||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

от 25 ноября 2004 г. N 11-Д04-53

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Ермилова В.М.

судей Борисова В.П. и Валюшкина В.А.

рассмотрела в судебном заседании от 25 ноября 2004 года надзорную жалобу Майорова К.П. на постановление Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 20 ноября 2003 года, которым

Майоров К.П. <...>

на основании ст. 26 УПК РФ (в связи с изменением обстановки) прекращено уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 2 УК РФ.

В кассационном порядке постановление суда не обжаловалось.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 24 марта 2004 года постановление Нижнекамского городского суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Майоров просит изменить основания прекращения в отношении него уголовного дела. Он сообщает, что не согласен с прекращением дела по не реабилитирующему основанию "в связи с изменением обстановки", так как, по его мнению, при надлежащем рассмотрении дела не был бы установлен состав преступления, ибо автомашины продавались по ценам, установленным службой судебных приставов, никаких денег он не присваивал. Считает, что суд, заменив по делу одних потерпевших на других, и, переквалифицировав инкриминированное ему деяние, вышел за рамки предъявленного обвинения, чем нарушил его право на защиту.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Гузеева К.В., полагавшего приговор отменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Согласно материалам дела Майоров, работавший в г. <...> директором общества с ограниченной ответственностью финансово-промышленной группы "<...>", органами предварительного следствия обвинялся в том, что, осуществляя разрешенную ему деятельность по реализации конфискованного имущества, исполняя управленческие функции в коммерческой финансовой деятельности, из корыстных побуждений, незаконно, путем обмана и злоупотребления доверием, используя служебные полномочия, завладел денежными средствами ряда граждан.

А именно: в октябре 2001 года Майоров, получив для реализации, как конфискованное имущество, автомашину <...>, сообщил покупателю Ш. завышенную ее продажную стоимость - <...> рублей. Ш. будучи введенным в заблуждение относительно фактической стоимости машины, указанную Майоровым сумму денег 13 ноября 2001 года передал в бухгалтерию фирмы. От него Майоров скрыл, что актом переоценки реализуемого автомобиля от 9 ноября 2001 года стоимость машины определена в размере <...> рублей.

Разницу денег в размере <...> рублей Майоров обратил в свою собственность.

В июле 2002 года Майоров, получив для реализации, как конфискованное имущество, автомашину <...> сообщил покупателю Х. завышенную ее продажную стоимость - <...> рублей. Х., будучи введенным в заблуждение относительно фактической стоимости машины, указанную Майоровым сумму денег 8 августа 2002 года передал в бухгалтерию фирмы. От него Майоров скрыл, что согласно акту передачи на реализацию автомобиля от 24 июля 2002 года стоимость машины определена в размере <...> рублей.

Разницу денег в размере <...> рублей Майоров обратил в свою собственность.

В мае 2002 года Майоров, получив для реализации, как конфискованное имущество, автомашину <...> сообщил покупателю Г. завышенную ее продажную стоимость - <...> рублей. Г., будучи введенным в заблуждение относительно фактической стоимости машины, указанную Майоровым сумму денег в июне 2002 года передал через брата в бухгалтерию фирмы, при этом Майоров скрыл от покупателя наличие акта передачи на реализацию автомобиля от 15 мая 2002 года с указанием фактической стоимости машины.

Разницу денег в размере <...> рублей Майоров обратил в свою собственность.

Действия Майорова были квалифицированы по ст. 159 ч. 2 п. п. "б, в, г" УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное неоднократно, лицом с использованием своего служебного положения, с причинением Ш., Х., Г. значительного ущерба.

В судебном заседании государственный обвинитель просил суд переквалифицировать действия Майорова со ст. 159 ч. 2 п. п. "б, в, г" УК РФ на ст. 165 ч. 2 УК РФ и признать потерпевшими по делу вместо Ш., Х. и Г. представителей <...> подразделения службы судебных приставов ГУ МЮ РФ по Республике <...>.

Суд, соглашаясь с ходатайством прокурора, пришел к выводу, что Майоров, реализуя Ш., Х. и Г. автомашины по цене выше определенной службой судебных приставов, их права и интересы не нарушил, так как, узнав об этом, они договор купли-продажи не расторгли. Вместе с тем, скрыв фактические обстоятельства реализации автомашин, причинил "тем самым имущественный ущерб владельцу имущества - <...> подразделению службы судебных приставов", ибо согласно ч. 2 ст. 992 ГК РФ при совершении сделки на условиях более выгодных, должен был дополнительную выгоду поделить поровну.

Суд пришел к выводу о наличии в действиях Майорова состава преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 2 УК РФ, то есть причинение имущественного ущерба иному владельцу имущества путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное неоднократно, и дело прекратил на основании ст. 26 УПК РФ с учетом совершения Майоровым деяния средней тяжести, впервые, которое "перестало быть общественно опасным".

Проверив материалы дела, и обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями п. 2 ст. 26 УПК РФ, действовавшей на момент рассмотрения дела, оно не могло быть прекращено в связи с изменением обстановки, если до вынесения постановления подсудимому не были разъяснены основание прекращения уголовного дела, и право возражать против его прекращения по данному основанию.

Как видно из протокола судебного заседание, эти требования закона в отношении Майорова соблюдены не были.

В прениях сторон государственный обвинитель предложил переквалифицировать действия подсудимого на ст. 165 ч. 2 УК РФ и прекратить дело в связи с изменением обстановки.

Защитники выразили несогласие с позицией прокурора и просили прекратить дело за отсутствием состава преступления.

Майорову же было предоставлено последнее слово, после чего состоялось оглашение постановления суда о прекращении дела. Данных о том, что Майорову разъяснялись основания прекращения дела и право возражать, в деле не имеется (т. 2 л.д. 420 - 424, 428 - 432).

При изложенных обстоятельствах следует признать, что, хотя Федеральным законом от 8 декабря 2003 года ст. 26 УПК РФ признана утратившей силу, право Майорова возражать против прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки остается нереализованным.

Помимо этого усматривается, что судом не были соблюдены положения ст. 252 УПК РФ, в соответствии с которыми судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению, а изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Так, в то время, как Майоров отрицал свою вину в мошенничестве и дал показания о продаже автомашин Ш., Х. и Г. по стоимости, определенной службой приставов, эти обстоятельства в судебном заседании не исследовались, даже не были допрошены покупатели машин.

Суд признал установленной вину Майорова в совершении преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 2 УК РФ, фактически только на основании предложения государственного обвинителя, изложенного в его речи в ходе прений сторон.

Доказательства, подтверждающие вину Майорова, в постановлении практически не приведены.

Также усматривается, что ранее судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан в своем определении от 3 октября 2003 года, направляя дело на новое рассмотрение, указала на то, что судом первой инстанции в должной мере не исследовались, подлежащие доказыванию, событие преступления, виновность Майорова, что суд неполно проверил, в чем выражались преступные намерения осужденного, чем именно Майоров ввел в заблуждение потерпевших и при новом рассмотрении дела предлагалось, помимо изложенного, разобраться в вопросах сложившихся правоотношений между возглавляемой Майоровым фирмой и службой судебных приставов.

Но из протокола судебного заседания видно, что при новом рассмотрении дела указания суда кассационной инстанции, обязательные для исполнения, выполнены не полностью, чем нарушены положения ч. 6 ст. 388 УПК РФ.

Отмеченные выше нарушения президиум Верховного Суда Республики Татарстан оставил без реагирования, и сам допустил нарушение, рассмотрев в надзорном порядке дело в отношении Майорова, сославшись на наличие в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного не ч. 2 ст. 165 УК РФ, как установил суд первой инстанции, а ч. 1 ст. 165 УК РФ.

Кроме того, признавая постановление суда о прекращении уголовного дела правильным, президиум в то же время сделал вывод о причинении ущерба действиями Майорова не <...> подразделению службы судебных приставов, как указано в постановлении, а "собственникам автомобилей, так как последние не получили ту сумму, по которой автомобили были реализованы" (т. 2 л.д. 446 - 447).

Вместе с тем в соответствии с п. 1 ч. 7 ст. 410 УПК РФ суд надзорной инстанции при рассмотрении дела не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены судом первой инстанции или были отвергнуты им.

Судебная коллегия находит, что допущенные по делу нарушения уголовно-процессуального закона в соответствии со ст. ст. 379, 381 УПК РФ являются основанием для отмены состоявшихся судебных решений, и нового рассмотрения дела в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что вопрос о прекращении дела по другим основаниям, поставленный в жалобе Майорова, является преждевременным.

При новом судебном рассмотрении суду необходимо устранить допущенные нарушения закона.

Руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

надзорную жалобу Майорова К.П. удовлетворить частично;

постановление Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 20 ноября 2003 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 24 марта 2004 года в отношении Майорова К.П. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"