||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2004 года

 

Дело N 67-о03-64

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

 

    председательствующего                            Коннова В.С.,

    судей                                           Фроловой Л.Г.,

                                                      Шадрина И.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2004 года кассационные жалобы осужденных Д. и Б. и адвоката Ядыкиной Г.Ф. на приговор Новосибирского областного суда от 7 апреля 2003 года, которым

Д., <...>, со средним специальным образованием, не работавший, ранее судимый:

27 ноября 1996 года по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы;

7 августа 1997 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к двум годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к трем годам восьми месяцам лишения свободы; освобожден 6 апреля 2001 года по отбытии наказания;

- осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

Постановлено взыскать с Д. в пользу Я. в возмещение морального вреда 50000 руб.

Б., <...>, со средним специальным образованием, не работавшая, ранее не судимая;

осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к четырем годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с назначением принудительной меры медицинского характера в виде наблюдения и лечения от наркомании.

По ст. 316 УК РФ Б. оправдана за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать в пользу Я.:

- солидарно с Д. и Б. - 45500 руб. в

возмещение материального ущерба за хищение;

с Б. - 204371 руб. в возмещение ущерба от уничтожения и повреждения имущества.

Д. признан виновным и осужден:

- за разбойное нападение на Я.Е., совершенное с незаконным проникновением в жилище, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда ее здоровью;

- за убийство Я.Е., 1971 хода рождения, сопряженное с разбоем.

Б. признана виновной и осуждена:

- за кражу имущества Я.Е., причинившую значительный ущерб - на сумму 69480 руб.;

- за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога на сумму 201211 руб.

Преступления совершены ими 27 мая 2002 года в г. Бердске Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного Д., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор в отношении Б. и Д. изменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Д. просит отменить приговор и "оправдать" его за непричастностью, считая свою вину недоказанной, доказательства - оцененными неверно; выводы суда, изложенные в приговоре - несоответствующими фактическим обстоятельствам, приговор - необоснованным. Д. полагает, что дело сфальсифицировано, следствие проведено необъективно. Обращает внимание на то, что в ходе предварительного следствия не проводились следственные эксперименты и очные ставки; что у него не было мотива для совершения преступлений;

- адвокат Ядыкина Г.Ф. в защиту интересов осужденного Д. просит отменить приговор и прекратить дело за его непричастностью к преступлениям, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Д. в своей жалобе;

- осужденная Б. просит оправдать ее по ч. 2 ст. 167 УК РФ; переквалифицировать ее действия с п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 175 УК РФ и отсрочить ей исполнение приговора в связи с наличием малолетнего ребенка, ссылаясь на проведение предварительного следствия с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, на неправильную оценку доказательств и на чрезмерную строгость наказания.

В возражениях государственный обвинитель Сидорова О.В. считает доводы жалоб несостоятельными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор в отношении как Б. - подлежащим изменению, так и в отношении Д. - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Д. (за исключением признака неоднократности разбоя) и Б. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования, однако они не подтвердились и правильно отвергнуты судом по основаниям, изложенным в приговоре. Ссылка в этой части на акты судебно-медицинских экспертиз не свидетельствует о неправильности выводов суда.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что:

- у Д. имелся один кровоподтек сине-фиолетового цвета размером 3 x 3 см на тыльной поверхности левой кисти в области основания 4 - 5 пальцев, образовавшийся в пределах трех дней к моменту освидетельствования (освидетельствование было проведено 28 мая 2002 года, следовательно, время образования кровоподтека относится к 25 мая 2002 года, а задержан был Д. в 19 часов 30 минут 27 мая 2002 года);

- у Б. имелись кровоподтеки: один - прерывистый сине-багровый размером 2,5 x 1,5 см;

- два аналогичных кровоподтека размером 0,5 x 0,5 и 0,2 x 0,2 см с рубцовыми изменениями в правой локтевой ямке.

Эти кровоподтеки образовались в пределах трех дней к моменту освидетельствования (освидетельствование Б. проведено 28 мая 2002 года, следовательно, время образования кровоподтеков относится к 25 мая 2002 года, а Б. была задержана в 19 часов 27 мая 2002 года). Б. поясняла, что у Д. был кровоподтек на одной из кистей рук до происшедшего, до того, как пошли к Я.Е. (т. 1 л.д. 64).

Таким образом, имевшиеся у Д. и Б. кровоподтеки не дают оснований для вывода о применении к ним незаконных методов расследования.

Кроме того, сам Д. в заявлении, именуемом "явкой с повинной", собственноручно указывал, что он добровольно сообщает органам милиции о происшедшем (т. 1 л.д. 43), а подозреваемая Б. при ее допросе 28 мая 2002 г. с участием адвоката заявляла, что она показания дает добровольно (т. 1 л.д. 60).

Постановлением от 10 октября 2002 года установлено, что явки с повинной Д. и Б. были написаны по собственному желанию, без какого-либо давления и применения насилия со стороны сотрудников милиции и в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции П., В. и Ш. по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ было отказано за отсутствием состава преступления (т. 2 л. 23 - 24). Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано судом незаконным.

Ссылка в жалобе осужденной Б. на то, что судом не был допрошен в качестве нового свидетеля сотрудник милиции О., не влияет на законность и обоснованность приговора и не свидетельствует о нарушении судом закона, поскольку, как следует из материалов дела, ходатайств о допросе в качестве нового свидетеля О. не заявлялось, а на суд законом не возлагается обязанности по сбору дополнительных доказательств по своей инициативе.

При подаче подозреваемыми каких-либо заявлений, в том числе именуемых "явками с повинной", УПК РСФСР не предусматривал присутствие следователя и адвокатов.

В своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", Б. указывала, что накануне брали деньги у Я.Е. для приобретения наркотика. Во второй половине дня 27 мая 2002 года она и Д. пошли к Я.Е. Первым к ней поднялся Д. Когда затем она вошла в квартиру, то увидела лежавшую на полу в крови Я.Е. Она предложила Д. сжечь квартиру, нашла в коридоре лак для волос, побрызгала им на вещи и зажигалкой подожгла. Флакон из-под лака бросила там же. Д. передал ей золотые изделия (цепочки, кольца), она положила их себе в плавки. Они взяли синюю сумку и ушли. Затем она договорилась, что музыкальный центр посмотрят, они вызвали такси, Д. вынес сумку, в которой лежал музыкальный центр, и они поехали к магазину "Аудио-Видео", где ее и задержали.

При допросе в качестве подозреваемой 28 мая 2002 года с участием адвоката Б. дала аналогичные показания. При этом Б. конкретизировала, что 26 мая 2002 года они на рынке взяли у Я.Е. 200 рублей для приобретения наркотика. Когда они 27 мая 2002 года пошли домой к Я.Е. Д. был в темно-синем спортивном трико, серой рубашке с длинным рукавом и был обут в коричневые туфли. Она у дома стояла на крыльце и курила, когда Д. ушел в квартиру Я.Е. Когда она вошла в квартиру, то мертвая Я.Е. лежала на полу у дивана, головой к нему, а Д. был в коридоре, рядом с ним стояла большая синяя сумка. Вещи в квартире были разбросаны. Лак для волос она разбрызгивала на вещи, лежавшие на полу у дивана рядом с головой Я.Е. Когда она и Д. выходили из квартиры Я.Е., то по лестнице поднималась девушка, им пришлось вернуться к двери, подождать, пока она пройдет. По дороге она (Б.) потеряла все золотые украшения, которые были в ее плавках, за исключением одного кольца. Это кольцо при задержании, когда ее сажали в машину, ей удалось выбросить.

Д. в своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", указывал, что к дому Я.Е. он пришел с Б. Между ним и Я.Е. в квартире произошла драка, он взял что-то тяжелое, отмахивался, бил, куда попало, ударил ее по голове. Я.Е. упала. Он сложил в сумку аппаратуру и кожаные куртки. Он отдал сумку Б. После поджога, когда он уходил, кто-то поднимался по лестнице и ему пришлось вернуться назад. Затем он забрал сумку у Б. и они ушли. Кроме того, он снял с Я.Е. золотые изделия, но по дороге они потерялись, осталось одно кольцо. Впоследствии, выложив из сумки куртки, он повез в магазин "Аудио-Видео" аппаратуру, где был задержан.

С учетом приведенных данных о том, что при транспортировке золотые изделия, за исключением одного кольца, были утрачены, а кольцо Б. при задержании смогла выбросить, ссылка на то, что при обыске ювелирные изделия не были обнаружены, не свидетельствует о неправильности выводов суда.

Признание недостоверными части данных, изложенных в заявлениях, именуемых "явками с повинной", и в показаниях подозреваемой Б., не свидетельствует о недостоверности и всех иных данных.

Судом правильно оценены заявления, именуемые "явками с повинной", и показания подозреваемой Б. в совокупности со всеми другими доказательствами и изменению показаний Д. и Б. дана надлежащая оценка.

Протоколами подтверждается:

выемка у Б. музыкального центра "Самсунг", пульта дистанционного управления и инструкции, которые находились в спортивной сумке синего цвета, сбоку которой имелась маркировка "ЯЛП";

изъятие в квартире по месту жительства осужденных четырех женских кожаных курток, плаща, кожаной кепки, пяти женских колготок в упаковке.

Как поясняла свидетель К., она около 13 часов 27 мая 2002 года поднималась по лестнице и на площадке второго этажа увидела стоявшую большую синюю сумку, чем-то полностью заполненную, рядом с сумкой никого не было. Когда она вошла в свой коридор на 3-ем этаже, то увидела стоявших у квартиры Я.Е. ранее незнакомую ей Б. и молодого человека. Парень, как ей показалось, закрывал дверь. Она почувствовала запах дыма, но не поняла, что и где горит. Зайдя в свою квартиру, она рассказала матери об увиденном. Когда они вновь вышли из квартиры, то увидели, что из-за дверей квартиры Я.Е. шел сильный дым. Ни Б., ни парня в подъезде уже не было. Она попросила вызвать пожарных.

Из протокола осмотра места происшествия и акта о пожаре видно, что труп Я.Е. лежал на полу, головой у дивана. Рядом с головой находились обгоревшие вещи. Справа от головы трупа рядом с диваном на полу находились два фрагмента от металлического обгоревшего флакона из-под лака для волос. С учетом следов выгорания очаг пожара находился на сиденье правой стороны дивана. Причиной пожара являлся поджог.

Заключением судебно-биологической экспертизы подтверждается, что на спортивных брюках темно-синего цвета и коричневых полуботинках Д. имелась кровь, происхождение которой возможно от Я.Е. и исключается от Д.

Ссылка на то, что на время происшедшего Д. был в другой одежде, противоречит материалам дела, в том числе - приведенным показаниям подозреваемой Б., и является несостоятельной.

Ссылка на то, что одежда и обувь Д. изымалась при обыске в квартире, хранилась вместе с другими изъятыми вещами, а протокол выемки был составлен позже - в ИВС, несостоятельна.

Подсудимый Д. пояснял, что в квартире при обыске изъяли вещи, которые вместе с музыкальным центром привез "Вася". Он (Д.) забрал из шкафа одежду свою и Б. (т. 3 л.д. 109).

Свидетели В., сотрудник милиции, и Т., понятая при обыске, поясняли, что при обыске были изъяты кожаные куртки, плащи, а Д., перед тем, как его увели из квартиры, забрал с собой свои личные вещи, одежду свою и Б.

Протоколом выемки подтверждается, что рубашка, спортивные брюки темно-синего цвета и коричневые туфли были изъяты у Д. в ИВС, упакованы в два полиэтиленовых пакета, и опечатаны. Достоверность данных протокола выемки подтверждена не только подписями понятых, но и подписью Д.

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что одежда и обувь Д. поступила на исследование в упакованном и опечатанном виде.

Заключением медико-криминалистической экспертизы подтверждается, что следы крови на спортивных брюках и туфлях Д. образовались от падения капель крови с высоты в направлении сверху вниз.

Необнаружение крови Я.Е. в подногтевом содержимом Д. не свидетельствует о его невиновности, поскольку он был задержан не на месте преступлений во время их совершения, а в последующем (при сбыте похищенного), когда имел реальную возможность уничтожить возможные следы крови со своих рук и из-под подногтевого содержимого.

Виновность Д. и Б. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Как следует из материалов дела, Д. и Б. являлись наркоманами, не работали, снимали квартиру, за которую должны были ежемесячно платить 2500 рублей и срок очередного (второго) платежа наступал 27 мая 2002 г.

Из показаний свидетелей К. и А. следует, что 26 мая 2002 г. пришедший вместе с Б. Д., взял в долг у Я.Е. 200 рублей, которые должен был вернуть в тот же день, а Я.Е. дала ему деньги из выручки.

Как следует из показаний свидетелей В. и К., 23 - 24 мая 2002 г. Д. говорил, что он знает Я.Е., которая хорошо одевалась, выглядела богато, носила на каждом пальце золотые кольца, на шее - золотые цепочки, что у Д. вызывало зависть. Сам Д. говорил, что ему катастрофически не хватает денег, спрашивал, где их можно достать.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Д. (за исключением признака неоднократности разбоя) и Б. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Д. - по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Б. - по п. "в" ч. 2 ст. 158 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Причастность других, кроме Д. и Б., к совершению данных преступлений лиц - из материалов дела не усматривается.

Как видно из материалов дела, по нему проводились следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия по установлению "Васи", якобы, причастного к преступлениям, однако такого человека не установлено, вывод о том, что "Вася" - вымышленное лицо, соответствует материалам дела.

Мотив совершения Д. преступлений установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами и выводы суда в этой части надлежащим образом мотивированы.

Неустановление владельца двух ключей, обнаруженных на месте происшествия, не подходящих к замкам квартиры Я.Е., не влияет на законность и обоснованность приговора. Установление владельца этих ключей в предмет доказывания по данному делу не входит.

Необнаружение орудия убийства не свидетельствует о невиновности Д. в убийстве, вывод о чем делался судом на основе совокупности других доказательств.

Наказание Д. и Б. судом назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

То обстоятельство, что юридически Б. ранее не судима (поскольку 29 декабря 2000 г. уголовное дело по п. "а" ч. 2 ст. 175 УК РФ в отношении нее было прекращено на основании ст. 6 УПК РСФСР - вследствие изменения обстановки, а судимости по приговорам от 7 мая 1997 г. по ч. 1 ст. 228 и ч. 3 ст. 228 УК РФ и от 14 сентября 2001 г. по ст. 119; п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 и п. п. "а", "б", "в", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ - погашены), суду было известно, однако само по себе данное обстоятельство не является смягчающим наказание.

Вопрос об отсрочке исполнения приговора в соответствии со ст. 82 УК РФ может решаться лишь в порядке исполнения вступившего в законную силу приговора согласно п. 2 ч. 1 ст. 398 и ст. 399 УПК РФ. (Согласно ст. ст. 308, 309 и 313 УПК РФ данный вопрос не решается при постановлении приговора, а в кассационном порядке - проверяется законность, обоснованность и справедливость постановленного приговора).

Вместе с тем, из вводной части приговора подлежит исключению указание о судимости Д. 13 июня 1996 г. по ст. 224.3 УК РСФСР, поскольку данное преступление декриминализировано; из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению указание о совершении Д. данных преступлений при особо опасном рецидиве и с учетом требований ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г.) следует считать, что преступления им совершены при опасном рецидиве, а отбывание наказания ему следует определить в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, из осуждения Д. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ следует исключить квалифицирующий признак разбоя - совершение его неоднократно и назначение дополнительного наказания (как по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, так и по совокупности преступлений) в виде конфискации имущества в соответствии с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г., имеющим обратную силу.

Несмотря на вносимые изменения, с учетом того, что данные о личности Д. и объем его преступных действий остались без изменения, а назначенное ему наказание является справедливым, соразмерным тому, что совершил он сам, Судебная коллегия не находит оснований к смягчению назначенного ему основного наказания. Однако из приговора подлежит исключению назначение ему дополнительного наказания в виде конфискации имущества, как исключенное из УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г.

Из приговора также подлежит исключению назначение Д. и Б. принудительной меры медицинского характера на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ согласно изменениям, внесенным в УК РФ Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы (изменения в описательно-мотивировочную и резолютивную часть приговора вносятся в связи с изменением закона).

Органами предварительного следствия дело расследовано, а судом - рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Органы предварительного следствия самостоятельны в определении объема доказательств, которые, по их мнению, подтверждают предъявленное обвинение. Проведение либо непроведение каких-либо следственных действий является компетенцией органов следствия. Непроведение следственных экспериментов (в жалобе Д. не указывается: каких именно экспериментов, с кем и в каких целях) и очных ставок (также без указания, между кем и в каких целях. Проведение очных ставок не имеет целью преждевременное ознакомление обвиняемых с показаниями других лиц и согласование своих позиций) не свидетельствует о неполноте предварительного следствия. Кроме того, в судебном заседании другие лица допрашивались в присутствии и с участием подсудимого Д., который имел возможность задать свои вопросы, относящиеся к делу, этим лицам. Из материалов дела также следует, что Д. в ходе предварительного следствия не заявлялось ходатайств о проведении каких-либо следственных экспериментов и очных ставок.

Ссылка в жалобе осужденной Б. на то, что судом не вызывалась свидетель С. - несостоятельна. Как видно из материалов дела, свидетель С. вызывалась в судебное заседание, ей направлялась судебная повестка. Она в суд не явилась. Суд принял предусмотренные законом меры - вынес определение о ее принудительном приводе (т. 3 л.д. 31 - 32), однако осуществить ее принудительный привод оказалось невозможно. Согласно рапорту судебного пристава Салтыковой по месту регистрации не оказалось. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности объявления и проведения розыска свидетеля. При таких данных суд обоснованно окончил судебное следствие в отсутствие свидетеля С. (Кроме того, свидетель С., дававшая показания в ходе предварительного следствия, не давала показаний, свидетельствующих о невиновности Б.).

Фальсификация дела из его материалов не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 7 апреля 2003 г. в отношении Д. и Б. изменить.

Из вводной части приговора исключить указание об осуждении Д. 13 июня 1996 г. по ст. 224.3 УК РСФСР к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание о совершении Д. данных преступлений при особо опасном рецидиве и считать, что он совершил преступления по данному делу при опасном рецидиве.

Из осуждения Д. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак разбоя - совершение его неоднократно.

Исключить из приговора назначение Д. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Отбывание назначенного Д. по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказания в виде лишения свободы сроком на восемнадцать лет определить в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора назначение Д. и Б. на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

В остальной части тот же приговор в отношении Д. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Д., Б. и адвоката Ядыкиной Г.Ф. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Л.Г.ФРОЛОВА

И.П.ШАДРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"