||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 декабря 2004 года

 

Дело N 1-Г04-23

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Хаменкова В.Б.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 8 декабря 2004 года дело по кассационной жалобе Архангельского областного Собрания депутатов на решение Архангельского областного суда от 10 сентября 2004 года, которым заявление заместителя прокурора Архангельской области о признании недействующими отдельных положений Закона Архангельской области N 172-22-ОЗ от 3 июня 2003 г. "Об административных правонарушениях" удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

3 июня 2003 года Архангельским областным Собранием депутатов принят Закон Архангельской области N 172-22-ОЗ "Об административных правонарушениях".

Заместитель прокурора Архангельской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня принятия данного Закона его статей 7.9, 7.10, 9.3, абзаца 1 пункта 1 статьи 11.4 в части слов "уполномоченные органами местного самоуправления".

В обоснование своих требований прокурор сослался на то, что положения статей 7.9, 7.10 оспариваемого областного Закона противоречат федеральному законодательству, поскольку указанными нормами неправомерно установлена административная ответственность за нарушения законодательства в сфере безопасности дорожного движения, то есть по вопросу, находящемуся в ведении Российской Федерации.

Положения абзаца 1 пункта 1 статьи 11.4 в части слов "уполномоченный органами местного самоуправления", по мнению прокурора, также противоречат федеральному законодательству, поскольку данные органы не могут наделять кого-либо полномочиями по рассмотрению административных дел.

В статье 9.3 областного Закона в нарушение статьи 23.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних неправомерно расширен перечень комиссий по делам несовершеннолетних, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Решением суда от 10 сентября 2004 года заявление прокурора удовлетворено.

В кассационной жалобе Архангельское областное Собрание депутатов просит Верховный Суд Российской Федерации решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, находится в ведении Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" установление единой системы правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения находится в ведении Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, статьей 7.9 оспариваемого областного Закона установлена административная ответственность водителей за размещение транспортных средств у газовых распределителей, электрораспределительных подстанций, у площадок для контейнеров под сборы бытовых отходов, препятствующее подъезду технологического транспорта, у подъездов жилых домов и служебных помещений, мешающее движению пешеходов, на газонах, тротуарах, детских площадках, на территории, отведенной для сушки белья;

статьей 7.10 - водителей и должностных лиц, ответственных за эксплуатацию транспорта, за оставление на месте поломки транспортных средств, непринятие мер по их эвакуации в течение суток с улиц и дорог.

Признавая указанные положения областного Закона противоречащими федеральному закону, суд обоснованно исходил из смыслового и понятийного содержания оспариваемых норм, определяющего предмет их правового регулирования.

Суд правильно указал, что такие понятия, как "размещение транспортных средств", "оставление транспортных средств на месте поломки" предполагают прекращение движения транспортного средства и нахождение его на месте в течение определенного периода времени, что пунктом 1.2 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - Правила), определяется как "стоянка" транспортного средства, "остановка" и "вынужденная остановка".

Разделом 12 "Остановка и стоянка" Правил определен порядок размещения транспортных средств, в том числе и на тротуаре, а также в случае вынужденной остановки (п. 12.6).

Так, пунктами 12.4 и 12.5 Правил запрещена остановка и стоянка транспортного средства в местах, где транспортное средство сделает невозможным движение других транспортных средств или создаст помехи для движения пешеходов.

А главами 12 и 17 Правил урегулирован порядок движения, остановки и стоянки как на дороге, так и в жилой зоне и дворах.

Из анализа приведенных норм суд сделал правильный вывод о незаконности установления субъектом Российской Федерации правил и административной ответственности за их нарушение по вопросу обеспечения безопасности дорожного движения, отнесенному к ведению Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы Архангельского областного Собрания депутатов о том, что административная ответственность в данном случае установлена за нарушения в области строительства, жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, проверялся судом и правомерно признан им несостоятельным.

Редакции статей 7.9 и 7.10 областного Закона не позволяют считать отношения в области жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства предметом их правового регулирования.

Данное обстоятельство в той или иной мере признано самим областным Собранием депутатов, ссылающимся в жалобе на нарушение при применении используемых Правилами дорожного движения понятий законотворческой техники.

Между тем, как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, именно нарушения требований определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования не обеспечивают единообразного понимания и толкования правовых норм правоприменителями, что приводит к нарушению принципа равенства всех перед законом и верховенства закона (например, постановление от 17 июня 2004 г. N 12-П).

По этой же причине, в связи с несоблюдением законодателем Архангельской области общеправовых требований непротиворечивости, ясности и определенности правового регулирования, следует согласиться с выводом суда о несоответствии федеральному закону положений статьи 9.3 областного Закона, согласно которой дела об административных правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, рассматривают комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

В силу пункта 2 части 1 статьи 22.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, рассматриваются комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав в пределах компетенции, установленной главой 23 настоящего Кодекса.

Частью 1 статьи 23.2 указанной главы комиссиями, в компетенцию которых входит рассмотрение дел об административных правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, определены районные (городские), районные в городах комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Удовлетворяя требования прокурора в этой части, суд правомерно исходил из того, что, поскольку в соответствии с Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних создаются различные по уровню (федеральные, областные, районные и поселковые) комиссии по делам несовершеннолетних, положения статьи 9.3 областного Закона не позволяют с определенной ясностью определить, какая из комиссий по делам несовершеннолетних компетентна рассматривать дела об административных правонарушениях.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что при определении компетенции комиссии по делам несовершеннолетних, рассматривающей дела об административных правонарушениях, предусмотренных областным Законом, должен применяться Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (ст. 23.2), поэтому оспариваемая норма не противоречит федеральному закону, является необоснованной.

В соответствии с частью 1 статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Как определено пунктом 2 части 2 статьи 22.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматриваются комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, в пределах полномочий, установленных этими законами.

Следовательно, отсутствие в областном Законе, его статье 9.3, указаний на то, какой комиссией по делам несовершеннолетних рассматриваются дела об административных правонарушениях, обоснованно расценено судом как противоречие федеральному закону.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 11.4 областного Закона по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.1 настоящего Закона, лица, уполномоченные органами местного самоуправления, налагают и взимают административный штраф на месте совершения физическим лицом нарушения, если правонарушитель не оспаривает факт совершенного административного правонарушения.

Признавая данную норму недействующей в той ее части, в какой она наделяет органы местного самоуправления предоставлять лицам право налагать и взимать административный штраф на месте совершения правонарушения, суд правильно указал на то, что федеральный закон такого права органов местного самоуправления в области административного законодательства не предусматривает.

При этом суд обоснованно сослался на установленный частью 2 статьи 22.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях перечень субъектов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, в соответствии с которым такие дела рассматривают мировые судьи, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, уполномоченные органы и учреждения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, административные комиссии и иные коллегиальные органы, создаваемые в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

Из чего следует, что рассмотрение дел об административных правонарушениях не может осуществляться лицами, уполномоченными органами местного самоуправления.

Доводы кассационной жалобы Архангельского областного Собрания депутатов о том, что в оспоренной прокурором норме областного Закона законодатель по аналогии со статьей 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях был вправе установить упрощенный порядок производства по делам об административных правонарушениях, проверялись судом и правомерно признаны им необоснованными.

Прокурором оспаривается право органов местного самоуправления наделять лиц полномочиями по наложению административного взыскания, а не право субъекта устанавливать упрощенный порядок производства по делам об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах решение суда о признании положений статей 7.9, 7.10, 9.3, абзаца первого пункта 1 статьи 11.4 в части слов "уполномоченный органами местного самоуправления" Закона Архангельской области от 3 июня 2003 года N 172-22-ОЗ противоречащими федеральному законодательству и недействующими.

Доводов, по которым такое решение могло бы быть отменено, кассационная жалоба Архангельского областного Собрания депутатов не содержит.

Вместе с тем нельзя согласиться с указаниями суда о том, что вышеприведенные положения областного Закона подлежат признанию недействующими со дня их принятия потому, что с этого дня они вступили в противоречие с федеральным законодательством.

Как усматривается из материалов дела, Закон Архангельской области "Об административных правонарушениях" был принят полномочным органом в пределах его компетенции и в установленном законом порядке вступил в силу. В связи с этим суд был не вправе лишать такой Закон юридической силы и признавать оспоренные положения Закона недействующими со дня его принятия.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Архангельского областного суда от 10 сентября 2004 года по существу оставить без изменения, а кассационную жалобу Архангельского областного Собрания депутатов - без удовлетворения, уточнив его резолютивную часть указанием о признании положений статей 7.9, 7.10, 9.3, абзаца первого пункта 1 статьи 11.4 в части слов "уполномоченный органами местного самоуправления" Закона Архангельской области от 3 июня 2003 года N 172-22-ОЗ противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления настоящего решения суда в законную силу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"