||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2004 года

 

Дело N 19-Г04-10

 

(извлечение)

 

У. обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положений абз. 7, 9, 10, 12 ст. 1; ч. 8 ст. 5; ч. ч. 2 и 3 ст. 7; абз. 1 - 4 ч. 1 ст. 10; ч. 1, абз. 2, 4 ч. 4 ст. 11 Закона Ставропольского края от 11 марта 2004 г. N 12-КЗ "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае".

По его мнению, оспариваемые нормы Закона Ставропольского края противоречат Федеральному закону "О животном мире", Типовым правилам охоты, Положению об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР, ущемляют его права и законные интересы как охотника и гражданина. В обоснование заявления он указал следующее.

В абз. 7 ст. 1 Закона Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае" дается понятие "путевка". В этом понятии имеются взаимоисключающие элементы: документ на право охоты (обязательность его наличия для производства охоты охотником) и договор возмездного оказания услуг (гражданско-правовые отношения, основанные на принципе свободы договора и волеизъявлении сторон).

Путевка была основным документом - разрешением на производство охоты до принятия Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире". После этого понятие "путевка" трансформировалось в понятие "именная разовая лицензия", предельные ставки сбора за которую для осуществления пользования животным миром определяло Правительство Российской Федерации. После вступления в силу Федерального закона от 11 ноября 2003 г. N 148-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" конкретные ставки сбора за пользование объектами животного мира были определены данным Федеральным законом.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за пользование объектами животного мира без лицензии, однако отсутствует норма права об ответственности за производство охоты без путевки, что само по себе означает невозможность исполнения Закона Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае" в этой части специально уполномоченными государственными органами в области охраны объектов животного мира и среды их обитания.

Право на охоту охотникам дает охотничий билет, но никак не путевка.

В абз. 9 ст. 1 Закона Ставропольского края понятие "охота" дано в редакции, отличающейся от приведенной в Типовых правилах охоты в Российской Федерации, в Правилах охоты на территории Ставропольского края, где сказано, что охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы.

Нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, капканами и другими орудиями охоты, а также с собаками и ловчими птицами, либо с добытой продукцией охоты, или с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования приравнивается к производству охоты.

По мнению У., указанное понятие "охота" не может быть использовано в краевом Законе в редакции, отличающейся от редакции, изложенной в Типовых правилах охоты в Российской Федерации, где полностью отражается само понятие "охота" и что приравнивается к ее производству, в силу того, что точность этой формулировки определяет объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ, и двояких толкований здесь не должно быть.

Понятие "охотник" (абз. 10 ст. 1 краевого Закона) не соответствует действующему законодательству, поскольку право на охоту возникает у лица с момента получения охотничьего билета (членского охотничьего билета) согласно Постановлению Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 26 июля 1993 г. N 728 и приказу Минсельхоза России от 24 декабря 1993 г. N 315. Следовательно, в Законе края понятие "охотник" должно определяться как физическое лицо, которому в установленном порядке предоставлено право на охоту. При этом не должно быть каких-либо ссылок на виды охотничьих угодий, их границы, так как, получая охотничий билет (членский охотничий билет), охотник потенциально приобретает право на охоту во всех открытых для производства охоты охотничьих угодьях Российской Федерации.

Понятие "охотничий билет" в Законе Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае", по мнению заявителя, не соответствует Постановлению Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 26 июля 1993 г. N 728, где указано, что удостоверением на право осуществления охоты служат охотничьи билеты, выдаваемые государственными органами управления охотничьим хозяйством, или членские охотничьи билеты, выдаваемые общественными охотничьими организациями, с отметкой этих организаций о сдаче испытаний по правилам охоты, технике безопасности на охоте, обращению с охотничьим оружием и об уплате государственной пошлины, и путевка (лицензия), выдаваемая в установленном порядке.

Таким образом, понятие "охотничий билет" должно трактоваться в краевом Законе не как документ, выдаваемый охотнику в установленном порядке, а как удостоверение на право охоты.

В ст. 5 Закона Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае" указано, что охотничьи угодья предоставляются охотопользователям на срок не менее 25 лет. Указанный пункт противоречит приказу Минсельхоза России от 29 марта 2001 г. N 304, в силу которого охотничьи угодья предоставляются охотопользователям на срок, определяемый по соглашению между сторонами.

В ст. 7 Закона Ставропольского края речь идет о нормах, квотах и лимитах пользования охотничьими животными, а также о правомочиях органов исполнительной власти Ставропольского края в этой сфере. Вопрос лимитирования, квотирования и нормирования находится в компетенции федеральных органов исполнительной власти, следовательно, ст. 7 Закона Ставропольского края противоречит ст. ст. 13 и 40 Федерального закона "О животном мире".

Абзац 1 ч. 1 ст. 10 Закона края об изменении сроков охоты охотопользователями противоречит п. п. 36, 49, 59 Типовых правил охоты в Российской Федерации и Правилам охоты на территории Ставропольского края, согласно которым сроки и порядок проведения охоты определяются приказом начальника Ставрополькрайохотуправления.

Абзац 2 ч. 1 ст. 10 Закона края, касающийся самостоятельного нормирования добычи охотничьих животных в пределах установленных квот, лимитов пользования охотничьими животными охотопользователями, противоречит ст. 40 названного Федерального закона, где указывается, что пользователи животным миром обязаны соблюдать предусмотренные правила, нормы и сроки пользования животным миром.

В абз. 3 и 4 ч. 1 ст. 10 Закона Ставропольского края указано, что охотопользователи имеют право проверять соблюдение охотниками законодательства об охоте и охотничьем хозяйстве и документы на право охоты, а это, по мнению заявителя, противоречит федеральному законодательству.

Часть 3 ст. 10 Закона края регламентирует нахождение штатных работников охотопользователей с личным охотничьим огнестрельным оружием в охотоугодьях для борьбы с хищными, вредными животными. В данном случае, считает заявитель, необоснованно расширяются права охотопользователей за счет прав специально уполномоченного государственного органа в области охраны, контроля и регулирования объектов животного мира и среды их обитания на территории Ставропольского края, что противоречит ст. 12 Федерального закона "Об оружии" и ст. 31 Федерального закона "О животном мире".

Часть 1 ст. 11 Закона края, касающаяся предоставления права на охоту при наличии путевки, противоречит ст. 35 Федерального закона "О животном мире", а положение ч. 4 названной статьи, в которой перечислены основные обязанности охотника, разрешающее охотопользователям (штатным работникам) проверять документы у охотников, противоречит п. 34 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ и ст. 31 Федерального закона "О животном мире". Данной нормой Закона края в нарушение требований действующего федерального законодательства расширяются права охотопользователей за счет обязанностей специально уполномоченного государственного органа в области охраны, контроля и регулирования объектов животного мира и среды их обитания на территории Ставропольского края, предусмотренных ст. 31 Федерального закона "О животном мире".

Согласно упомянутой норме Федерального закона "О животном мире" только должностные лица специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания имеют право: проверять у юридических лиц и граждан документы, разрешающие осуществлять пользование животным миром, находиться на особо охраняемой территории (акватории), а также разрешения органов внутренних дел на хранение и ношение оружия; производить досмотр вещей и личный досмотр задержанных; хранить и носить служебное огнестрельное оружие и специальные средства.

В норме абз. 4 ч. 4 ст. 11 Закона Ставропольского края о возврате охотниками путевок по месту их получения слово "путевка" не соответствует требованиям ст. 35 Федерального закона "О животном мире".

Обжалуемые статьи Закона Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае", по мнению У., противоречат действующему законодательству Российской Федерации, необоснованно расширяют права охотопользователей, тем самым ущемляя его (У.) права и законные интересы как охотника и гражданина.

Решением Ставропольского краевого суда от 12 августа 2004 г. признаны не соответствующими нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу абз. 7, 9, 12 ст. 1, ч. 8 ст. 5; ч. 3 ст. 7; абз. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 10, ч. 1 ст. 11 Закона Ставропольского края "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае"; а также абз. 4 ч. 4 ст. 11 Закона края в той мере, в какой он устанавливает обязанностью охотника возврат путевок по месту их получения; в остальной части в удовлетворении заявления У. отказано.

В кассационных жалобах губернатора Ставропольского края и Государственной Думы Ставропольского края ставился вопрос об отмене решения суда ввиду неправильного применения норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело 15 декабря 2004 г., пришла к следующему.

Вывод суда о том, что по путевке на право охоты фактически введен дополнительный обязательный сбор, дающий право пользования животным миром, который противоречит ст. 35 Федерального закона "О животном мире", является ошибочным.

Понятие "путевка на право охоты", форма которой утверждена письмом Минфина России от 14 апреля 1995 г., основано на следующем. Охотопользователь (юридическое лицо либо индивидуальный предприниматель) на предоставленной ему территории в соответствии с долгосрочной лицензией и договором (ст. 35 Федерального закона "О животном мире", Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 1996 г. N 1574 "О порядке выдачи долгосрочных лицензий на пользование объектами животного мира") осуществляет коммерческую деятельность как основную, результаты которой неотделимы от объекта охоты (подкормка охотничьих животных, охрана, расселение, защита от хищных животных и т.п.), так и дополнительную (предоставление мест для проживания, прокат оборудования, охота с егерем и т.п.).

Результаты коммерческой деятельности охотопользователь продает охотникам на основании договора, подтверждением заключения которого является путевка на право охоты.

Охотник (гражданин) осуществляет изъятие охотничьего животного на основании именной разовой лицензии (ст. 35 Федерального закона "О животном мире", приказ Минсельхоза России от 4 января 2001 г. N 3 "Об утверждении Положения о порядке выдачи именных разовых лицензий на использование объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты") и путевки, выданной охотопользователем, если охота производится в закрепленных за охотопользователем угодьях.

Таким образом, охотник по именной разовой лицензии возмещает государству "стоимость" изъятой государственной собственности (охотничьего животного) и возмещает по путевке охотопользователю затраты на охрану, подкормку, расселение и т.п. данного охотничьего животного.

Оплата путевки не является сбором за пользование животным миром, уплачиваемым при выдаче соответствующей лицензии, т.е. это не плата государству за пользование государственной собственностью (охотничьими животными).

Охотопользователь расходует средства, полученные от продажи путевок, на мероприятия, определенные долгосрочной лицензией и договором, и отчитывается по расходам по форме N 2-тп (охота), утвержденной постановлением Госкомстата России от 3 августа 1998 г. N 81 "Об утверждении форм федерального государственного статистического наблюдения за окружающей средой и сельским хозяйством на 1999 год", которое применяется в последующие годы по постановлениям Госкомстата России.

Таким образом, положения Закона Ставропольского края, содержащие понятие "путевка на право охоты", федеральному законодательству не противоречат, так как вышеуказанный договор (путевка) заключается при обоюдном согласии сторон на бланке установленной федеральным законодательством формы, и Закон Ставропольского края предусматривает лишь его обязательное наличие в случае заключения при охоте в закрепленных за охотопользователем охотоугодьях.

Запрета в выдаче именной разовой лицензии при незаключении договора, как ошибочно установлено судом, Закон Ставропольского края не содержит.

В части определения понятия "охотничий билет" Закон Ставропольского края отсылает к нормам федерального законодательства и соответствует ему.

При таких обстоятельствах решение суда в этой части нельзя признать законным.

Судом указано, что признаны недействующими положения абз. 7, 9, 12 ст. 1 оспариваемого Закона. Фактически они являются абз. 8, 10, 13 ст. 1, и в признании их, а также ч. 1 ст. 11 Закона края недействующими на основании вышеизложенного следует отказать.

Решение суда в остальной части законно и обоснованно.

Доводы кассационных жалоб в части оспаривания признания недействующими остальных положений Закона не опровергают выводов суда и по существу сводятся к ошибочному толкованию закона, судом всем установленным обстоятельствам дана объективная оценка и последнюю, как указано выше, Судебная коллегия считает правильной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Ставропольского краевого суда в части признания недействующими и не подлежащими применению абз. 8, 10, 13 ст. 1 (в решении суда - абз. 7, 9, 12 ст. 1), ч. 1 ст. 11 Закона Ставропольского края от 11 марта 2004 г. N 12-КЗ "Об охоте и охотничьем хозяйстве в Ставропольском крае" отменила и приняла новое решение об отказе в этой части в удовлетворении требований У.; в остальной части это же решение оставила без изменения, а кассационные жалобы губернатора Ставропольского края и Государственной Думы Ставропольского края - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"