||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 января 2004 г. N 4-О03-188сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 8 января 2004 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора на приговор суда присяжных Московского областного суда от 10 ноября 2003 года, которым

У., <...>, несудимый, работавший ведущим специалистом отдела приватизации и аренды муниципального имущества Комитета по управлению имуществом города Электросталь Московской области,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ, за неустановлением события преступления и вынесением оправдательного вердикта.

С.С., <...>, работавший заведующим отделом приватизации и аренды муниципального имущества Комитета по управлению имуществом города Электросталь Московской области, несудимый,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "г" УК РФ, за неустановлением события преступления и вынесением оправдательного вердикта.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего отменить приговор по доводам кассационного представления и дело направить на новое рассмотрение, и возражения оправданных С.С. и У. против удовлетворения кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия С.С. и У. обвинялись в том, что, являясь должностными лицами Электростальского городского комитета по управлению имуществом, 18 апреля 2001 года получили взятку в сумме 630 тысяч рублей за организацию победы С. в аукционе при продаже объекта недвижимости, расположенного в г. Электросталь по пр. Ленина, дом 15.

В кассационном представлении прокурора поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при рассмотрении дела судом, оказанным незаконным воздействием на присяжных заседателей оправданными и их адвокатами и в связи с противоречивостью вердикта.

По мнению прокурора, судья неправильно признал недопустимыми доказательствами чистосердечное признание С.С. и протокол его допроса в качестве подозреваемого, так как эти доказательства были получены без нарушения уголовно-процессуального закона, действовавшего на момент совершения процессуальных действий.

Поскольку в этих доказательствах содержится признание С.С. в получении им и У. взятки от С., отказ стороне обвинения в их исследовании повлиял на ответы присяжных заседателей о доказанности обвинения.

Оправданный У. в присутствии присяжных заседателей ставил вопрос о недопустимости исследованных с их участием доказательств.

В судебных прениях оправданный С.С. заявлял, что в ходе расследования дела на него было оказано психическое и физическое воздействие со стороны работников милиции. Судья не остановил его.

Адвокаты Лысюк и Павликова также пытались очернить С., заявляя о том, что она занималась грязным делом - бизнесом, то есть повлиять на присяжных заседателей.

Противоречивость вердикта, по мнению адвоката, выразилась в том, что, несмотря на исследованные в судебном заседании доказательства получения С.С. и У. от С. взятки в сумме 630 тысяч рублей, присяжные заседатели признали недоказанным событие преступления.

В возражениях на кассационное представление оправданный С.С. просит оставить приговор без изменения, утверждая, что ни он, ни другие участники процесса со стороны защиты не оказывали незаконного воздействия на присяжных заседателей, о чем свидетельствует протокол судебного заседания и отсутствие в нем каких-либо возражений государственного обвинителя на действия оправданных и их адвокатов, оправдательный вердикт является ясным и непротиворечивым, а, кроме того, единодушным, при допросе в качестве подозреваемого ему не был предоставлен адвокат, поэтому решение судьи о признании недопустимыми доказательствами протокола допроса и чистосердечного признания является, по его мнению, правильным.

В возражениях на кассационное представление оправданный У. также просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно части 2 ст. 385 УПК РФ, нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при рассмотрении дела судом, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, являются основанием для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя.

Как обоснованно указывается в кассационном представлении прокурора, председательствующий судья, признавая протокол допроса С.С. в качестве подозреваемого от 19 апреля 2001 года (т. 2 л.д. 108) недопустимым доказательством, неправильно руководствовался положением ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ о том, что показания подозреваемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам.

Согласно ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

В связи с этим, решая вопрос о допустимости протокола допроса С.С. в качестве подозреваемого, который проводился 19 апреля 2001 года, судья должен был учитывать не п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (т. 5 л.д. 75), а положения Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые применялись при производстве данного следственного действия.

Поэтому следует согласиться с доводами кассационного представления о том, что вопрос о допустимости протокола допроса С.С. в качестве подозреваемого разрешен судьей не в соответствии с требованиями закона.

Содержащиеся в протоколе допроса показания С.С. имели существенное значение для исхода дела, а значит, отказывая в удовлетворении ходатайства прокурора об оглашении данного протокола, судья ограничил право прокурора на представление доказательств.

При новом рассмотрении дела необходимо разрешить вопрос о допустимости данного протокола в соответствии с уголовно-процессуальным законом, который действовал на момент допроса С.С. в качестве подозреваемого.

Кроме того, нельзя согласиться и с решением судьи по вопросу о допустимости в качестве доказательства "чистосердечного признания" С.С.

Судья, отказывая прокурору в оглашении "чистосердечного признания" С.С., сослался на то, что "чистосердечное признание" не является доказательством в соответствии со ст. 74 УПК РФ, а стороны о признании его иным документом вопрос не ставят (т. 5 л.д. 75).

Между тем, суду следовало проверить, не являлось ли это "чистосердечное признание" актом добровольного волеизъявления С.С., то есть его явкой с повинной, и с учетом этого обстоятельства разрешить вопрос о допустимости данного доказательства, а не связывать решение этого вопроса с наличием или отсутствием ходатайств сторон о признании его иным документом.

Следует также согласиться с доводами кассационного представления о том, что в последнем слове оправданный У. оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Так, из протокола судебного заседания видно, что У. ставил под сомнение допустимость исследованной в судебном заседании видеозаписи передачи денег в его служебном кабинете, однако председательствующий не остановил У. и не дал соответствующих разъяснений присяжным заседателям.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона, как небезосновательно утверждается в кассационном представлении, повлияло на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Поэтому приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение.

Что касается доводов кассационного представления об оказании незаконного воздействия на присяжных заседателей оправданным С.С. и адвокатами, то они не подтверждаются протоколом судебного заседания, замечания на который председательствующим были отклонены в установленном законом порядке.

Нельзя также согласиться с доводами кассационного представления о том, что отрицательные ответы присяжных заседателей при наличии доказательств вины, как считает прокурор, свидетельствуют о противоречивости вердикта, поскольку установление фактических обстоятельств дела относится к компетенции присяжных заседателей.

Вместе с тем, указанные выше нарушения уголовно-процессуального закона, на которые ссылается автор кассационного представления, являются достаточными для отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 10 ноября 2003 года в отношении У. и С.С. отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения оставить прежнюю: в отношении С.С. - залог в сумме 70 тысяч рублей, в отношении У. - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"