||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 ноября 2004 года

 

Дело N 19-Г04-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Меркулова В.П.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску избирательной комиссии Ставропольского края в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц - избирателей Петровского одномандатного избирательного округа N 18 к окружной избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18, К. о признании протокола и постановления избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18 от 26.01.03, от 27.01.03 незаконными, отмене результатов дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 по кассационному представлению прокурора Ставропольской краевой прокуратуры, участвовавшего в рассмотрении дела, Коваленко Л.Н. и кассационной жалобе избирательной комиссии Ставропольского края на решение Ставропольского краевого суда от 2 июля 2004 года, которым постановлено: избирательной комиссии Ставропольского края в иске в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц - избирателей Петровского одномандатного избирательного округа N 18 к окружной избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18, К. о признании протокола и постановления избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18 от 26.01.03 и от 27.01.03 незаконными, отмене результатов дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 - отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, объяснения представителя избирательной комиссии Ставропольского края по доверенности Ш., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя К. по доверенности А., возражавшего против удовлетворения кассационного представления и кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, поддержавшей кассационное представление в полном объеме, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в соответствии с постановлением Государственной Думы Ставропольского края от 25.10.2002, по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 26 января 2003 года состоялись выборы депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва. На основании протокола окружной избирательной комиссии по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 от 27.01.2003 подведены итоги голосования при проведении названных выборов, выборы признаны состоявшимися, избранным депутатом Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 признан К. (При этом в выборах приняло участие 39,82% от числа избирателей, внесенных в списки избирателей (32126 избирателей). За К. проголосовало 10649 избирателей (33,15%).)

Постановлением избирательной комиссии Ставропольского края N 11/554 от 31.01.2003 "О результатах дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 26 января 2003 года" признаны дополнительные выборы депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по вышеназванному избирательному округу состоявшимися.

Полагая протокол и постановление окружной избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18 от 26.01.03 незаконными, а результаты дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 - подлежащими отмене избирательная комиссия Ставропольского края сослалась на имевший место подкуп избирателей округа, совершенный в массовом порядке в день голосования в нарушение требований ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Решением Ставропольского краевого суда от 5 сентября 2003 г. избирательной комиссии Ставропольского края в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 декабря 2003 г. решение Ставропольского краевого суда от 5 сентября 2003 г. отменено, дело передано на новое рассмотрение.

В судебном заседании представитель избирательной комиссии Ставропольского края поддержал заявленные требования только в части имевшего якобы место подкупа избирателей, а именно избирателям вручались деньги в сумме 50 рублей каждому за голосование за кандидата К.

Представитель окружной территориальной комиссии по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель К. - А. пояснил, что, по мнению избирательной комиссии Ставропольского края, основанием для отмены результатов дополнительных выборов по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 является "подкуп избирателей округа, совершенный в массовом порядке в день голосования. Председателями, членами избирательных комиссий и сотрудниками милиции такие факты были незамедлительно зафиксированы, по поводу чего составлялись акты и протоколы об административных правонарушениях в Петровском и Грачевском районах...".

В материалах дела действительно имеются постановления мирового судьи судебного участка N 2 Грачевского района Ставропольского края Котенева В.Л. в отношении С., Н., Сер., Г., Т., С.В. за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 5.6 КоАП РФ, но решениями судей Грачевского районного суда Ставропольского края эти постановления в отношении указанных лиц отменены, производства по делам прекращены.

Кроме того, постановлениями мировых судей прекращены дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.16 КоАП РФ, за отсутствием состава правонарушения в отношении Д., Г.Е., Б., П.

Каких-либо других доказательств, с достоверностью подтверждающих довод о подкупе избирателей избранным кандидатом, суду не представлено.

По делу постановлено указанное выше решение.

Прокурор Ставропольской краевой прокуратуры, участвовавший в рассмотрении дела, Коваленко Л.Н. подал кассационное представление, а избирательная комиссия Ставропольского края подала кассационную жалобу, в которых просят решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявленные требования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд исходил из того, что постановлениями мирового судьи судебного участка N 2 Грачевского района Ставропольского края подвергнуты наказаниям в административном порядке С., Н., Г., Т. и С.В. за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 5.6 КоАП РФ (нарушение прав члена избирательной комиссии, комиссии референдума, наблюдателя, иностранного (международного) наблюдателя, доверенного лица зарегистрированного кандидата, избирательного объединения, избирательного блока или представителя средства массовой информации), но решениями судей Грачевского районного суда эти постановления в отношении указанных лиц отменены, производства по делам в отношении указанных лиц прекращены.

В отношении Д., Г.Е., Б. и Б.А. дела прекращены за отсутствием состава правонарушения самими мировыми судьями.

В соответствии со ст. 48 Федерального закона "Об основных гарантиях" граждане Российской Федерации вправе в допускаемых законом формах и законными методами проводить предвыборную агитацию, кандидат самостоятельно определяет содержание, формы и методы своей агитации, самостоятельно проводит ее, а также вправе привлекать для ее проведения других лиц, а п. 3 ст. 59 Федерального закона "Об основных гарантиях" предусмотрено, что средства избирательного фонда могут использоваться на предвыборную агитацию, оплату других работ (услуг), выполняемых гражданами или юридическими лицами, а также на покрытие иных расходов, непосредственно связанных с проведением кандидатами своей избирательной кампании.

Как установлено в ходе судебного заседания, в ходе проведения выборов по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 кандидат в депутаты Государственной Думы Ставропольского края К. указанные нормы избирательного законодательства не нарушал и истец не представил доказательств, подтверждающих нарушение приведенных выше норм федерального избирательного законодательства.

Заместитель прокурора Ставропольского края возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 141 УК РФ по факту воспрепятствования осуществлению избирательных прав, соединенного с подкупом, обманом, совершенного группой лиц по предварительному сговору, основанием которого послужило то обстоятельство, что 26 января 2003 года в период времени с 08:00 час. до 20:00 час. на территории Петровского района Ставропольского края во время проведения дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому избирательному округу N 18 группа неустановленных лиц воспрепятствовала осуществлению гражданами избирательных прав, осуществляя подкуп избирателей путем выплаты денег каждому в сумме 50 рублей за голосование в пользу кандидата в депутаты Государственной Думы Ставропольского края К.

Суд дал оценку этому обстоятельству и пришел к выводу о том, что установленные следствием жители Петровского и Грачевского районов, получившие в день выборов денежное вознаграждение, были оформлены агитаторами кандидата в депутаты Государственной Думы Ставропольского края К. и денежное вознаграждение получили за проведенную среди населения Петровского и Грачевского районов агитационную работу. Факт обещанного вознаграждения никакого влияния на их волеизъявление при голосовании не оказал.

По ходатайству прокурора, участвующего в деле, была приобщена копия постановления о прекращении уголовного дела от 01.09.03 (л.д. 33 - 34), из которого видно, что доказательств, подтверждающих воспрепятствование осуществлению гражданами своих избирательных прав либо работе избирательных комиссий, в ходе предварительного следствия не было. В постановлении также указано, что событие преступления, предусмотренного ст. 141 УК РФ, отсутствует.

В ст. 3 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в качестве одного из принципов проведения выборов установлено, что участие в выборах является свободным и добровольным, воздействие на избирателей с целью принуждения к участию или неучастию в выборах, а также на их, свободное волеизъявление не допускается, а, ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" установлено, что основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов являются следующие установленные судом обстоятельства: кандидат, признанный избранным, осуществлял подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Как видно из п. 2 статьи 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", предусматривается запрет кандидатам, их доверенным лицам и уполномоченным представителям, а также иным лицам и организациям при проведении предвыборной агитации осуществлять подкуп избирателей: вручать им денежные средства, подарки и иные материальные ценности, кроме как за выполнение организационной работы (за сбор подписей избирателей, агитационную работу); производить вознаграждение избирателей, выполнявших указанную организационную работу, в зависимости от итогов голосования или обещать произвести такое вознаграждение; проводить льготную распродажу товаров, бесплатно распространять любые товары, за исключением печатных материалов (в том числе иллюстрированных) и значков, специально изготовленных для избирательной кампании; предоставлять услуги безвозмездно или на льготных условиях, а также воздействовать на избирателей посредством обещаний передачи им денежных средств, ценных бумаг и других материальных благ (в том числе по итогам голосования), оказания услуг иначе, чем на основании принимаемых в соответствии с законодательством решений органов государственной власти, органов местного самоуправления. При этом комиссии контролируют соблюдение установленного порядка проведения предвыборной агитации.

Суд исходил из того, что запрет на осуществление подкупа избирателей направлен на реальное обеспечение принципа равенства кандидатов с целью исключения давления на избирателей в пользу того или иного кандидата, поэтому действия кандидатов как подкуп избирателей могут быть квалифицированы лишь при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что эти действия осуществлялись по отношению к избирателям под условием голосования "за" или "против" конкретного депутата либо ставились в зависимость от результатов выборов.

Дав анализ действующему законодательству и собранным по делу материалам, суд пришел к выводу о том, то не было представлено доказательств того, что К. лично или через своих доверенных или уполномоченных лиц передавал избирателям материальные ценности с целью понудить их голосовать на выборах за него. А итоги голосования, проведенного с соблюдением установленного законом порядка, свидетельствовали о выраженной воле избирателей.

Суд также указал в решении, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие подкуп избирателей кандидатами, их доверенными лицами и уполномоченными представителями. Напротив, в деле имеются судебные акты (вступившие в законную силу), подтверждающие отсутствие названных нарушений в ходе голосования 26 января 2003 года в Петровском одномандатном избирательном округе N 18.

Суд не признал состоятельным довод представителя истца о том, что факт проведения агитации в то время, когда агитация запрещена, подтверждается договорами с агитаторами, заключенными непосредственно в день выборов, и, следовательно, выполнить агитационную работу они могли только в день выборов, так как из самих договоров видно, что агитатор отчитывается 26.01.03 о количестве проведенных бесед с избирателями, а кроме того, представителем истца не представлено доказательств того, что данные об агитационных беседах, указанные в акте приема работы, соответствуют действительности и проводились именно 26 января 2003 г.

На основании изложенного суд сделал вывод о том, что в ходе проведения дополнительных выборов по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 кандидат в депутаты Государственной Думы Ставропольского края К. не нарушал избирательное законодательство.

Кроме того, как видно из решения, суд, в силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, разрешал дело в пределах заявленных истцом требований.

В судебном заседании по данному делу представитель истца отказался от одного из своих оснований иска, а именно о нарушении при проведении дополнительных выборов по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18 требований п. 1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", выразившемся в распространении листовки с лозунгом "Щ. поддержал К.! Голосуй за К.!", что, по их мнению, является злоупотреблением свободой массовой информации, которое не позволяет выявить действительную волю избирателей, и, следовательно, указанный факт является основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов.

Поскольку основным доводом признания выборов недействительными истец указывал подкуп избирателей на избирательных участках, утверждая, что большинство избирателей проголосовало за вознаграждение, а это обстоятельство не нашло своего подтверждения в материалах дела, отказывая в удовлетворении заявленных требований избирательной комиссии Ставропольского края, суд исходит из того, что избирательная комиссия Ставропольского края не доказала те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своего требования.

В соответствии с п. 3 постановления N 44 окружной избирательной комиссии Петровского одномандатного избирательного округа N 18 от 27 января 2003 г. "Об определении результатов дополнительных выборов депутата Государственной Думы Ставропольского края третьего созыва по Петровскому одномандатному избирательному округу N 18" все поступившие жалобы заявителя и обращения избирателей направлены в правоохранительные органы, 29 января 2003 г. было возбуждено уголовное дело по факту воспрепятствования осуществлению избирательных прав, и результатом проведенной проверки явилось постановление о прекращении уголовного дела от 01.09.2003 по основанию п. 1 4 1 ст. 24 УПК РФ.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15.01.02 "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" и статьи 92 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ" в связи с жалобой гр. А.М. Траспова" в качестве безусловной и единственной предпосылки отмены судом решения избирательной комиссии об итогах голосования, результатах выборов в избирательном округе требуется подтверждение невозможности достоверного определения результатов состоявшегося волеизъявления избирателей, принявших участие в голосовании.

В силу постановления Конституционного Суда РФ от 11.06.2002 отмена итогов голосования, результатов выборов связана с обнаружением таких существенных нарушений избирательного процесса, вследствие которых не были обеспечены надлежащие условия для подлинно свободного волеизъявления избирателей и которые тем самым привели к неадекватному отражению действительной воли избирателей в итогах голосования. Поэтому суд, решая вопрос об отмене итогов голосования результатов выборов, в силу ст. ст. 3, 32 и 46 Конституции РФ не вправе ограничиваться формальным определением достоверности результатов волеизъявления избирателей, принимавших участие в голосовании, а должен установить, что обнаруженные существенные нарушения в ходе выборов привели к искажению воли избирателей или воспрепятствовали ее адекватному отражению в итогах голосования, результатах выборов. В противном случае не обеспечивается эффективная судебная защита избирательных прав граждан и реализация конституционного принципа свободных и равных выборов.

Поскольку суд признал, что имеющиеся в деле материалы не свидетельствуют о том, что при проведении выборов 26.01.03 были нарушены нормы избирательного законодательства, которые бы привели к искажению воли избирателей или воспрепятствовали бы ее адекватному отражению в итогах голосования, он отказал в удовлетворении заявленных требований.

Довод в кассационном представлении о том, что действующее избирательное законодательство не ставит возможность установления судом нарушения избирательного законодательства в зависимость от того, привлечены или нет к административной либо иной ответственности указанные лица, не свидетельствует об отмене постановленного по делу решения, поскольку он, по сути дела, свидетельствует о переоценке обстоятельств, данных судом 1-й инстанции. Кроме того, суд отметил в решении, что заявитель не представил доказательств вины К. в нарушении избирательного законодательства.

Утверждение в кассационном представлении о том, что суд 1-й инстанции не выполнил указаний суда кассационной инстанции, то в силу ст. 369 ГПК Российской Федерации обязательны для суда, вновь рассматривающего данное дело лишь указания, касающиеся необходимости совершения процессуальных действий и изложенные в определении суда кассационной инстанции в случае отмены решения суда первой инстанции и передачи дела на новое рассмотрение.

Кроме того, доводы о том, что при проведении выборов был допущен ряд нарушений избирательного законодательства, также не свидетельствуют о неправильности постановленного по делу решения, поскольку в силу ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" основаниями для отмены решения об итогах голосования могут послужить не все нарушения избирательного законодательства к такой отмене.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, также не свидетельствуют о неправильности постановленного по делу решения, поскольку эти доводы, в силу ст. 362 ГПК Российской Федерации, не являются основаниями к отмене решения суда.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ставропольского краевого суда от 2 июля 2004 года оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Ставропольской краевой прокуратуры, участвовавшего в рассмотрении дела, Коваленко Л.Н. и кассационную жалобу избирательной комиссии Ставропольского края - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"