при компенсации морального вреда денежная составляющая не является определяющей, что в компенсацию морального вреда входит также розыск, изобличение и наказание виновных лиц.

При таких данных приговор в части взыскания 1 млн. 50 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, подлежит отмене, а дело в этой части - направлению на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

За исключением вносимых изменений данное дело рассмотрено судом объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка в жалобе осужденного Д. на то, что следователем при проведении очных ставок задавались наводящие вопросы, несостоятельна, противоречит содержанию протоколов. Его же ссылка на то, что К-н нашел "мнимого свидетеля М." по настоянию следователя, также несостоятельна, не подтверждена никакими конкретными доказательствами. Кроме того, показания свидетеля М. не влияют на разрешение дела, поскольку он очевидцем преступлений не являлся и не давал о них показаний. Данное дело расследовано объективно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 4 августа 2004 г. в отношении Д. изменить.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание Д.

Смягчить назначенное Д. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) наказание до одиннадцати лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить Д. наказание путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за совершение которых он осужден данным приговором, с учетом внесенных изменений, и п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, за совершение которых он осужден приговором от 28 января 2004 г. с применением ст. 70 УК РФ, назначить Д. окончательное наказание путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на семнадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора указание о назначении Д. наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Тот же приговор в части взыскания с К., Д. и К-на в счет компенсации морального вреда в пользу Ю. - по 150000 рублей с каждого, в пользу С.Н. - по 200000 рублей с каждого - отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части тот же приговор в отношении К., Д. и К-на оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных К., Д., К-на, адвокатов Белинской М.Ю., Гороховик Б.И. и законного представителя В. оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Т.А.ЕРМОЛАЕВА

Ю.В.САВВИЧ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"