||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

от 9 декабря 2003 г. N 11-Д03-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х., Ботина А.Г.

9 декабря 2003 года рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе Газизова М.М. на приговор Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 21 июля 1998 года, которым

Газизов М.М. <...>

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 августа 1998 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 14 мая 2003 года приговор и кассационное определение изменены: исключено указание о наличии судимости у Газизова по приговору от 3 июля 1991 года, которым он был осужден по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, а в остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Батхиева Р.Х., мнение прокурора Толоконниковой Г.Ю., поддержавшей доводы жалобы осужденного и полагавшего судебные решения в отношении Газизова М.М. изменить, смягчив ему наказание, Судебная коллегия

 

установила:

 

Газизов М.М. признан виновным в совершении убийства М. при следующих обстоятельствах.

26 апреля 1998 года, после 15 часов, <...> Газизов и М. употребляли спиртные напитки в доме Г. и между ними возникла ссора, перешедшая в драку. На замечание Газизова потерпевший М. ударил его ребром ладони по шее, от чего осужденный упал. Газизов поднялся и подошел к М., а последний вновь ударил его кулаком в область лица и оскорбил. В ответ на это Газизов взял со стола хозяйственный нож и ударил М. в левую область грудной клетки. От проникающего ранения грудной клетки с повреждением сердца М. скончался на месте происшествия.

В надзорной жалобе осужденный утверждает, что вывод суда об убийстве М. во время драки не соответствует установленным обстоятельствам дела, что драки не было, а М. один наносил ему удары, высказывая оскорбления и угрозу придушить арканом. Считает, что "трагедия произошла по вине потерпевшего" и суд должен был это признать смягчающим наказание обстоятельством. Просит учесть преклонный возраст, плохое состояние здоровья и снизить меру наказания, применив ст. 64 УК РФ.

С учетом материалов уголовного дела Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обоснованно возбуждено надзорное по указанной жалобе.

Изучив материалы дела, характеризующий осужденного материал из мест заключения, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит судебные решения в отношении Газизова М.М. подлежащими изменению по следующим основаниям.

Вывод о виновности Газизова М.М. в умышленном лишении жизни потерпевшего сделан на основании показаний самого осужденного, свидетеля Г., сведений, содержащихся в актах экспертиз, протоколах осмотра места происшествия, вещественного доказательства и других материалов дела.

Так, по показаниям Газизова, после распития спиртных напитков М. стал упрекать его в плохом отношении к сожительнице, сказал, что накинет аркан на шею и протащит по деревне. Полагая, что М. шутит, он подставил шею, но тот ударил ребром ладони по горлу и сбил его на диван. Когда он встал и подошел, М. снова ударил его уже в челюсть и стал приближаться, чтобы "накинуть веревку на шею". Он (Газизов) ударил М. ножом, случайно попавшим под руку (л.д. 164 - 165).

Показания Газизова подтверждаются исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Из показаний свидетеля Г. усматривается, что 26 апреля 1998 года Газизов пришел домой с их общим знакомым М. Во время употребления спиртных напитков М. стал приставать к Газизову, спорить, кого больше уважали во время совместного нахождения в местах лишения свободы. Разматывая веревку, М. сказал, что "заарканит Газизова". Восприняв происходящее как шутку, Газизов, подставляя шею, сказал: "На дави". М. его ударил по шее. Газизов упал, а когда поднялся, подошел к М. и спросил: "Ты, что, серьезно?" М. снова ударил осужденного. После этого Газизов вновь поднялся, приблизился к М., разматывавшему веревку, и ударил ножом, при этом сказал: "Не обижайся А." (л.д. 166 - 167).

Согласно данным протокола осмотра места происшествия, капроновая веревка, которая по показаниям Газизова и Г. находилась в руках у М., обнаружена в квартире Газизова на полу между столом и окном (л.д. 6), а по заключению эксперта, исследовавшего труп М., кроме ножевого ранения, другие телесные повреждения ему 26 апреля 1998 года не причинялись (л.д. 103 - 113).

Таким образом, из приведенных в приговоре доказательств, усматривается, что между Газизовым и М. драки не было, Газизов не был инициатором ссоры, потерпевший дважды ударил осужденного, что явилось причиной его ответных действий.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы видно, что у Газизова выявлены последствия органического поражения головного мозга сложного генеза (черепно-мозговые травмы + алкоголизация) с изменением психики, на фоне неврологических знаков органического поражения ЦНС, истощаемость психических процессов, эмоциональная неустойчивость со склонностью к аффективным вспышкам.

В то же время, из указанного акта судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что Газизов мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В силу ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, также учитывается при назначении наказания, что в отношении Газизова не было сделано.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан, исключив указание на наличие у Газизова судимости по приговору от 3 июля 1991 года, вывод о влиянии внесенного изменения на меру наказания, назначенного осужденному, в постановлении не сделал.

Суд первой инстанции, как видно из приговора, учел данные о личности виновного, "который характеризуется отрицательно".

Какие данные характеризуют Газизова отрицательно неясно, в приговоре такой вывод не мотивирован.

Вместе с тем, из приобщенной к делу характеристики видно, что Газизов после досрочного освобождения работал в совхозе, воспитывал дочь, в общественных местах в пьяном виде не появлялся, жалобы на него не поступали, замечаний от участкового уполномоченного милиции не имел (л.д. 88).

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд должен учитывать, наряду с другими обстоятельствами, также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, но из приговора не видно, принимались ли судом эти обстоятельства во внимание или нет.

Газизов отбыл более половины срока наказания, по сообщению администрации по месту отбывания наказания характеризуется положительно, неоднократно поощрялся приказом начальника учреждения, страдает метатуберкулезом правого легкого, является инвалидом <...> группы.

Доводы осужденного Газизова о том, что инициатором ссоры был М., избивал его, угрожал убийством (заарканит), что поводом для убийства М. явилось противоправное поведение самого потерпевшего, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и влияют в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "з" УК РФ на меру наказания.

Доказательствам, рассмотренным в судебном заседании, установившим противоправное поведение потерпевшего, в приговоре не дана оценка, не учтено противоправное поведение потерпевшего и при назначении Газизову наказания.

Как видно из материалов дела (л.д. 95), потерпевший М. характеризовался крайне отрицательно: неоднократно судим, не работал, жил на пенсию матери, в пьяном виде вспыльчив, агрессивен, "любого может оскорбить, ударить".

Таким образом, судом первой инстанции при назначении наказания не в полной мере были учтены обстоятельства, которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Кассационная и надзорная инстанции оставили без внимания смягчающие наказание обстоятельства, не учтенные судом первой инстанции при назначении наказания.

Судебная коллегия с учетом состояния здоровья Газизова М.М., положительной характеристики из исправительного учреждения, где он отбывает лишение свободы, противоправного поведения самого потерпевшего, существенно уменьшающее общественную опасность обвинения, а также других обстоятельств, влияющих на назначение наказания, считает возможным смягчить ему наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 403 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 21 июля 1998 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 августа 1998 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 14 мая 2003 года в отношении Газизова М.М. изменить, смягчить ему наказание до 7 (семи) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Газизова М.М. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"