||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 декабря 2003 г. N КАС03-622

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.

членов коллегии Толчеева Н.К.

Пелевина Н.П.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 25 декабря 2003 г. гражданское дело по заявлению Н.Е. об оспаривании решения Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации от 17 сентября 2003 года о прекращении полномочий судьи по кассационной жалобе Высшей квалификационной коллегией судей РФ на Решение Верховного Суда РФ от 14 ноября 2003 года, которым решение Высшей квалификационной коллегией судей РФ изменено: полномочия судьи Н.Е. признаны прекращенными в связи с письменным заявлением судьи об отставке на основании пп. 1 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" с 17 сентября 2003 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителя Высшей квалификационной коллегией судей РФ К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

Н.Е. работала с 1995 года судьей Федерального арбитражного суда Московского округа.

Решением Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации от 17 сентября 2003 г. на основании пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" на Н.Е. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с 17 сентября 2003 г. Кроме того, Н.Е. лишена второго квалификационного класса судьи.

Н.Е. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействительным и не порождающим правовых последствий данного решения ВККС РФ, указав в заявлении, что никаких действий или бездействия, которые можно было бы расценить в качестве дисциплинарного проступка, она не совершала. В заявлении, сформулированном на заседании суда первой инстанции, Н.Е. просила изменить оспоренное решение ВККС России в части основания прекращения ее полномочий судьи с п. 1 ст. 12.1 на пп. 1 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", подав заявление об отставке.

Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Высшая квалификационная коллегия судей РФ ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на превышение судом своих полномочий при принятии оспоренного решения и на несоответствие обстоятельствам дела вывода суда об отсутствии достаточных оснований для прекращения полномочий судьи Н.Е. по п. 1 ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации".

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.

Прекращая полномочия судьи Н.Е. за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм данного Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей), Квалификационная коллегия исходила из того, что судьей был совершен ряд дисциплинарных проступков, а именно:

1 - нарушение Н.Е. положений кодекса судейской этики в процессе улучшения жилищных условий.

Однако суду первой инстанции не было представлено доказательств, которые бы свидетельствовали о совершении Н.Е. по указанному эпизоду действий, составляющих дисциплинарный поступок.

Каждому из действий Н.Е. по этому эпизоду суд дал надлежащую оценку по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств в порядке, предусмотренном ст. 67 ГПК РФ.

Довод в кассационной жалобе о том, что обращение Н.Е. с заявлением о расторжении брака в военный суд осуществлено с грубым "нарушением о подсудности" (имеется в виду - нарушение требований закона о подсудности) нельзя признать обоснованным, поскольку нарушение правил о подсудности в данном случае допущено военным судом, принявшим и рассмотревшим это заявление.

Как следует из материалов дела, решение военного суда о расторжении брака никем не оспорено. После расторжения брака бывший супруг Н.Е. - Н.Н. вступил в новый брак, от которого имеет двоих несовершеннолетних детей;

2 - представление Н.Е. в 2002 году по месту работы четырех листков нетрудоспособности из городской поликлиники N 13.

Однако суду первой инстанции не были представлены доказательства об отсутствии у Н.Е. права на получение медицинской помощи от врачей данной поликлиники.

Никаких нарушений законодательства при получении листков нетрудоспособности в этой поликлинике сама Н.Е. не допустила.

В кассационной жалобе указывается на то, что листок нетрудоспособности серии АЩ 0967307 был выдан Н.Е. с 4 октября 2002 года в нарушение "Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность российских граждан в период их пребывания за границей" (без решения клинико-экспертной комиссии).

Однако такое нарушение Инструкции допущено врачом поликлиники, а не самой Н.Е., что и было правомерно оценено Верховным Судом РФ, указавшим в решении на отсутствие оснований для привлечения Н.Е. к дисциплинарной ответственности за представление листков нетрудоспособности за 2002 год;

3 - принятие Н.Е. "явно незаконных судебных актов, грубо нарушающих Закон и разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ" определения от 28 мая 2003 года о возбуждении производства в кассационной инстанции по кассационной жалобе компании Комитако Лимитед на определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 мая 2003 года в части обязания и.о. конкурсного управляющего провести собрание кредиторов должника с целью выдвижения трех кандидатур конкурсного управляющего или о выборе саморегулируемой организации, из списка членов которой будет утвержден конкурсный управляющий ГУП "Московский комбинат виноградных и десертных вин" и определения от 28 мая 2003 года о приостановлении исполнения обжалованного определения суда первой инстанции до окончания производства в кассационной инстанции.

Приведенные действия Н.Е. по мнению суда первой инстанции не давало Высшей квалификационной коллегии судей РФ оснований для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

С таким выводом Верховного Суда РФ Кассационная коллегия соглашается, поскольку достоверных доказательств, которые подтверждали бы вывод квалификационной коллегии о "явном" и "грубом" нарушении Н.Е. процессуального законодательства при вынесении указанных определений, не имеется.

Отсутствуют такие характеристики в действиях Н.Е. при вынесении ею приведенных определений и в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 июля 2003 года, которым определение судьи Н.Е. о приостановлении исполнения определения суда первой инстанции было отменено ввиду неправильного применения ст. 283 АПК РФ.

При таких обстоятельствах у Кассационной коллегии отсутствуют основания признать неправомерной ссылку суда первой инстанции на положение п. 2 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", согласно которому судья, в том числе по истечении срока его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Данный вывод Кассационная коллегия делает с учетом того, что и при рассмотрении настоящего дела в Верховном Суде РФ также не установлены какие-либо доказательства, подтверждающие, что нарушение требований процессуального закона явилось не ошибкой в применении судьей нормы закона, а преднамеренностью в таком нарушении либо злоупотреблением с корыстными намерениями;

4 - получение Н.Е. диплома кандидата наук КН N 00351, выданного автономной некоммерческой организацией "Высший аттестационно-квалификационный комитет" и обращение с заявлением об установлении доплаты к должностному окладу.

Признавая необоснованным вывод ВККС РФ о том, что Н.Е. как судья должна была знать о неправомерности выдачи ей такого диплома, Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о наличии ВККС РФ лишь предположения относительно того, что Н.Е. должно было известно о действительной юридической силе полученного ею диплома.

Предъявляя полученный диплом, Н.Е. не сообщала при этом какие-либо недостоверные сведения относительно порядка его получения.

Поэтому и эти действия судьи Н.Е. правильно расценены Верховным Судом РФ как не составляющие дисциплинарный проступок.

При таком положении Кассационная коллегия не может согласиться с доводом в кассационной жалобе о необъективной оценке представленных по данному эпизоду доказательств;

5 - отсутствие Н.Е. на работе 21 июня 2003 г. более пяти часов в течение рабочего дня и проявление ею неискренности при даче объяснений относительно причин такого отсутствия на работе.

Данные обстоятельства нашли свое подтверждение в судебном заседании и не оспаривался самой заявительницей.

Такой дисциплинарный проступок (как об том правильно указано в решении суда) мог повлечь применение к Н.Е. дисциплинарной ответственности.

Однако Верховный Суд РФ, приняв во внимание конкретные обстоятельства дела, а именно: длительное предшествующее добросовестное исполнение Н.Е. должностных обязанностей и наличие у нее на иждивении малолетнего ребенка, правомерно признал чрезмерным применение квалификационной коллегией к ней дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Кассационная коллегия не может согласиться с доводом в кассационной жалобе об отсутствии у Верховного Суда РФ оснований для признания совершенных заявительницей 21 июня 2003 г. действий и последующего поведения относительно введения своих коллег в заблуждение по поводу причин отсутствия в этот день на работе как недостаточных для применения к Н.Е. крайней меры дисциплинарного воздействия, каковым является досрочное прекращение полномочий судьи.

Приведенные выше конкретные обстоятельства давали суду такие основания.

Кроме того, прекращая полномочия судьи досрочно, ВККС РФ исходила из того, что помимо проступка, имеющего место 21 июня 2003 года, Н.Е. совершен еще ряд действий, составляющих также дисциплинарные проступки, что не нашло своего подтверждения по изложенным выше мотивам.

Нельзя согласиться и с доводом в кассационной жалобе о том, что, изменяя основание для прекращения полномочий судьи Н.Е., Верховный Суд Российской Федерации якобы вышел за пределы своих полномочий.

Действительно, действующим законодательством правом по прекращению полномочий судьи наделены соответствующие квалификационные коллегии судей.

Однако само решение о прекращении полномочий судьи Н.Е. судом не отменялось и при этом не выносилось новое (самостоятельное) решение о таком прекращении полномочий. Суд лишь изменил основание, примененное ВККС РФ при прекращении полномочий судьи с пункта 1 ст. 12.1 на подпункт 1 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", что не противоречит ни указанному выше Закону ни другим федеральным законам и соответствует обстоятельствам дела.

По изложенным мотивам кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда РФ от 14 ноября 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Высшей квалификационной коллегии судей РФ - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"