||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 декабря 2004 г. N 4-о04-169

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 29 декабря 2004 года кассационные жалобы осужденных А.И. и О., адвоката Борисенко Г.С. на приговор Московского областного суда от 15 октября 2004 года, которым:

А.И., <...>, гражданин РФ, с образованием 7 классов, холостой, не работающий, инвалид 3 группы, <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Закона РФ от 24 мая 1996 года) на 12 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. "в", "д", "к" УК РФ на 18 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных за каждое преступление, окончательно назначено А.И. наказание в виде лишения свободы на срок 23 (двадцать три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

О. <...>, гражданин РФ, с образованием 6 классов, холостой, не работающий, <...>, судимый 10 декабря 1999 года Ступинским городским судом Московской области по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден по постановлению суда от 19 июля 2000 года на основании п. 1 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 26 мая 2000 года N 398-III ГД "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне",

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Закона РФ от 24 мая 1996 года) - на 13 лет;

по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "к" УК РФ на 15 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных за каждое преступление, окончательно назначено О. наказание в виде лишения свободы на срок 21 (двадцать один) год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу М. с А.И. и О. в счет возмещения материального ущерба - 173 341 рубль с А.И. и О. солидарно;

в виде денежной компенсации за моральный вред с А.И. - 100 000 рублей, с О. - 50 000 рублей;

с А.И. в пользу К.К. в счет компенсации морального вреда - 100 000 рублей, а с О. - 50 000 рублей,

с А.И. и О. в пользу К.С., П., М., К.К., К.Л. в счет компенсации за моральный вред по 50 000 рублей каждому в равных долях,

взыскать с А.И. и О. в пользу М. в счет возмещения ущерба 60 666 рублей солидарно.

По приговору суда А.И. и О. совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище и помещение. Помимо этого подсудимый А.И. совершил убийство К.К., т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем. Он же, А.И., совершил убийство К.М., то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное в отношении лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление, а подсудимый О. - пособничество в совершении указанного убийства К.М.

Преступления совершены 18 июня 2003 года около 17 часов при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения А.И. и О., поддержавших доводы жалоб, возражения на жалобы потерпевшей М., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

Осужденный А.И., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что умысла и сговора на убийство не было, на следствии себя оговорил, экспертиза не утверждает, что на его кофте кровь потерпевших, назначенное ему наказание считает суровым, просит смягчить его с учетом того, что он инвалид 3 группы, признал вину, активно способствовал раскрытию преступления, также просит учесть, что его родители на пенсии, отец инвалид 1 группы.

Осужденный О. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, полагая, что не установлена его причастность к убийству, обращает внимание на то, что полностью признал вину в совершении разбойного нападения и в деле есть его чистосердечное признание, однако суд не учел его. Наказание считает чрезмерно суровым.

Защитник адвокат Борисенко Г.С. просит приговор суда в отношении О. в части осуждения его по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "к" УК РФ отменить, дело прекратить, поскольку не доказано пособничество О. в убийстве. В части разбойного нападения просит смягчить О. наказание.

В возражениях государственный обвинитель Кокорин Н.В. просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденных основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших М.Л., К.Ю., П., М.Е., К.Л., свидетелей М.Л., А.В., В., Д., осужденных А.И. и О.., протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертиз.

Доводы жалобы А.И. о том, что у него не было умысла убивать потерпевших, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела, в частности его же собственными показаниями и признанием вины в причинении смерти потерпевшего К.К., показаниями О. и Д. о том, что смерть К. наступила вследствие действий подсудимого А.И.; по заключению судебно-медицинского эксперта смерть К.К. наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей при удавлении.

По показаниям А.И. в ходе следствия, он бросил две горящие тряпки, одну - в салон автомашины, другую - на крышу. По заключению судебно-медицинского эксперта смерть К.К. наступила вследствие отравления угарным газом в очаге пожара. Как установлено заключением эксперта, очаг возгорания находился в салоне автомобиля. С учетом данных доказательств, суд обоснованно признал показания А.И. о поджоге салона автомобиля соответствующими действительности. Осужденный О. также на следствии подтвердил, что А.И. в его присутствии поджег автомобиль.

Доводы жалоб о недоказанности пособничества О. в убийстве К.М. опровергаются материалами дела.

А.И. и О. подтвердили, что в багажник машины они положили К.К. В ходе следствия они говорили, что намеревались вывезти в лес К.К. и там "закопать" их. Такие же показания на следствии и в суде дал Д., пояснив, что под словом "закопать" подразумевалось не только закопать труп К.К., но и убить и закопать там же К.М. Показания Д. в этой части подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что в салоне автомашины обнаружены два черенка от лопат.

Согласно показаниям А.И., данных им в качестве подозреваемого, следует, что "Кто то из них предложил отвезти и закопать К.К., а также его жену, что бы не было свидетелей. Д. занервничал, предложил не трогать К.М., но он А.И., сказал, что она может рассказать о случившемся."

Из протоколов допросов А.И. от 4 июля и 18 ноября 2003 года следует, что именно он предложил отвезти и "закопать деда, а заодно и бабку" О. поддержал его.

Из показаний О., данных в ходе предварительного следствия, следует, что А.И. предложил на машине К.К. отвезти труп и К.М. в какую-то деревню и закопать обоих.

Данные показания А.И. и О. свидетельствуют о наличии между А.И. и О. сговора на убийство К.М.

Выводы о доказанности вины А.И. и О. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют материалам делам, исследованным в суде.

Доводы жалобы А.И. о самооговоре являются несостоятельными. Основания для самооговора из дела не усматриваются. А.И. допрашивался с участием адвоката.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 74 и ст. 86 УПК РФ.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Действия А.И. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "з", "в", "д", "к" УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку (К.К.), сопряженное с разбоем. Об умышленном характере вины А.И. свидетельствует характер его действий по лишению К.К. жизни, а также действия, последовавшие за совершением преступления, а именно: сожжение трупа и уничтожение следов преступления. Суд признал, что убийство К.К. сопряжено с разбоем, поскольку оно совершенно в процессе нападения и завладения имуществом, преследовало цель воспрепятствовать потерпевшему обратиться за помощью. И как умышленное причинение смерти другому человеку (К.М.), совершенное в отношении лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление.

Действия О. правильно квалифицированы по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "к" УК РФ как пособничество в убийстве, то есть в причинении смерти другому человеку, совершенном в отношении лица, заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление. Об умысле А.И. и О. на убийство К.М. свидетельствует их общая договоренность о лишении ее жизни и их конкретные действия, направленные на достижение задуманного. А.И. явился исполнителем преступления, поджог автомашину, в результате его действий от отравления угарным газом в очаге пожара наступила смерть К.М. О., осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежное наступление смерти потерпевшей и желая наступления данных последствий, оказал пособничество в совершении указанного убийства; имея с А.И. договоренность об убийстве К.М., содействовал ему в достижении преступного результата, совместно с А.И. вывел К.М. из дома, погрузил в багажник и, управляя автомашиной, привез потерпевшую на берег реки Городенка. Суд пришел к выводу, что при совершении убийства К.М. осужденные А.И. и О. осознавали, что потерпевшая находится в беспомощном состоянии и по своему возрасту и состоянию здоровья лишена возможности принять меры к своей защите либо оказать им какое бы то ни было сопротивление; убийством К.М., явившейся очевидцем совершенных разбоя и убийства К.К., преследовали цель скрыть ранее совершенные преступления; сознательно избрали такой способ лишения жизни человека, который заведомо для них был связан с причинением потерпевшей особых мучений и страданий.

Действия А.И., О. правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Закона РФ от 24 мая 1996 года), как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с применением в качестве оружия предмета, с незаконным проникновением в жилище и помещение. Суд обоснованно пришел к выводу, что О. и А.И., по предложению последнего, заранее, до начала преступления, договорились о нападении на потерпевшего К.К., и завладении принадлежащим ему имуществом; совместно и согласованно совершили преступление, при этом содеянное в полном объеме охватывалось умыслом каждого участника; в процессе нападения к потерпевшему было применено насилие, опасное для жизни и здоровья, так как А.И. и О. причинили потерпевшему вред здоровью, в том числе относящийся к категории тяжкого. Все осужденные участвовали в завладении чужого имущества; без разрешения и против воли собственников зашли в жилой дом и помещение гаража, в процессе нападения в качестве оружия применили металлическую трубу, заранее приисканную и принесенную с собой; похищенным имуществом реально завладели и распорядились по своему усмотрению.

Судебная коллегия считает как техническую ошибку указание на часть вторую статьи 162 УК РФ в отношении А.И., поскольку А.И. признан виновным и в описательно мотивировочной части приговора дана квалификация его действиям по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении А.И. и О. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, характер и степень фактического участия лица в совершении групповых преступлений, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного вреда, данные о личности подсудимых и состоянии здоровья, а также влияние назначаемого наказания на их исправление и на условия жизни их семей. Осужденные А.И., О. совершили преступления, отнесенные уголовным законом к категории особо тяжких.

Не установлено судом наличие такого обстоятельства как активное способствование осужденным А.И. раскрытию преступления.

Оснований для смягчения наказания осужденным А.И. и О. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 15 октября 2004 года в отношении А.И. и О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"