||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 ноября 2004 г. N 715п2004

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Лебедева В.М.,

    членов Президиума                                 Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                    Радченко В.И.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                     Серкова П.П.,

                                                      Смакова Р.М.

 

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 января 1998 г., по которому К., <...>, осужденный 19 января 1996 года по ст. ст. 15 и 144 ч. 2, 206 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией 1/2 части имущества, наказание не отбыто, осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 16 сентября 1997 года.

Постановлено взыскать с К. в счет компенсации морального вреда в пользу Ю. 5 млн. руб. (неденоминированных) и 302076 руб. (неденоминированных) в пользу Менделеевской районной больницы за стационарное лечение Ю.

Этим же приговором осуждены И. и Ф., надзорных жалоб от которых не поступало и надзорное производство не возбуждалось.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 28 мая 1998 года приговор изменила, наказание по совокупности приговоров в виде 12 лет 1 месяца назначила ему на основании ст. 41 УК РСФСР. В остальном приговор в отношении его оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденным К. поставлен вопрос о пересмотре постановленных в отношении его судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

приговором суда К. признан виновным в покушении на убийство Ю., совершенном по предварительному сговору группой лиц и в связи с исполнением потерпевшим общественного долга.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

К., отбывая наказание в учреждении УЭ-148/10 УИН МВД Республики Татарстан, расположенном в г. Менделеевске, и не желая вставать на путь исправления, систематически нарушал режим содержания, за что подвергался наложению различных взысканий.

В конце августа 1997 года он договорился с осужденными И. и Ф. об убийстве старших дневальных отрядов N 5 и N 10 - осужденных З. и Ю. из мести, за исполнение ими общественных обязанностей, а именно за то, что по инициативе общественных самодеятельных организаций осужденных, в которых состояли З. и Ю., осужденный К. водворялся в штрафной изолятор, помещение камерного типа и в локально-профилактический участок.

С этой целью они заранее приготовили орудия преступления: К. - кусок арматуры длиной 60 см, И. - нож, а Ф. по пути следования взял кирпич.

31 августа 1997 года, около 21 часа, К., И. и Ф. вместе с другими осужденными, в отношении которых уголовное дело прекращено за недоказанностью вины, пришли в кабинет начальника отряда N 12 учреждения и, заведомо зная о нахождении там Ю. и З., с целью умышленного убийства Ф. нанес удар кирпичом по голове З., однако, увидев, что к месту происшествия подходит осужденный К., знакомый потерпевших, обладающий большой физической силой, свои действия прекратил, выбежал из кабинета и стал задерживать К., не давая ему возможности зайти в кабинет.

В это время И. нанес четыре удара ножом в грудь и живот З., в результате чего тот через некоторое время скончался на месте происшествия.

К. с целью убийства нанес куском арматуры не менее 10 ударов по голове и различным частям тела Ю. Преступление им не было доведено до конца, так как К. удалось вырваться из рук Ф., забежать в кабинет и крикнуть К., чтобы он прекратил свои действия. Зная о большой физической силе К. и испугавшись его, К. прекратил наносить удары уже потерявшему сознание Ю., спрятал кусок арматуры под одежду и ушел.

В результате действий К. Ю. были причинены множественные ссадины на теле, а также сотрясение головного мозга и ушибленные раны головы, причинившие легкий вред здоровью.

В своей надзорной жалобе осужденный К. указывает на то, что сговора с И. и Ф. на совершение убийства не имел.

Удары Ю. наносил на почве неприязненных отношений с ним, умысла на его убийство также не имел, просто хотел причинить вред здоровью, в связи с чем в основном удары наносил по телу. Услышав окрик К., прекратил свои действия.

По его мнению, суд не дал оценки его показаниям, показаниям И., Ф. в судебном заседании, а также заключению судебно-медицинской экспертизы, а потому неправильно квалифицировал его действия.

К. просит пересмотреть судебные решения, переквалифицировать его действия на ст. 117 ч. 2 п. п. "б", "е" УК РФ и смягчить ему наказание.

Рассмотрев надзорную жалобу с проверкой уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению частично по следующим основаниям.

Вина К. в нанесении телесных повреждений потерпевшему Ю. установлена имеющимися материалами дела и исследованными в судебном заседании доказательствами. Не оспаривается она в основном и в надзорной жалобе.

Вместе с тем судебные решения в отношении К. подлежат изменению.

Признавая его виновным в покушении на убийство осужденного Ю., суд указал, что сделал он (К.) это в отношении лица в связи с выполнением тем общественного долга, а также группой лиц по предварительному сговору.

Однако данные выводы не соответствуют материалам дела и фактическим обстоятельствам.

Выполнение осужденным Ю. общественного долга суд усмотрел в том, что по инициативе общественных самодеятельных организаций осужденных, в которых состоял Ю., К. водворялся в штрафной изолятор и помещение камерного типа, а также в локально-профилактический участок - ЛПУ.

Согласно имеющимся в деле данным, старшиной отряда N 10 осужденный Ю. назначен 5 февраля 1996 года (т. 3 л.д. 110), а К. переведен в отряд N 10 в августе 1997 года. До этого он отбывал наказание в отрядах N 4 и 7, ЛПУ и подвергался взысканиям по ходатайству общественных самодеятельных организаций этих отрядов. За время нахождения в отряде N 10 он взысканиям не подвергался. То есть Ю. отношения к помещению (водворению) К. в ШИЗО и ПКТ, наложению других взысканий не имел.

Сам осужденный К. подтвердил, что конфликтов у него с Ю., которого он знал с 1996 года, ранее не было. После его перевода в отряд N 10 Ю. несколько раз делал ему замечания как старшине, предлагал мыть полы. Ему это не нравилось, поэтому он решил поговорить с Ю. и, будучи неуверенным в исходе дела, взял с собой отрезок арматуры.

Войдя в кабинет начальника отряда N 12, где находился Ю., он дважды ударил его отрезком арматуры по голове, после чего он (Ю.) осел, потерял сознание.

В дальнейшем удары наносил ему по ногам. Считает, что телесные повреждения потерпевшему причинил в связи с возникшими неприязненными отношениями (т. 3 л.д. 155, 283 об. - 287).

Потерпевший Ю. подтвердил, что ранее отношения у него с К. были нормальными. Вечером 31 августа 1997 года, когда он, З. и Т. находились в кабинете начальника отряда N 12, туда ворвалась группа осужденных. Хорошо запомнил он только К., так как он был первым. Не говоря ни слова, К. достал металлический прут и нанес им удар по голове, в связи с чем он потерял сознание и очнулся только в больнице. На голове, как выяснилось позднее, у него было 3 раны, а остальные на ногах.

По заключению судебно-медицинского эксперта сотрясение головного мозга и раны головы расцениваются как легкий вред здоровью, так как повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья.

О наличии предварительного сговора К. с другими осужденными на убийство Ю., по мнению суда, свидетельствуют первичные признательные показания Ф., характер действий осужденных, оказывавших друг другу помощь в совершении преступлений, - например, удерживание Ф. К., чтобы он не мог помешать К. и И.

Однако каких-либо данных, свидетельствующих о предварительном сговоре К. с Ф. и И., направленном на убийство Ю., эти показания не содержат (т. 1 л.д. 96, 121 - 122). Не установлены судом сговор или наличие даже разговора между К. и Ф. о том, что последний будет удерживать К., препятствовать ему войти в кабинет, наличие такого обстоятельства даже не предполагалось.

Оценив в совокупности все доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности К. в покушении на убийство Ю., о чем, как правильно указано в приговоре, свидетельствуют применяемое орудие преступления, нанесение ударов в жизненно важный орган - голову, а преступный результат не наступил по независящим от осужденного обстоятельствам.

Однако, с учетом изложенного выше, действия К. охватываются диспозицией ст. 105 ч. 1 УК РФ, по которой и должны быть квалифицированы.

Наказание К. должно быть назначено с учетом изменения объема обвинения, явки с повинной, которую суд признал в соответствии с требованиями ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание (т. 1 л.д. 143, т. 3 л.д. 328), а также совершения неоконченного преступления.

Применяя к К. при назначении наказания ст. 41 УК РСФСР, суд исходил из приговора от 19.01.1996, по которому тот был осужден по ст. ст. 15 и 144 ч. 2, 206 ч. 1 УК РСФСР, и наказание им не отбыто.

Вместе с тем постановлением Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 24 января 2003 года приговор Нижнекамского городского суда от 19 января 1996 года изменен, от наказания, назначенного по ст. ст. 15 и 144 ч. 2 УК РСФСР в виде 2-х лет лишения свободы, К. освобожден.

Приговор в части осуждения его по ст. 206 ч. 1 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы оставлен без изменения.

С учетом внесенных изменений наказание по предыдущим приговорам, исчисляемое с 3 сентября 1995 года, к моменту совершения преступления по данному приговору было отбыто, а потому указание о назначении К. наказания по совокупности приговоров подлежит исключению из судебных решений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 ч. 1 п. 6 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного К. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 января 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 1998 года в отношении К. изменить, переквалифицировать его действия со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, назначив по ним 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить указание о назначении К. наказания на основании ст. 41 УК РСФСР.

В остальном судебные решения о нем оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"