||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2004 г. N 12-Г03-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Лаврентьевой М.Н.

судей Пирожкова В.Н.,

Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 января 2004 г. дело по кассационной жалобе Даутовой С.Н. на решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 31 октября 2003 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения Даутовой С.Н., поддержавшей доводы жалобы, представителя Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Демидовича В.Т., возражавшего против жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

Даутова С.Н. работала ведущим специалистом в Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике <...> с возложением на нее обязанностей по ведению секретного делопроизводства.

Даутова обратилась в суд с иском к Управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Республике <...> об отмене распоряжения от 29 апреля 2003 года о назначении комиссии для проведения проверки ведения секретного делопроизводства; об отмене приказа от 8 мая 2003 года о назначении комиссии для проведения служебного расследования; о признании недействительными актов проверки от 29 апреля и 12 мая 2003 года; отмене п. 2 приказа от 19 июня 2003 года об объявлении дисциплинарного взыскания; об отмене приказа от 21 июня 2003 года об освобождении от обязанностей по ведению секретного делопроизводства; об отмене п. 3 приказа от 26 июня 2003 года о прекращении выплаты надбавки за работу со сведениями, содержащими государственную тайну; о взыскании премии по итогам работы за 2 и 3 кварталы 2003 года, доплаты за работу со сведениями, содержащими государственную тайну, взыскании компенсации морального вреда, а также перерасчете отпускных в связи с удовлетворением ее денежных требований.

В судебном заседании Даутова поддержала заявленные требования и дополнила их требованием о взыскании единовременной премии в размере должностного оклада, а также об отмене п. 2 приказа от 16 сентября 2003 года, которым не применены к ней меры поощрения по итогам работы за 3 квартал 2003 года.

Указанным решением Верховного Суда Республики Марий Эл требования Даутовой удовлетворены частично, с Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике <...> в пользу Даутовой взысканы суммы премий за 2 и 3 кварталы 2003 года, недополученные суммы отпускных, а также компенсация морального вреда в размере <...> руб.

В кассационной жалобе Даутова не согласна с решением в той части, в которой ей отказано в удовлетворении заявленных требований и просит его отменить, а также просит изменить размер компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не находит оснований для отмены и изменения решения.

Как установил суд, приказом от 22 января 2001 года на Даутову - ведущего специалиста отдела собственной безопасности, было возложено ведение секретного делопроизводства.

В результате проверки выполнения этих обязанностей актами от 29 апреля и 12 мая 2003 года у Даутовой были обнаружены недостатки, выразившиеся в отсутствии некоторых секретных документов (при проведении служебного расследования они были обнаружены), ненадлежащего оформления дел, наличие не подшитых и не внесенных в опись документов, а также другие нарушения ведения секретного делопроизводства.

По результатам проведенной проверки и служебного расследования за ненадлежащее исполнение обязанностей по ведению секретного делопроизводства на Даутову было возложено дисциплинарное взыскание в виде объявления замечания.

Суд пришел к правильному выводу о законности применения указанного дисциплинарного взыскания.

Суд проверил доводы Даутовой, ссылавшейся на то, что нарушения ведения секретного делопроизводства имели место в связи с отсутствием соответствующих условий для работы и установил, что для работы с документами, составляющими государственную тайну, было выделено помещение спецчасти, расположенной в комнате N <...>. Это помещение отвечало режимным требованиям, было оборудовано для приема и выдачи секретных документов.

Актом от 9 апреля 2001 года помещение признано соответствующим установленным нормам и требованиями для работы с документами, составляющими государственную тайну (л/д 82).

Кроме того, суду представлены доказательства того, что для работы с секретными документами Даутовой еще была предоставлена комната N <...>.

Нахождение в комнате N <...> еще одного работника, также допущенного к работе с секретными документами и выполнявшего обязанности Даутовой во время ее болезни и отпуска, не может служить основанием для признания убедительными доводов об отсутствии надлежащих условий для работы с секретными документами и не свидетельствует о том, что причины недостатков в работе Даутовой обусловлены указанными выше обстоятельствами.

Согласно ст. 23 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" допуск к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя организации в случае однократного нарушения лицом взятых на себя предусмотренных договором (контрактом) обязательств, связанных с защитой государственной тайны.

Из материалов дела следует, что договор от 18 мая 1999 года, заключенный с Даутовой содержит положения, согласно которым она предупреждена о том, что в случае однократного нарушения принятых обязательств, связанных с защитой государственной тайны, ее допуск к государственной тайне может быть прекращен по решению руководителя.

При таких обстоятельствах следует согласиться с тем, что при указанных обстоятельствах имелись основания для освобождения Даутовой от обязанностей по ведению секретного делопроизводства (приказ от 21 июня 2003 года).

Согласно п. 3 приказа от 26 июня 2003 года Даутова назначена на должность ведущего специалиста контрольной группы и поскольку эта работа не связана с работой с секретными документами, ей прекращена доплата за секретность (л/д 77).

Суд установил, что Даутова дала согласие на перевод ее на другую должность. На заседании комиссии по проведению организационно-штатных мероприятий в управлении юстиции также согласилась с прекращением выплаты надбавки за ведение секретного делопроизводства (л/д 64).

Суд пришел к правильному выводу, что и в данном случае не допущено нарушений трудового законодательства.

Суд обоснованно не согласился с доводом истицы о том, что руководителем управления юстиции с превышением своих полномочий назначены проверки ведения секретного делопроизводства, поскольку на руководителя возложена персональная ответственность за организацию защиты подобных сведений, формы и способы реализации полномочий руководителя определяются им самим.

Поэтому, нет оснований для утверждения того, что распоряжения о проведении проверок приняты с превышением полномочий должностного лица.

Кроме того, следует согласиться с выводом суда и в той части, что Даутовой без уважительных причин пропущен срок на обращение в суд за разрешением трудового спора, касающегося распоряжения от 29 апреля, приказа от 8 мая, акта от 12 мая и заключения от 23 мая 2003 года.

Обстоятельства, на которые ссылалась Даутова, как на явившиеся причиной пропуска срока на обращение в суд, имеют отношение к событиям, происшедшим уже после того, как истек срок на обращение в суд с указанными требованиями.

Суд правильно отказал в иске о взыскании премии по приказу от 17 сентября 2003 года, поскольку данная премия носит разовый характер, не входит в денежное содержание служащего, не относится к системам оплаты труда и выплачивается не за выполнение заранее установленных показателей труда, а на основе общей оценки работы конкретного работника. В данном случае премия была выплачена некоторым сотрудникам управления за добросовестное отношение к исполнению своих должностных обязанностей и в честь Дня юстиции.

В решении содержатся подробные мотивы в той части, в которой удовлетворены заявленные Даутовой требования.

Решение в этой части не обжалуется.

Убедительными являются выводы суда о взыскании в пользу заявительницы компенсации морального вреда.

Учитывая конкретные обстоятельства, а также требования разумности и справедливости, суд определил компенсацию морального вреда в размере <...> руб. Судебная коллегия не находит оснований для изменения размера данной компенсации.

Иных доводов, которые бы не были предметом рассмотрения в суде, в кассационной жалобе Даутовой не содержится.

Руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 31 октября 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу Даутовой С.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"