||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2004 года

 

Дело N 18-о03-114

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                            Дзыбана А.А.,

                                                      Климова А.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 января 2004 года дело по кассационным жалобам осужденных А. и К. на приговор Краснодарского краевого суда от 26 августа 2003 года, которым:

А., <...>, судимый в 1998 году по ст. ст. 188 ч. 2, 234 ч. 3 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, в 2002 году по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

К., <...>, судимый в 1998 году по ст. ст. 33 ч. 4, 234 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года, освобожден от наказания в связи с актом амнистии,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 13 годам, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам с конфискацией имущества, ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступление осужденного А. по доводам кассационной жалобы, прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор суда изменить, исключить из приговора конфискацию имущества, указание о судимости К., неоднократности преступлений, наличие у А. особо опасного рецидива и определить ему отбывание наказания в колонии строгого режима, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах изложенных в приговоре суда А. и К. признаны виновными в совершении 17 марта 2003 года в городе Сочи группой лиц по предварительному сговору разбойного нападения на Г., с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и ее убийства сопряженного с разбоем, в ходе которого А. нанес потерпевшей не менее 12 ударов молотком по голове, а К. 12 ударов ножом в область груди и шеи, и ее смерть наступила вследствие черепно-мозговой травмы, после чего похитили имущество потерпевшей на сумму 20610 рублей;

К. признан виновным в незаконном приобретении 18 февраля 2003 года и хранении без цели сбыта наркотического средства содержащего героин, а также экстракта маковой соломы, которые у него были изъяты 21 марта 2003 года.

В судебном заседании А. и К. виновными себя признали частично, а К. в незаконном приобретении и хранении наркотических средств - признал полностью.

В кассационных жалобах:

осужденный А. утверждает о своей невиновности, указывает, что разбойное нападение и убийство он не совершал, следователь прокуратуры спровоцировал К. на дачу показаний против него, в момент убийства его дома не было и он виновен лишь в том, что взял вещи потерпевшей, просит вынести по делу справедливое решение;

осужденный К. просит переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 1 УК РФ, по ст. 162 ч. 3 УК РФ оправдать, указывает, что в основу обвинения были положены его показания на предварительном следствии полученные в результате оказания физического и морального воздействия, сговора с А. на совершение разбоя у них не было, в ходе совместного распития спиртных напитков у них возникла ссора с потерпевшей Г., в ходе которой та ударила его бутылкой по голове, обороняясь он стал отмахиваться ножом, А. нанес потерпевшей удары молотком от которых и наступила смерть, а ранения, причиненные им, могли повлечь лишь легкий вред здоровью.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности А. и К. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы осужденных А. и К. об отсутствии у них предварительной договоренности о совершении разбойного нападения, о непричастности их к убийству, опровергаются показаниями осужденных на предварительном следствии.

Из показаний К. суд установил, что по предложению А. они пошли к Г. имея цель завладеть ее имуществом, для чего, чтобы не оставлять следов, А. купил две пары резиновых перчаток. В ходе ссоры А. первым ударил потерпевшую молотком, а он, получив удар от потерпевшей бутылкой по голове, стал наносить ей удары ножом. Из дома были похищены видеомагнитофон и деньги, из которых А. передал ему 500 рублей.

Об этом же К. подтвердил и при проверке его показаний на месте происшествия.

Осужденный А. в своих показаниях подтвердил факт нанесения потерпевшей ударов молотком по голове и похищения из квартиры видеомагнитофона, денег и ювелирных изделий.

Суд обоснованно признал их показания на предварительном следствии в данной части достоверными, поскольку они нашли свое объективное подтверждение и соответствуют доказательствам, исследованным в судебном заседании, а именно: показаниям потерпевшей Г.Е. о том, что она ранее сожительствовала с А. и тот знал о наличии в их квартире денег, показаниям свидетелей С., К., А., о том, что они слышали женские крики о помощи и просьбой к Артуру остановиться, а свидетель Д.в слышал мужской крик: "Коля, где нож? ", показаниям свидетеля М. о задержании А. с похищенным, протоколу опознания изъятых у А. ювелирных изделий потерпевшей Г.Е., протоколу осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен труп потерпевшей с признаками насильственной смерти, сломанный нож и молоток, заключению судебно-медицинского эксперта о наличии на трупе потерпевшей ссадин и кровоподтеков, резаных ран в области лица и тела, ушибленных ран в области головы и ее смерть наступила вследствие черепно-мозговой травмы.

На основании этих, а также других доказательств исследованных в судебном заседании, суд пришел к обоснованному выводу о виновности А. и К. в совершении преступлений указав, что между осужденными была достигнута предварительная договоренность о совершении нападения на потерпевшую с целью завладения ее имуществом, для чего были заранее приобретены резиновые перчатки, в процессе лишения жизни А. и К. действовали совместно, при этом А. наносил потерпевшей удары молотком, а К. ножом, и правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" и 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Доводы жалоб осужденного К. о применении к нему незаконных методов следствия со стороны работников милиции, А. о его оговоре К., не могут быть признаны достоверными, поскольку они своего подтверждения не нашли и полностью опровергаются исследованными в суде доказательствами. Допрос К. в качестве подозреваемого был осуществлен следователем прокуратуры в присутствии адвоката, все права ему разъяснены, каких-либо заявлений и замечаний по протоколу не поступало (т. 1 л.д. 81 - 84).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит изменению.

Так из вводной части приговора подлежит исключению указание о наличии у К. судимости по приговору от 27 мая 1998 года по ст. 33 ч. 4, ст. 234 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года, от наказания по которому он был освобожден в связи с актом об амнистии, и в соответствии со ст. 86 ч. 2 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

С учетом внесенных в УК РФ изменений ФЗ РФ от 21 ноября 2003 года и положений ст. 10 УК РФ, в связи с тем, что из обстоятельств, отягчающих наказание изложенных в ст. 63 ч. 1 п. "а" УК РФ исключена неоднократность, данный признак у К., указанный в качестве обстоятельства отягчающего наказание, подлежит исключению.

Также с учетом внесенных изменений в ст. 18 УК РФ, совершение А. особо тяжкого преступления при наличии у него судимости за одно тяжкое преступление, не образует наличие особо опасного рецидива и данное обстоятельство, признанное судом в качестве отягчающего наказание, подлежит исключению, а режим отбывания наказания подлежит изменению с особого на строгий.

Поскольку пункт "ж" ч. 2 ст. 44 УК РФ, устанавливающий наказание в виде конфискации имущества утратил силу, и это наказание исключено из санкции ст. 162 ч. 3 УК РФ, А. и К. необходимо исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества, назначенное каждому по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и по совокупности преступлений.

Внося указанные изменения в приговор суда Судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания А. и К.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 ПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 26 августа 2003 года в отношении А. и К. изменить:

исключить из вводной части приговора указание о судимости К. в 1998 году по ст. ст. 33 ч. 4, 234 ч. 3 УК РФ;

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о признании в качестве отягчающих наказание обстоятельств у А. особо опасного рецидива, а у К. неоднократность преступлений;

исключить дополнительное наказание в виде конфискации имущества, назначенное каждому по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ;

отбывание наказания А. определить в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор суда в отношении А. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"