||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 декабря 2004 года

 

Дело N 88-В04-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                        Пчелинцевой Л.М.,

                                                     Гуляевой Г.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 28 декабря 2004 года гражданское дело по иску прокурора Томского района в интересах несовершеннолетних А.О. и А.Н. к В.А., В.Л. и А.Г. о признании сделок недействительными и выселении В.А., В.Л. без предоставления другого жилого помещения по надзорной жалобе В.А. на решение Томского районного суда Томской области от 31 марта 1999 года и от 26 декабря 2000 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 11 июня 1999 года и от 13 апреля 2001 года и постановление президиума Томского областного суда от 17 ноября 1999 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Л.М. Пчелинцевой, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

А.Г. на основании договора на передачу квартиры в собственность с Семилужским сельским Советом от 25 марта 1993 года получил в свою собственность квартиру <...>.

В тот же день Семилужский сельский Совет заключил с А.Г. еще один договор передачи квартиры в собственность, по которому квартира <...> передавалась в собственность А.Г. и его несовершеннолетних дочерей А.Н. (21 февраля 1982 года рождения) и А.О. (20 ноября 1978 года рождения).

5 ноября 1998 года А.Г. на основании первого договора о передаче квартиры в собственность продал квартиру В.А.

Прокурор Томского района в интересах несовершеннолетних детей - А.О. и А.Н. обратился в суд с иском к А.Г., В.А. и В.Л. о признании недействительными договора от 25 марта 1993 года о передаче в собственность квартиры по адресу: <...>, где собственником указан только А.Г., а также договора купли-продажи указанной квартиры от 5 ноября 1998 года В.А. с последующим выселением из нее В.А. и его жены В.Л. В обоснование своих требований прокурор указал, что при заключении названного договора от 25 марта 1993 года были нарушены права несовершеннолетних детей, имеющих право пользоваться данной квартирой, и право на ее приватизацию, а сделка купли-продажи квартиры совершена А.Г. без предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Решением Томского районного суда Томской области от 31 марта 1999 года исковые требования прокурора удовлетворены: сделка приватизации спорной квартиры (договор на передачу квартиры) от 25 марта 1993 года, в которой собственником спорной квартиры указан только А.Г., признана недействительной, также признан недействительным заключенный между А.Г. и В.А. договор купли-продажи данной квартиры от 5 ноября 1998 года с применением двусторонней реституции (с А.Г. в пользу В.А. взыскано 40000 руб., В.А., В.Л. выселены из квартиры без предоставления им другого жилого помещения). Собственниками спорной квартиры согласно договору передачи квартиры в собственность граждан от 25 марта 1993 года признаны А.Г., А.О. и А.Н.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 11 июня 1999 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Томского областного суда от 17 ноября 1999 года указанные выше судебные постановления в части взыскания с А.Г. в пользу В.А. 40000 руб. отменены и дело в этой части направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела в этой части Томский районный суд Томской области решением от 26 декабря 2000 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 13 апреля 2001 года, взыскал с А.Г. в пользу В.А. 83931 руб.

В надзорной жалобе В.А. просит об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и вынесении нового решения об отказе прокурору в иске, ссылаясь на существенные нарушения норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2004 года дело по надзорной жалобе В.А. передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Таких нарушений судами при рассмотрении данного дела не допущено.

В силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Недействительность сделки, не соответствующей требованиям закона, устанавливалась и статьей 48 Гражданского кодекса РСФСР от 11 июня 1964 года.

Действовавшая на момент приватизации квартиры, о которой возник спор, редакция статьи 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" предусматривала, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

Статья 53 Жилищного кодекса РСФСР наделяет всех членов семьи, в том числе и несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения. Поэтому в случае бесплатной приватизации занимаемого жилого помещения несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР (в редакции, действовавшей на момент приватизации спорной квартиры) жилое помещение сохраняется за временно отсутствующими гражданами на более длительный срок в случае помещения детей на воспитание в государственное детское учреждение, к родственникам или опекунам (попечителям) - в течение всего времени их пребывания в этом учреждении, у родственников или опекунов (попечителей), если в жилом помещении, из которого выбыли дети, остались проживать другие члены семьи. При этом согласно статье 66 Жилищного кодекса РСФСР в случаях временного отсутствия нанимателя, кого-либо из членов его семьи или всех этих лиц временно отсутствующие сохраняют права и несут обязанности по договору найма жилого помещения.

В силу статьи 133 Кодекса о браке и семье РСФСР от 30 июля 1969 года (действовавшей на момент приватизации спорной квартиры) опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок от имени подопечного, выходящих за пределы бытовых. В частности, предварительное разрешение органов опеки и попечительства требуется для заключения договоров, подлежащих нотариальному удостоверению, отказа от принадлежащих подопечному прав, совершения раздела имущества, обмена жилых помещений и отчуждения имущества. Правила настоящей статьи распространяются и на сделки, заключаемые родителями (усыновителями) в качестве опекунов (попечителей) своих несовершеннолетних детей.

Таким образом, по смыслу приведенных норм закона неучастие несовершеннолетних детей в приватизации жилого помещения, на которое они имели право по договору найма как члены семьи нанимателя, было возможно только при наличии разрешения на это органов опеки и попечительства.

Аналогичные нормы о необходимости получения разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделок по распоряжению имуществом, права на которое имеют несовершеннолетние, содержатся в статье 37 Гражданского кодекса РФ.

Разрешая дело и удовлетворяя исковые требования прокурора о признании недействительными договора передачи в собственность А.Г. квартиры <...> от 25 марта 1993 года и договора купли-продажи данной квартиры от 5 ноября 1998 года, заключенного между А.Г. и В.А., суд исходил из того, что указанными сделками были нарушены права на жилое помещение несовершеннолетних детей А.Г. - А.О. и А.Н., которые хотя и не проживали в спорной квартире на момент совершения этих сделок, но сохраняли на нее право и на момент приватизации в силу части 2 пункта 3 статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, и на момент ее продажи как участники общей собственности вследствие приватизации квартиры, а поэтому для совершения сделок в отношении квартиры требовалось разрешение органа опеки и попечительства.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что договор передачи спорной квартиры только в собственность А.Г., а также договор купли-продажи данной квартиры, заключенный между А.Г. и В.А., как совершенные с нарушением приведенных выше требований закона, подлежат признанию недействительными с применением соответствующих правовых последствий к его сторонам (двусторонней реституции). При этом суд признал действительным договор передачи спорной квартиры в общую собственность А.Г. и его несовершеннолетних дочерей - А.О. и А.Н.

Суды кассационной и надзорной инстанций обоснованно, по мотивам, изложенным в судебных постановлениях, согласились с выводами суда первой инстанции, как соответствующими нормам гражданского и семейного законодательства, регулирующим спорные правоотношения, и обстоятельствам дела, установленным судом.

Судебная коллегия также находит эти выводы правильными, основанными на нормах материального права и имеющихся в деле доказательствах.

Из материалов настоящего дела видно, что несовершеннолетние дети А.Г. - А.О. и А.Н. проживали в спорной квартире с матерью, в связи с ее смертью 17 декабря 1992 года им была назначена опекун У. (сестра матери) и они выехали из квартиры в г. Томск к опекуну. В дальнейшем проживали совместно с ней.

Поскольку несовершеннолетние дети ответчика временно не проживали в спорной квартире, не утратили на нее право, в том числе и право на приватизацию квартиры, любые сделки в отношении данной квартиры могли совершаться только с соблюдением приведенных выше требований закона. Нарушение этих требований явилось основанием для признания судебными инстанциями сделок приватизации и купли-продажи спорной квартиры недействительными, что соответствует положениям статьи 133 Кодекса о браке и семье РСФСР и статьи 48 Гражданского кодекса РСФСР, действующих в момент передачи квартиры в собственность одного А.Г., а также статей 37 и 168 Гражданского кодекса РФ, действующих на момент заключения договора купли-продажи квартиры.

Таким образом, иск прокурора удовлетворен судом правомерно.

Довод надзорной жалобы В.А. о том, что несовершеннолетние А.О. и А.Н. участвовали 3 июня 1993 года в приватизации в г. Томске квартиры опекуна У. по адресу: <...>, не может служить основанием для отмены вынесенных по делу судебных постановлений. Данное обстоятельство не лишало их права на спорную квартиру, на что обоснованно уже было указано судом первой и кассационной инстанций.

Довод надзорной жалобы о совершении А.Г. 25 марта 1993 года сделки приватизации жилого помещения по действующим на тот момент нормам Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" Судебная коллегия также признает несостоятельным. На передачу жилого помещения в собственность только А.Г. не было получено разрешения органа опеки и попечительства, что было обязательным в силу статьи 133 Кодекса о браке и семье РСФСР.

Ссылка заявителя в надзорной жалобе на то, что ему не возвращены деньги за квартиру, из которой он выселен с семьей, в связи с чем вынужден арендовать другую квартиру, не является основанием, предусмотренным статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Других доводов надзорная жалоба не содержит.

Исходя из принципа диспозитивности, при рассмотрении дела по существу суд надзорной инстанции должен проверить обжалуемые вступившие в законную силу судебные постановления в пределах доводов надзорной жалобы (статья 387 ГПК РФ). Обстоятельств, дающих право Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации выйти за пределы доводов надзорной жалобы, из материалов дела не усматривается.

Состоявшиеся по делу и обжалуемые заявителем судебные постановления суда первой, кассационной и надзорной инстанций являются законными, оснований для их отмены по доводам надзорной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Томского районного суда Томской области от 31 марта 1999 года и от 26 декабря 2000 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 11 июня 1999 года и от 13 апреля 2001 года и постановление президиума Томского областного суда от 17 ноября 1999 года оставить без изменения, надзорную жалобу В.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"