||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2005 года

 

Дело N 5-Г04-101

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Меркулова В.П.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 января 2005 г. дело по кассационным жалобам К. и ее представителя П. на решение Московского городского суда от 8 октября 2004 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., объяснения К., ее представителя П., поддержавших доводы жалобы, председателя квалификационной коллегии судей г. Москвы С., возражавшего против жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

Совет судей г. Москвы направил в квалификационную коллегию судей г. Москвы обращение о привлечении судьи Московского городского суда К. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за нарушение требований Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и положений Кодекса чести судьи Российской Федерации.

Решением квалификационной коллегии судей г. Москвы от 19 мая 2004 г. К. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением первого квалификационного класса судьи.

Оспаривая это решение, К. обратилась в суд с заявлением об его отмене. В обоснование заявленного требования указывала на то, что выводы квалификационной коллегии судей о том, что она нанесла непоправимый ущерб основам судебной власти, являются надуманными и необоснованными, оснований для прекращения полномочий судьи не имелось. Кроме того, полагает, что в нарушение закона вопрос о привлечении ее к дисциплинарной ответственности квалификационной коллегией судей рассмотрен в период ее нетрудоспособности.

Указанным решением Московского городского суда в удовлетворении заявления отказано.

В кассационных жалобах К. и ее представителя П. ставится вопрос об отмене решения и принятии по делу нового решения об удовлетворении заявления.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики) на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание, в том числе и в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 3 указанного Закона судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы, при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

В силу положений Кодекса чести судьи Российской Федерации судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, он не вправе причинять ущерб престижу своей профессии в угоду личным интересам или интересам других лиц. Кроме того, судья не вправе делать публичных заявлений, комментариев, выступлений в прессе по делам, находящимся в производстве суда до вступления в силу постановлений, принятых по ним.

Согласно преамбуле Кодекса чести судьи, установленные им правила поведения судьи в профессиональной и внеслужебной деятельности обязательны для каждого судьи Российской Федерации, независимо от занимаемой должности.

Отказывая в удовлетворении заявления К., суд пришел к правильному выводу о том, что ею совершен дисциплинарный проступок и за который она могла быть привлечена к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Суд установил, что основанием для привлечения К. к дисциплинарной ответственности послужили следующие обстоятельства.

Судья К. являлась кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации на выборах 7 декабря 2003 г.

В период избирательной кампании она неоднократно давала интервью средствам массовой информации (в частности, радиостанции "Эхо Москвы", газетам "Известия" и "Новая газета"), в которых в угоду личным интересам распространяла надуманные и оскорбительные измышления в адрес судей и в целом судебной системы Российской Федерации, умаляя тем самым авторитет судебной власти и нарушая требования Закона "О статусе судей в Российской Федерации" и Кодекса чести судьи Российской Федерации. Высказывания К., в частности, сводились к тому, что при принятии решений судьи не являются независимыми, на них с помощью председателя суда оказывается давление прокурором, другими влиятельными и заинтересованными лицами, председатель суда убеждает судью принять правильное решение, заранее выясняет степень управляемости того или иного судьи с тем, чтобы знать, кому можно поручить вынесение нужного решения, никто не может быть уверен в том, что рассматриваемое в суде дело, будет разрешено по закону, а не в угоду кому-либо, суд превращается в инструмент сведения политических, коммерческих или просто личных счетов, в стране может наступить судебный беспредел и т.д.

Суд пришел к выводу, что указанные высказывания являются голословными, не основанными на конкретных фактах, ставят под сомнение такие основные принципы деятельности суда как независимость судей, рассмотрение дел справедливым и беспристрастным судом на основе равенства участников процесса, т.е. поставлена под сомнение сама возможность в Российской Федерации реализации, гарантированного Конституцией Российской Федерации, права на судебную защиту.

При таких обстоятельствах следует согласиться с выводами суда о том, что К. распространением в адрес судей и судебной системы Российской Федерации надуманных и оскорбительных измышлений умалила авторитет судебной власти, достоинство судей, в угоду личным интересам причинила ущерб престижу профессии судьи.

В судебном заседании К. подтвердила, что приведенные в решении квалификационной коллегии судей ее высказывания, явившиеся основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности, принадлежат ей.

В то же время К. ссылалась на то, что в интервью средствам массовой информации она критиковала действия председателя Московского городского суда, а также положение дел в возглавляемых им городском суде и судебной системы г. Москвы.

Однако, из тех высказываний, которые приведены в решении квалификационной коллегии судей и решении суда и которых К. не отрицала, следует, что они касались не только председателя Московского городского суда, но и других судей и в целом судебной системы Российской Федерации.

Кроме того, утверждение К. о том, что решение квалификационной коллегии судей г. Москвы о досрочном прекращении полномочий судьи явилось следствием критики председателя Московского городского суда, проверялось судом и не нашло своего подтверждения.

Как следует из материалов дела, обращение о привлечении К. к дисциплинарной ответственности в квалификационную коллегию судей было направлено Советом судей г. Москвы, а не председателем городского суда.

Доводы К. о том, что на нее по конкретному уголовному делу оказывалось давление председателем Московского городского суда, были проверены Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации, по результатам проверки которой не было установлено обстоятельств, которые бы давали основания для внесения представления о привлечении председателя Московского городского суда к дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах следует согласиться с судом, что именно распространение надуманных и оскорбительных измышлений в адрес судей и судебной системы явилось основанием для привлечения К. к дисциплинарной ответственности.

В силу ст. 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Однако, обладание таким правом не означает возможности ничем не ограниченного произвола при их осуществлении или злоупотребления ими. Принцип уважения чужих прав и свобод неразрывно связан с идеей обладания основных прав. Поэтому ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации запрещает нарушение прав и свобод других лиц при осуществлении своих прав.

Указанные положения Конституции Российской Федерации согласуются и с нормами Международного права.

Так, в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. В то же время, осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе, в частности, в целях обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Как указывалось ранее, такие ограничения установлены Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (ст. 3 Закона), обязывающим судей соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы, при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Судья не вправе причинять ущерб престижу своей профессии в угоду личным интересам или интересам других лиц.

В соответствии со ст. 2 Кодекса чести судьи Российской Федерации судья не вправе делать публичных заявлений, комментариев, выступлений в прессе по делам, находящимся в производстве суда до вступления в силу постановлений, принятых по ним. Судья не вправе публично вне рамок профессиональной деятельности подвергать сомнению постановления судов, вступивших в законную силу, и действия своих коллег.

Судом установлено, что в нарушение этих требований в интервью радиостанции "Эхо Москвы" 1 декабря 2003 г. и газете "Известия" 4 декабря 2003 г. К. сделала публичные заявления и комментарии, касающиеся существа уголовного дела по обвинению З. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 и ч. 1 ст. 301 УК РФ, находящегося в производстве Московского городского суда. Приговор по данному делу, по существу которого были сделаны заявления и комментарии, не вступил в законную силу.

В судебном заседании К. также не оспаривала того обстоятельства, что комментарии по конкретному уголовному делу, сделанные ею в средствах массовой информации, принадлежат ей.

Судом были также проверены доводы К. о несоблюдении квалификационной коллегией судей порядка привлечения ее к дисциплинарной ответственности, которые заключались в том, что заседание 19 мая 2004 г. было проведено в ее отсутствие, в период временной нетрудоспособности, а также то, что ни в протоколе заседания, ни в решении квалификационной коллегии судей не указано количество ее членов, проголосовавших "за" и "против".

Из материалов дела видно, что К. была уведомлена о поступившем в квалификационную коллегию судей обращении Совета судей г. Москвы, ей была вручена копия обращения.

Рассмотрение обращения совета судей неоднократно откладывалось по просьбе К.

О заседании квалификационной коллегии судей, состоявшемся 19 мая 2003 г., заявительница была извещена телеграммой, которую получила ее дочь. К. не отрицает этого обстоятельства. Однако на заседание не явилась и не сообщила квалификационной коллегии судей об уважительных причинах неявки. Принятыми мерами квалификационная коллегия судей не смогла установить причины неявки К. на заседание.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что у квалификационной коллегии судей имелись основания для проведения заседания в отсутствие заявительницы.

То обстоятельство, что в день заседания она была нетрудоспособна, также не может служить основанием для признания незаконным решения квалификационной коллегии судей, поскольку нормы трудового законодательства, устанавливающие порядок привлечения к дисциплинарной ответственности, к данным отношениям не могут быть применены.

Суд также установил, что действующее законодательство, а именно Федеральный закон "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и Положение о квалификационных коллегиях судей, не предусматривают обязательное указание в протоколе и решении коллегии результатов голосования, т.е. указание количества проголосовавших за и против.

Поскольку решение о прекращении полномочий судьи коллегией принято в соответствии с указанным в законе кворумом (11 членами из 19) и оно подписано председателем и секретарем квалификационной коллегии судей, то следует согласиться с тем, что решение принято в соответствии с действующим законодательством.

Суд правильно не согласился с доводом К. ссылавшейся на то, что на положениях, установленных Кодексом чести судьи, не могло быть основано решение о прекращении полномочий судьи, ввиду того, что указанный Кодекс не утвержден Всероссийским съездом судей и обоснованно указал в решении, что Кодекс чести судьи одобрен вторым Всероссийским съездом судей в июне 1993 г. и по поручению съезда был принят Советом судей России в октябре 1993 г.

При таких обстоятельствах не имеется оснований для утверждения о том, что положения Кодекса не могут применяться.

Кроме того, шестым Всероссийским съездом судей в декабре 2004 г. утвержден Кодекс судейской этики, в котором содержатся аналогичные положения, обязывающие судью соблюдать определенные правила судьи при осуществлении профессиональной деятельности.

Не могут быть приняты во внимание доводы и о том, что данное дело не могло быть предметом рассмотрения в Московском городском суде, поскольку, как указывает К., она критиковала этот суд и его председателя.

Согласно ст. 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" решения квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации могут быть обжалованы в соответствующие суды. В данном случае, заявление К. на решение квалификационной коллегии судей г. Москвы подлежало рассмотрение в Московском городском суде.

В силу ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Как следует из материалов дела, до начала судебного заседания и в ходе судебного разбирательства К. и ее представителем были сделаны заявления об отводе судьи, рассматривавшего дело, ввиду его заинтересованности в исходе дела. Эти заявления были рассмотрены в соответствии с требованиями процессуального закона и в удовлетворении заявления об отводе судьи отказано.

Вопросов о передаче дела в другой суд ввиду того, что рассмотрение его в Московском городском суде стало невозможным, в соответствии со ст. 33 ГПК РФ в судебном заседании заявителем не ставилось и судом не обсуждалось.

Ходатайство об изменении подсудности дела, принятого к производству Московского городского суда, направленное в Верховный Суд Российской Федерации до начала рассмотрения дела, оставлено без удовлетворения (ответ от 27 октября 2004 г.).

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что заявление К. рассмотрено судом, которому оно подсудно и оснований, по которым рассмотрение этого заявления стало невозможным в Московском городском суде, не установлено.

Обстоятельств, которые бы в соответствии со ст. 362 ГПК РФ могли служить основанием для отмены решения, не установлено. В связи с этим решение подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Московского городского суда от 8 октября 2004 г. оставить без изменения, кассационные жалобы К. и ее представителя П. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"