||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2003 года

 

Дело N 41-о03-76сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей Верховного Суда                           Зырянова А.И.,

                                                    Степалина В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 1 декабря 2003 года кассационные жалобы осужденных Я., Ю. и адвоката Дутова С.В. на приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 4 апреля 2003 года, которым

Я., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "к" УК РФ на 15 лет; 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), с применением ст. 65 УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

Ю., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "к" УК РФ на 15 лет; 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), с применением ст. 65 УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск и взысканы судебные издержки в пределах, установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И. и выступления осужденных Я. и Ю. по доводам кассационных жалоб, а также прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Я., Ю. и не установленное следствием лицо, при обстоятельствах изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 26 ноября 2001 года, незаконно проникли на территорию молочно-товарной фермы племзавода "Придонский", расположенной на окраине поселка Нижнедонской Октябрьского сельского района Ростовской области, откуда похитили две коровы породы "степная красная" с инвентарными номерами N 1711, стоимостью 20100 рублей и N 2542, стоимостью 20200 рублей на общую сумму 40300 рублей. После чего с целью сокрытия кражи коров, они же группой лиц, совершили убийство начальника охраны племзавода К.

В кассационных жалобах:

осужденный Я. ставит вопрос об отмене приговора, ссылаясь на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона как в ходе предварительного, так и судебного следствия, выразившиеся, по его мнению, в односторонности, неполноте и обвинительном уклоне. При этом Я. приводит доводы о своей непричастности к краже коров и убийству потерпевшего К., и утверждает, что дело в отношении него сфабриковано.

Кроме того, указывает на необъективность, как председательствующего судьи, так и государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства, в частности заявляет, что председательствующий судья прерывал его и лишил возможности выступить перед присяжными заседателями при произнесении последнего слова, а государственный обвинитель довел до сведения присяжных сведения о его прежних судимостях, что, по его мнению, повлияло на мнение присяжных при вынесении ими своего обвинительного вердикта.

Исходя из этого, Я. просит приговор суда присяжных в отношении его отменить.

Адвокат Дутов С.В. ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона и приводит доводы о том, что председательствующим судьей необоснованно отклонены ходатайства о признании недопустимыми доказательствами: заключений экспертов N 708 от 28 ноября 2001 года (т. 3 л.д. 55) и N 722 от 7 декабря 2001 года (т. 3 л.д. 69 - 73); протокола опознания Я. от 20 ноября 2002 года (т. 2 л.д. 88 - 89) и протокола осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 3 - 5).

Далее адвокат Дутов С.В. указывает, что вопросы в вопросном листе поставлены в нарушение требований ст. ст. 338 - 339 УПК РФ и, что при вынесении вердикта присяжными заседателями вопросный лист до его объявления находился у председательствующего судьи и в момент его объявления был передан старшине присяжных заседателей. Исходя из этого, адвокат Дутов С.В. просит приговор суда в отношении осужденного Я. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Осужденный Ю., не приводя каких-либо конкретных доводов, указывает, что никаких преступлений не совершал и, что по делу не собрано достаточных доказательств его виновности в содеянном, поэтому просит приговор суда в отношении него отменить.

Государственный обвинитель Соколовская М.И., в возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката Дутова С.В., указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных Я. и Ю. основаны на вердикте присяжных заседателей и, их действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Обвинительный приговор вынесен председательствующим судьей на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Вопреки доводам жалоб осужденных Я., Ю. и адвоката Дутова С.В., вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. ст. 338 - 339 УПК РФ. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялись подсудимые, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Действия осужденных Я. и Ю. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "к" УК РФ квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, за исключением по эпизоду кражи коров по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), поскольку в соответствии со ст. 10 УК РФ, необходимо было применить уголовный закон улучшающий положение лица и смягчающий наказание, то есть действия осужденных Я. и Ю. следовало квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года).

Доводы в жалобах осужденного Я. и адвоката Дутова С.В. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия ходатайство Я. и его адвоката было разрешено следователем в установленном законом порядке (т. 3 л.д. 178-186), а при окончании судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, осужденным Я. и его адвокатом не заявлялось (т. 4 л.д. 217 - 218).

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в жалобах осужденного Я. и адвоката Дутова С.В. о нарушении судом принципа состязательности, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Все участники процесса, в том числе осужденные Я., Ю. и их адвокаты были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 4 л.д. 217 - 218).

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб осужденного Я. о фабрикации дела, применении незаконных методов ведения следствия, а также об оказании воздействия на присяжных заседателей со стороны, государственного обвинителя и председательствующего судьи, поскольку таких данных в материалах дела нет, и сам осужденный конкретных фактов в жалобах не приводит.

Неубедительной является и ссылка в кассационных жалобах осужденного Я. на необъективность председательствующего судьи, а также об оказании воздействия на присяжных заседателей с его стороны в ходе судебного разбирательства, поскольку это противоречит материалам дела.

Утверждая, о нарушении требований уголовно-процессуального закона осужденный Я. ссылается в жалобах на то, что председательствующий судья в ходе судебного разбирательства лишил его возможности выступить перед присяжными заседателями с последним словом.

Указанная ссылка в жалобах, является несостоятельной, поскольку таких записей в протоколе судебного заседания не содержится и никаких замечаний и ходатайств по этому поводу, участниками процесса не заявлялось (т. 4 л.д. 224 - 225).

Надуманной является и ссылка осужденного Я. на необъективность государственного обвинителя в судебном заседании, так как это противоречит материалам дела и к тому же никаких записей о том, что государственный обвинитель якобы довел до сведения присяжных заседателей сведения о его национальности и прежних судимостях в протоколе судебного заседания не содержится и, никаких замечаний на протокол судебного заседания по этому поводу Я. и его адвокатом не приносилось.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного Я. и адвоката Дутова С.В. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, заключения дактилоскопических экспертиз N 708 от 28 ноября 2001 года (т. 3 л.д. 55, 132 - 133) и N 722 от 7 декабря 2001 года (т. 3 л.д. 69 - 73); протокол опознания Я. от 20 ноября 2002 года (т. 2 л.д. 88 - 89) и протокол осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 3 - 16), не признавались председательствующим недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, выводы об этом председательствующим мотивированы в постановлении, имеющемся в материалах дела, к тому же осужденный Я. и адвокат Дутов С.В. отказались о признании заключения эксперта N 722 от 7 декабря 2001 года (т. 3 л.д. 69 - 73) недопустимым доказательством и данное доказательство не исследовалось в присутствии присяжных заседателей (т. 4 л.д. 201 - 206).

Что касается доводов в жалобах, как осужденного Я. о нарушении тайны совещания присяжных заседателей, так и адвоката Дутова С.В. о том, что по выходу присяжных заседателей из совещательной комнаты вопросный лист якобы находился у председательствующего судьи, то они не соответствует материалам дела и протоколу судебного заседания. Так в протоколе судебного заседания указано, что после возвращения в зал судебного заседания старшина присяжных заседателей передал председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. Председательствующий проверил вопросный лист и возвратил его старшине для провозглашения. Никаких возражений и ходатайств по указанным поводам участниками процесса заявлено не было и, к тому же никаких замечаний на протокол судебного заседания сторонами также не приносилось (т. 4 л.д. 228 - 229).

Доводы осужденного Я. и Ю., изложенные в кассационных жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о их виновности в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что Я. и Ю. в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Наказание осужденным Я. и Ю. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о личности.

Оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом присяжных, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 4 апреля 2003 года в отношении Я. и Ю. изменить, переквалифицировать их действия со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года), назначив по этой статье, с применением ст. 65 УК РФ, лишение свободы каждому сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "к" УК РФ и 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года), путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Я. и Ю. к отбытию каждому 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"