||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 ноября 2003 года

 

Дело N 41-кпо03-67

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Степалина В.П.,

    судей                                          Микрюкова В.В.,

                                                     Каменева Н.Д.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 ноября 2003 года кассационные жалобы осужденных К. и Б.М., адвокатов Стрельцовой Н.В., Фролова А.А. на приговор Ростовского областного суда от 16 июня 2003 года, которым:

К., <...>, со средним образованием, холостой, работал пекарем в ЧП П., проживал в <...>, ранее судимый:

1. 16.12.94 Кировским райсудом г. Ростова-на-Дону по ст. 15 и 145 ч. 2 УК РСФСР на 4 года 6 мес. лишения свободы, освобожден 04.08.98 по отбытии наказания;

2. 15.06.99 Константиновским райсудом Ростовской области по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожден из ИК 17.07.2000 по Постановлению Госдумы РФ об амнистии от 26.05.2000,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 13 (тринадцать) лет лишения свободы, с конфискацией имущества;

- по ст. 105 ч. 2 п. "в", "з", "н" УК РФ на 20 (двадцать) лет лишения свободы;

- по ст. 30 ч. 3 и ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 (три) года лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 24 года лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Б.М., <...>, с образованием 9 классов, не работал, несудимый, осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы, с конфискацией имущества,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 (девять) лет лишения свободы, с конфискацией имущества,

по ст. 33 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы,

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 33 ч. 5 и ст. 167 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

По приговору суда, 28 декабря 2002 года К. и Б.М. совершили разбойное нападение на М.В., в процессе которого К. убил находящегося в беспомощном состоянии потерпевшего, при этом покушался на уничтожение и повреждение имущества путем взрыва, а затем К. и Б.М. совершили разбойное нападение на Е.В., в процессе которого К. при соучастии Б.М. убил потерпевшего.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения К. и Б.М., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Осужденный К., выражая свое несогласие с приговором, полагает, что судебное и предварительное следствие проведены с нарушением уголовно-процессуального закона, указывает, что в его действиях отсутствуют признаки преступления. По мнению осужденного, указанные в приговоре доказательства: показания свидетелей М., Е.Л., Е.К., Б.Е., протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз не подтверждают его вину. Суд необоснованно отклонил ходатайства о допросе в качестве свидетеля П., об истребовании фоторобота. Считает, что показания свидетеля Б.М. были оглашены не в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение с участием присяжных заседателей.

Осужденный Б.М., выражая свое несогласие с приговором, полагает, что судебное и предварительное следствие проведены с нарушением уголовно-процессуального закона, указывает, что суд не вправе был оглашать показания свидетелей Б., поскольку они в соответствии со ст. 51 Конституции отказались в суде давать показания. Допрос его в качестве подозреваемого проведен с нарушением закона. Следователь за деньги предлагал ему давать показания против К. Полагает, что его действия подпадают под признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 112 и 316 УПК РФ. Ему не было разъяснено право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей.

Адвокат Фролов А.А. просит приговор в отношении К. отменить и дело прекратить. По мнению адвоката, была нарушена тайна совещательной комнаты, по окончании предварительного расследования К. не был ознакомлен с листами дела 45-1 и 51-1. В суде не было установлено, что потерпевшая М.В. находилась в беспомощном состоянии. Выводы судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 79 - 80) не подтверждают, а опровергают, что телесные повреждения могли быть причинены изъятым у К. ножом. Суд в назначении медико-криминалистической, биологической, судебно-медицинской экспертиз отказал. В выводах трасологической экспертизы указано, что не представляется возможным определить, этим ли ножом причинены повреждения на одежде Е.В. Показания М. не подтверждают вину К. Полагает, что протокол осмотра места происшествия и протокол осмотра трупа являются недопустимыми доказательствами, поскольку в двух этих следственных действиях, проводимых разными следователями, участвовал один и тот же эксперт. Показания Б.М. не могут быть приняты во внимание, поскольку в ходе предварительного следствия они получены с нарушением закона, а в суде Б.М. от них отказался. Довод К., заявленный в суде о том, что убийство совершил армянин по имени Коля или Карен, не опровергнут. Суд необоснованно отказал в ходатайстве об истребовании фоторобота и допросе оперуполномоченного П.

Адвокат Стрельцова Н.В. просит приговор в отношении Б.М. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. В жалобе отмечается о нарушении судом тайны совещательной комнаты, в которой находился только один народный заседатель, в комнату заходили работники областного суда, адвокаты по другим делам, секретари. Суд необоснованно отказал в назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы Б.М., поведение которого в суде вызывало сомнение в его психической полноценности.

В возражениях государственный обвинитель Макаренко И.А. просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, возражения на них, Судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденных - основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших М.А., Е.Л., свидетелей М., Е.К., Б.Е., М., Ф., Р., осужденных К. и Б.М., протоколах осмотров мест происшествий, протоколах опознания, заключениях судебно-медицинских экспертиз.

Приговор по настоящему делу постановлен в соответствии с УПК РФ, нарушений тайны совещания судей не имеется. Согласно представленным в кассационную инстанцию объяснениям от судей, народных заседателей тайна совещания по данному делу не была нарушена, решение принималось в полном составе суда, посторонних лиц в совещательной комнате не было. Не допущено нарушений и при оглашении приговора 16 июня 2003 года.

Приговор суда является законным, содержащиеся в нем выводы полностью соответствуют фактическим обстоятельствам совершенного преступления.

В ходе судебного следствия были изучены все доказательства предоставленные по делу, они проверялись с точки зрения допустимости.

Что касается ходатайств об исключении из числа доказательств протокола осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 6 - 9) и протокола осмотра трупа (т. 1 л.д. 20 - 21), то, как усматривается из материалов дела, осмотр трупа М.В. происходил в рамках осмотра места происшествия с участием судебно-медицинского эксперта. Осмотры проведены в рамках статей 177 и 178 УПК РФ.

Ходатайство защиты об истребовании из ОВД составленного по показаниям свидетеля Ж. фоторобота и допросе в качестве свидетелей оперативных работников ОВД суд обоснованно отклонил, поскольку такой необходимости не было.

Причастность другого лица к совершению данного преступления являлась лишь одной из версий следствия, которая в дальнейшем своего подтверждения не нашла.

Высказанные подсудимыми версии о непричастности к совершению преступлений были проверены и обоснованно отвергнуты как не соответствующие другим доказательствам.

Суд в приговоре дал оценку показаниям осужденных о совершении убийства каким-то незнакомым им парнем.

Эти доводы опровергаются показаниями Б.М., данными им в ходе предварительного следствия и полученными в соответствии с требованиями закона с участием адвоката, из которых следует, что убийство М.В. и Е.В. совершил К. и что К. наносил удары потерпевшему Е.В. молотком, переданным ему Б.М., а также ножом.

Доводы Б.М. о применении к нему незаконных методов ведения следствия были предметом рассмотрения в судебном заседании, и они не нашли своего подтверждения, поэтому ходатайство адвокатов об исключении из числа доказательств показаний Б.М. обоснованно отклонено.

Кроме показаний Б.М. вина осужденных подтверждается и другими доказательствами.

Из показаний жены и дочери погибшего Е.В. усматривается, что у потерпевшего не было знакомых по имени Коля, по кличке "Карен".

Согласно заключению биологической экспертизы присутствие на окурке, изъятом в квартире М.В., слюны К. не исключается.

Из показаний Федотовой следует, что прибежавшая к ней испуганная Б.А. сказала, что пьяные К. и Б.М. избивают армянина, который звал ее на помощь. Боясь, что К. и Б.М. совершат какое-либо преступление, Анна попрятала в доме все ножи и топоры.

Из показаний Руденко усматривается, что, скрыв труп, К. и Б.М. намеревались автомобиль "Волгу" разобрать и все ценное с него продать, а остальное - сжечь. Руководил всеми действиями К., который при этом угрожал ему убийством, если он откажется им помогать.

Показаниями свидетеля М. опровергается довод осужденных о том, что они просили у нее телевизор и что она с ними поругалась.

Поскольку суд не установил, что именно изъятым у К. ножом были причинены раны потерпевшим, то не было необходимости в назначении медико-криминалистической, биологической, судебно-медицинской экспертиз.

Что же касается доводов адвоката Фролова о нарушении прав К. в части ознакомления с материалами дела, то, как указано в графике, он знакомился с материалами тома 3 с 1 по 209 лист, куда входят и номера листов 45-1 - заключение криминалистической экспертизы N 511 от 12 марта 2003 года и 51-1 - заключение криминалистической экспертизы N 510 от 12 марта 2003 года. Кроме того, на листах дела 46 и 53 имеются протоколы ознакомления К. с данными заключениями.

Что касается доводов жалоб К. и Б.М. относительно показаний свидетелей Б., то в приговоре не имеется ссылок на показания данных свидетелей.

Доводы жалобы Б.М. о том, что ему не было разъяснено право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, опровергаются протоколом ознакомления Б.М. с материалами дела по окончании предварительного расследования, из которого видно, что Б.М. отказался от данной формы судопроизводства (т. 3 л.д. 218 - 218).

Нарушений прав осужденных не допускалось. Каждый из осужденных был обеспечен защитником, имел возможность дать пояснения по предъявленному обвинению, участвовать в судебном следствии.

Осужденные и их адвокаты неоднократно заявляли ходатайства по различным вопросам. Все ходатайства в судебном заседании обсуждались, по ним судом выносились законные решения.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд дал им и правильную юридическую оценку.

Суд обоснованно признал совершение убийства М.В. с использованием его беспомощного состояния, при этом суд указал, что 90-летний возраст является более чем преклонным, в котором человек находится в состоянии старческой немощи.

По поводу отклонения ходатайства адвоката Стрельцовой о проведении дополнительной стационарной судебно-психиатрической экспертизы, то суд не установил каких-либо дополнительных данных, которые могли бы повлиять на выводы экспертизы о вменяемости Б.М. О том, что Б.М. перенес черепно-мозговую травму, экспертам было известно от обвиняемого. И при даче своего заключения они это обстоятельство учли.

Оценивая поведение Б.М. в судебном заседании, суд отметил, что Б.М. на всем протяжении судебного разбирательства активно защищался, не выявляя при этом признаков неадекватного поведения.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы (т. 3 л.д. 197) Б.М. обнаруживает и в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, обнаруживал признаки умственного недоразвития в форме умственной отсталости легкой степени с другими нарушениями поведения, обусловленными неуточненными причинами (по МКБ-10), что не лишает его способности в настоящее время и не лишало в период совершения преступления, несмотря на то, что он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Оснований для назначения повторной либо дополнительной судебно-психиатрической экспертизы не имелось.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению не подлежат.

При назначении К. и Б.М. наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Суд принял в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование осужденным Б.М. раскрытию преступления, изобличение другого соучастника преступления.

С учетом данного обстоятельства суд применил требования ст. 62 УК РФ и назначил Б.М. наказание не более трех четвертей максимального срока, предусмотренных санкциями статей, по которым он признан виновным.

Смягчающим наказание обстоятельством в отношении К. суд признал наличие у осужденного малолетнего ребенка.

В соответствии со ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ совершение по данному делу преступлений К. суд правильно признал особо опасным рецидивом.

По приговору от 16.12.94 К. осужден по ст. 15 и 145 ч. 2 УК РСФСР на 4 года 6 мес. лишения свободы, освобожден 04.08.98 по отбытии наказания.

Данное преступление относится к категории тяжких преступлений (ст. 7.1 УК РСФСР и ст. 15 УК РФ).

На момент совершения преступления по данному делу в соответствии со ст. 57 УК РСФСР и 86 УК РФ судимость не погашена.

Оснований для смягчения наказания осужденным К. и Б.М. Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ростовского областного суда от 16 июня 2003 года в отношении К. и Б.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"