||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2005 г. N 1-078/04

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Захарова Л.М.

и судей генерал-майора юстиции Коронца А.Н.,

генерал-майора юстиции Шалякина А.С.

рассмотрела в заседании от 25 января 2005 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного М.А., его защитника - адвоката Самылова Г.А. и осужденного М.С. на приговор Московского окружного военного суда от 24 августа 2004 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 83420 рядовой

М.А., <...>, осужденный 19 августа 2003 года Московским гарнизонным военным судом по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 2 ст. 161 и ч. 1 ст. 338 УК РФ к 2 годам содержания в дисциплинарной воинской части,

и гражданин

М.С., <...>, не имеющий судимости,

осуждены к лишению свободы по ст. 162, ч. 3, п. "в", УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13.06.1996 года N 63-ФЗ) на 10 лет каждый: по ст. 105, ч. 2, п. п. "а", "ж", "з", УК РФ М.А. на 13 лет, М.С. на 17 лет; по ч. 3 ст. 30 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ М.А. на 11, М.С. на 8 лет; М.С., кроме того, по ст. 105, ч. 1, УК РФ на 11 лет, а по ст. 158, ч. 1, УК РФ на 2 года. По совокупности совершенных преступлений М.А. осужден на 15 лет, а М.С. на 19 лет лишения свободы, оба в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 70 и п. "а" ч. 1 ст. 71 УК РФ к наказанию, назначенному М.А. по данному приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Московского гарнизонного военного суда от 19 августа 2003 года и окончательное наказание определено М.А. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В счет возмещения материального вреда в пользу потерпевшего Х. с осужденных в солидарном порядке взыскано 5.500 рублей и в счет компенсации морального вреда 15.000 рублей; в таком же порядке - в пользу потерпевшего Д. взыскано 15.100 рублей и 30.000 рублей соответственно; в пользу потерпевшего В. 6.750 рублей и 150.000 рублей, соответственно. В пользу потерпевшей Б.В. с осужденного М.С. присуждено ко взысканию в счет возмещения материального вреда 17.216 рублей, в счет компенсации причиненного ей морального вреда 150.000 рублей.

Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции Захарова Л.М., выступление М.А., поддержавшего доводы, изложенные в кассационной жалобе, а также мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Порывкина А.В., полагавшего необходимым приговор в отношении М.А. изменить - применить ч. 5 ст. 69 УК РФ вместо ч. 1 ст. 70 УК РФ и срок отбывания наказания исчислять М.А. с 30 июня 2003 года, Военная коллегия,

 

установила:

 

М.А. и М.С. признаны виновными в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а также угрозой применения такого насилия группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; убийстве двух лиц, совершенным группой лиц по предварительному сговору, сопряженным с разбоем; покушении на убийство, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженным с разбоем, а М.С., кроме того, и в умышленном причинении смерти другому человеку и краже.

Как указано в приговоре, эти преступления совершены ими при следующих установленных судом обстоятельствах.

1 мая 2003 года М.С. и М.А. договорились совершить разбойное нападение на знакомых им граждан Д., В. и Х. и завладеть принадлежащим им имуществом и деньгами и убить их.

Во исполнение данного плана в квартире Д. они совместно напали сначала на Д., а затем на В. и Х., избили их, сломив волю к сопротивлению, и, угрожая ножом и убийством, стали требовать от указанных лиц деньги и ценное имущество.

Затем, по предложению М.А., с целью облегчить поиски и хищение чужого имущества и планируемое убийство, они связали потерпевших.

Действуя согласованно с М.С., М.А. нанес Х. 4 удара шампуром в шею, от чего потерпевший потерял сознание. Будучи уверенными в смерти Х., М.А. и М.С. прекратили дальнейшее применение к нему насилия. В результате ранения Х. был причинен легкий вред здоровью.

После этого М.С., действуя согласованно с М.А., нанес ножом множество ударов В., а затем Д. и убил их. В ходе разбойного нападения они похитили принадлежащее потерпевшим имущество и деньги на сумму 29.600 рублей, которыми распорядились по своему усмотрению.

В ночь на 8 мая 2003 года М.С. на почве личных неприязненных отношений задушил гражданку Б.В., после чего похитил из ее квартиры деньги в сумме 9.000 рублей.

В кассационных жалобах осужденный М.А. указывает, что судебное следствие по делу проведено предвзято, с обвинительным уклоном, а наказание ему назначено излишне суровое. Он просит приговор отменить и направить в отношении него дело на новое судебное разбирательство.

Защитник М.А. адвокат Самылов Г.А. и сам осужденный в дополнительной кассационной жалобе, не оспаривая факта совершения М.А. разбойного нападения на Д., В. и Х., вместе с тем считают, что в убийстве Д. и В. и покушении на убийство Х. вина М.А. не доказана. По их мнению, к положенным в обоснование приговора показаниям потерпевшего Х. суду следовало подходить критически, поскольку он сам ранее являлся подозреваемым в убийстве указанных выше лиц. Сам М. как в ходе предварительного следствия, так и в суде отрицал свое участие в убийстве; М.С. же на следствии утверждал, что М.А. убийства не совершал, а в ходе судебного разбирательства отказался от своих показаний. Свидетель Б.Е. очевидцем убийства Д. и В. не была, а показания А. свидетельствуют о том, что убийства совершены М.С.

Вывод суда о предварительном сговоре между М.А. и М.С. на убийство потерпевших носит предположительный характер.

По мнению М.А. и его защитника, обнаруженная на шампуре кровь М.С. и Х. свидетельствует о непричастности М.А. к покушению на убийство Х.

В заключение жалоб М.А. и его защитник просят приговор в части осуждения М.А. за убийство Д. и В., а также покушение на убийство Х. отменить и дело в отношении него в данной части прекратить. М.А., кроме того, обращает внимание в жалобе и на неправильное исчисление начального срока отбывания им наказания и неоправданно завышенные суммы исков, подлежащих взысканию с него.

В кассационной жалобе осужденный М.С. указывает, что постановленный в отношении него приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым, поскольку свою вину он признал лишь в совершении разбойного нападения на указанных выше лиц, другое предъявленное ему обвинение, он неизменно отвергал.

М.С. также утверждает в жалобе, что в ходе предварительного следствия по делу допущены многочисленные нарушения требований уголовно-процессуального закона. Так, после его задержания по отношению к нему оперативными работниками милиции применены истязания и пытки, вследствие чего он оговорил себя в убийстве Д. и В., покушении на убийство Х., убийстве Б.В. и краже из ее квартиры. При этом, осужденный пишет в жалобе, что протоколы допросов он не читал, а своего защитника адвоката Никулочкина, при производстве указанных следственных действий не видел. Нарушение своих прав М.С. усматривает и в том, что все защитники были назначены ему органами предварительного следствия и судом. Однако, несмотря на это, протоколы его допросов признаны судом допустимыми доказательствами.

Далее М.С. в кассационной жалобе выдвигает свою версию произошедшего, согласно которой все вмененные ему по приговору преступления (помимо разбойного нападения) совершил не он, а мужчина по имени "Андрей". Все его, М.С., действия в квартире Д. были обусловлены предварительно достигнутой с "Андреем" договоренностью о возврате последнему Д. денежного долга. Как утверждает М.С., "Андрей" убил и Б.В., с которой он его ранее познакомил.

В заключение жалобы осужденный просит приговор в отношении него отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что виновность М.А. и М.С. в совершении указанных в приговоре преступных действий подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, которые объективно и полно изложены в приговоре.

Предусмотренные в ст. 73 УПК РФ подлежащие доказыванию обстоятельства, (в том числе время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), приговором установлены.

Сам приговор соответствует требованиям ст. ст. 307 - 309 УПК РФ.

В частности, виновность осужденных подтверждена показаниями самих М.А и М.С., данных ими в ходе предварительного следствия, и частично признавших вину в судебном заседании, пояснениями потерпевшего Х., который явился очевидцем совершенных 1 мая 2003 года в квартире Д. М.А. и М.С. преступлений, свидетелей Б.Е. и А., результатами проведенных осмотров мест происшествия, следственных экспериментов, проверок показаний на месте, очных ставок, заключениями судебно-медицинских экспертов о механизме причинения телесных повреждений Х., В., Д. и Б.В. и причине наступления смерти трех последних лиц, заключениями экспертов-биологов, психологов и психиатров, а также иными доказательствами.

Проверка и оценка доказательств по делу произведены согласно требованиям УПК РФ и для постановления в отношении каждого из осужденных обвинительного приговора их собрано достаточно и все они, вопреки мнению М.С., являются допустимыми.

К тому же, в ходе судебного разбирательства исследован протокол ознакомления обвиняемого М.С. и его защитника с материалами уголовного дела. В нем отсутствуют ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ. Не заявил М.С. таких ходатайств и в дальнейшем.

Судебное разбирательство проведено на основе состязательности сторон. Утверждение же М.А. о его проведении с обвинительным уклоном не соответствует действительности. Об этом прежде всего свидетельствует протокол судебного заседания, в котором отражен ход судебного разбирательства, замечания на который осужденными не поданы.

Оснований, влекущих отмену либо изменение постановленного в отношении М.А. и М.С. обвинительного приговора, указанных в ст. 379 УПК РФ, не имеется.

Анализ собранных по делу доказательств позволил суду сделать обоснованный вывод о том, что действия М.А. и М.С. по лишению жизни Д., В. и Х. были согласованными, совместными и объединенными единым умыслом.

Основания, по которым суд пришел к такому выводу полно и правильно приведены в приговоре.

Показания свидетеля А., на которую ссылается адвокат Самылов, не свидетельствуют об отсутствии предварительного сговора М.А. и М.С. на убийство и о непричастности М.А. к убийству Д., В. и покушению на убийство Х.

Судом бесспорно установлено, что именно М.А., объединенный с Маркиным единым умыслом на убийство Д., В. и Х., нанес последнему удары остро заточенным шампуром в жизненно важный орган - шею. Происхождение крови М.С. на шампуре установлено. Ранее, при распитии спиртных напитков в Кузьминском лесопарке М.С. порезал им руку. Поэтому и довод защитника - адвоката Самылова о непричастности М.А. к покушению на убийство Х. является несостоятельным.

То обстоятельство, что Х. на первоначальном этапе предварительного следствия действительно задерживался в порядке ст. 91 УПК РФ и допрашивался в качестве подозреваемого, вопреки мнению защитника Самылова Г.А., не ставят под сомнение существо приговора.

6 июня 2003 года уголовное дело в отношении Х. за отсутствием в его действиях состава преступления органами предварительного следствия прекращено. С указанным постановлением, равно как и всеми материалами дела ознакомлены как М.А., так и М.С. При этом они каких-либо ходатайств не заявили. Сами же показания Х. на всем протяжении предварительного следствия и в суде были последовательными, и сомневаться в их объективности оснований не имеется.

Вопреки утверждениям в жалобе М.С., недозволенных законом методов получения показаний к нему со стороны оперативных работников милиции не применялось, и право на защиту при этом нарушено не было. В ходе судебного разбирательства допрошены работники прокуратуры, которые непосредственно допрашивали М.С. по обстоятельствам совершенных им преступлений.

Все они пояснили, что никакого насилия и иных незаконных методов получения показаний к М.С. не применялось. Более того, сам М.С. в ходе судебного разбирательства заявил о том, что показания его давать не принуждали.

Участие при первоначальных допросах М.С. 8 мая 2003 года защитника - адвоката Никулочкина А.С. подтверждено имеющимся в материалах дела выданным ему в установленном законом порядке ордером на защиту М.С. N 491 от 8 мая 2003 года, его подписями в протоколах проведенных с М.С. следственных действий, а также и собственноручно выполненной М.С. записью о том, что он желает, чтобы его защиту осуществлял адвокат Никулочкин А.С. Более того, в ходе судебного заседания М.С. заявил о том, что первоначально его интересы представлял защитник Никулочкин.

В дальнейшем защитники также предоставлялись М.С. в соответствии с его волеизъявлением.

Поэтому утверждения М.С. о нарушении его права на защиту, равно как и о применении в отношении него запрещенных законом методов получения показаний, являются не соответствующими действительности и явно надуманными.

Приговор как в целом, так и в данной части мотивирован с достаточной полнотой.

Приведенная М.С. в кассационной жалобе версия о совершении убийств Д., В., Б.В. и покушения на убийство Х. не им, а "Андреем" не подтверждена материалами дела, а напротив ими опровергается.

К тому же она выдвинута М.С. впервые в кассационной жалобе, хотя никаких препятствий для того, чтобы заявить ее в ходе предварительного следствия у него не имелось.

Поэтому суд кассационной инстанции отвергает ее как несостоятельную и не соответствующую действительности.

Признание М.С. и М.А. в ходе судебного разбирательства вины лишь в совершении разбойного нападения на Д., В. и Х., вопреки мнению М.С. и М.А., свидетельствует лишь об их желании избежать уголовной ответственности за более тяжкие преступления и не ставит под сомнение обоснованность приговора.

Юридическая квалификация содеянного М.А. и М.С. является правильной.

Гражданские иски потерпевших разрешены в соответствии с требованиями закона. Наказание за преступные деяния, указанные в обжалуемом приговоре, назначено М.А. и М.С. с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности каждого.

Вместе с тем, назначив М.А. наказание по совокупности приговоров, окружной военный суд неправильно применил нормы материального права, в связи с чем приговор в данной части подлежит изменению.

Поскольку после вынесения в отношении М.С. 19 августа 2003 года Московским гарнизонным военным судом обвинительного приговора, по делу было установлено, что он виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, то окончательное наказание ему должно было быть назначено в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не по правилам ч. 1 ст. 70 УК РФ.

Соответственно и срок отбывания наказания М.С. следует исчислять не с 22 октября 2003 года, как это указано в приговоре, а с 30 июня 2003 года.

На основании изложенного Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 377, 378, п. 4, и 388 УПК РФ,

 

определила:

 

приговор Московского окружного военного суда от 24 августа 2004 года в отношении М.А. изменить.

Исключить из приговора указание о применении части 1 статьи 70 УК РФ и назначении М.А. наказания по совокупности приговоров (по данному приговору и приговору Московского гарнизонного военного суда от 19 августа 2003 года).

В соответствии со ст. 69, ч. 5, УК РФ окончательное наказание определить М.А. путем частичного сложения назначенных ему наказаний в виде 16 (шестнадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и срок отбывания данного наказания исчислять с 30 июня 2003 года.

В остальной части приговор в отношении М.А. и этот же приговор в отношении М.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и защитника М.А. - адвоката Самылова Г.А. - без удовлетворения.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Л.ЗАХАРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"