||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 ноября 2003 г. N 78-о03-196

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - В.Н. Лутова

судей - И.И. Грицких и М.М. Магомедова

рассмотрела в судебном заседании от 5 ноября 2003 года кассационные жалобы осужденного М.В. и адвоката Уварова Н.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 3 июня 2003 года, которым

М.В., родившийся 15 июля 1962 года, несудимый,

осужден:

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется с 27 июля 1998 года.

Постановлено взыскать с М.В. в пользу Ш. в счет возмещения морального вреда 100000 рублей.

М.В. осужден за покушение на умышленное причинение смерти Ш. в связи с выполнением им своего общественного долга, а также за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление адвоката Фадеичева Ю.В., просившего приговор отменить, выступление адвоката Пальму В.И. и прокурора Митюшова В.П., просивших приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный М.В. просит приговор в отношении него отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование своих просьб он ссылается, на то, что дело рассмотрено незаконным составом суда, т.е. в деле принимали участие в качестве народных заседателей Л. и В. не избранные таковыми. Нарушено его право на защиту. Его отвод адвокату не был рассмотрен. Дело судом было рассмотрено с обвинительным уклоном, а приговор основан на предположениях и догадках. Он не совершал покушение на убийство потерпевшего, а во время совершения преступления он находился в г. Москве. Органами следствия и судом не проверялись другие версии совершения преступления в отношении Ш.

Судом не дана оценка тому обстоятельству, что потерпевший в своих первых показаниях говорил, что ранее стрелявшего в него человека он не видел, описывал его совсем по другому, что опознание по фотографиям проведен с нарушением. Некоторые доказательства по делу сфальсифицированы. В приговоре искажены показания свидетелей М., З., а показания свидетелей подтвердивших его алиби безосновательно отклонены;

адвокат Уваров Н.А. ссылаясь на вынесение приговора незаконным составом суда просит его отменить.

В возражениях на кассационные жалобы адвокат Пальму В.И. и государственный обвинитель Меркушева М.А. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности М.В. в покушении на умышленное причинение смерти Ш. в связи с выполнением им общественного долга, а также в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах подробно и правильно изложенных в приговоре.

Так, из показаний потерпевшего Ш. видно, что в июне 1994 года его дочь и двух ее подруг изнасиловали. По подозрению в совершении преступления были задержаны и впоследствии арестованы Д., К., К., К., П. и Р. В период следствия ему предлагали деньги за изменение показаний дочерью. Он отказался, на что ему сказали: "Смотри пожалеешь". В целях исключения давления на дочь он сопровождал ее, нанял ей охранника, а также настраивал, чтобы она давала правдивые показания. В ходе суда, одна из подруг дочери - Л. изменила показания в сторону смягчения вины подсудимых, объяснив ему, что знакомыми подсудимых на нее было оказано давление.

Не менее двух раз: летом 1995 года и весной - летом 1997 года, у здания суда и в коридоре он видел М.В. с женой подсудимого К., среди тех людей, которые в дни заседания суда приходили в суд в "группе поддержки" подсудимых. Заседание суда было отложено на октябрь 1997 года.

9 сентября 1997 года около 10 часов он, из своей квартиры, расположенной на 2-м этаже с собакой вышел погулять. Спускаясь к выходу встретил Ю., живущую на 8 этаже. Когда Ю. уехала на лифте, его собака неожиданно побежала на второй этаж и ему пришлось вернуться за ней. Когда он поднимался, увидел осужденного М.В., спускавшегося навстречу. Тот был в куртке, на голове шляпа-афганка "защитного" цвета, на руках белые хлопчатобумажные перчатки. Он сразу узнал М.В., т.к. видел его среди знакомых подсудимых у суда, где рассматривалось дело, и стал звать на помощь. М.В. распахнул куртку, под которой держал пистолет с глушителем. Он пытался выбить пистолет, но не смог этого сделать и тут раздались выстрелы. Первый попал ему в верхнюю челюсть, второй в грудь. После он получил удар ногой ниже груди и упал. Когда он лежал М.В. произвел выстрелы в область живота и он упал лицом вниз. Затем осужденный произвел еще выстрел в его затылок и бросил пистолет. Он с криком побежал за М.В., но смог лишь выйти из подъезда и сел под дерево. Возле него собрались люди, которым говорил, что стрелявший был среди тех кто были в суде на стороне подсудимых. 10 - 15 минут пока не приехала скорая помощь он находился в сознании. Некоторое время в связи с ранением челюсти у него был зашинирован рот. Как только он смог говорить рассказал своему другу Я., что подозревает в покушении одного из друзей подсудимых, видевшего на процессе по делу об изнасиловании его дочери. О своих подозрениях он рассказал и оперативному работнику, допросившему его. При предъявлении на опознание по фотографии он сразу узнал М.В. как человека, стрелявшего в него. У него каких-либо оснований для оговора осужденного не было.

Эти показания потерпевшего суд обоснованно признал правильными и положил в основу приговора, т.к. они являются последовательными и соответствуют другим доказательствам по делу.

Так, осужденный М.В., хотя отрицал знакомство с Ш. и покушение на его убийство, пояснил, что он по совместному проживанию в г. Темиртау знал К., Б., К. и П. Был знаком с Д. и Р., слышал о К. Приехав после службы в Санкт-Петербург, где в это время проживали Б. и К., он продолжил общение с ними. Затем по совместной работе узнал К. Летом 1994 года от К. или от Б. узнал, что К., Р., П., Д., К. и К. арестовали за изнасилование. Ему было известно, что потерпевшими были три девушки. Он подписывал характеристику на К., представленную в суд. Не отрицал, что он мог провожать К. до здания суда в дни слушания дела.

Факт знакомства М.В. с лицами привлеченными к уголовной ответственности за изнасилование дочери Ш. и то обстоятельство, что он подъезжал к зданию суда подтвердила и свидетель К.

Из показаний свидетеля Я. видно, что после перевода Ш. из реанимации в обычную палату, он посетил потерпевшего и тот рассказал, что стрелявшего в него человека он сразу узнал, т.к. видел того в суде в "группе поддержки" подсудимых по делу об изнасиловании его дочери.

Свидетель Б. пояснил, что 9 сентября 1997 года, получив сообщение о покушении, он через 10 минут был на месте происшествия, где увидел потерпевшего Ш. Тот был в сознании и сказал, что человека, стрелявшего в него, он видел среди знакомых подсудимых в здании суда, где слушалось дело по изнасилованию его дочери.

Свидетели М. и Т. дали описание примет и одежды человека, уходившего с места происшествия, практически совпадающие с приметами, описанными Ш.

При осмотре места происшествия на лестничной площадке и лестнице обнаружены 3 стреляные гильзы, пуля, оболочка от пули, фрагмент свинца, пистолет с глушителем без патронов.

По заключению баллистической экспертизы обнаруженный на месте происшествия пистолет с глушителем пригоден для стрельбы. 3 гильзы и пуля выстреляны из указанного пистолета. На куртке потерпевшего имеются повреждения, образованные от двух выстрелов произведенных спереди и от одного сзади.

Согласно заключений судебно-медицинских экспертиз Ш. причинены 4 огнестрельных пулевых ранений: проникающее слепое ранение живота; слепое проникающее ранение грудной клетки слева; ранение челюстей, верхней губы, языка, слизистой оболочки рта; ранение затылочной области.

Ранения в области живота и груди причинили тяжкий вред здоровью Ш., в области челюстей - средней тяжести, а в области затылка - легкий.

Показаниям Ш. изложенным в протоколе его допроса от 12 сентября 1997 года (т. 1 л.д. 27 - 28), где указано, что мужчину стрелявшего в него он ранее не видел и знаком не был, судом дана оценка.

Потерпевший по поводу этих показаний пояснил, что во время указанного допроса он не мог говорить, т.к. рот его был "зашининован", он объяснялся кивками головы и полагает, что следователь неправильно понял его ответ на вопрос видел ли он ранее стрелявшего.

То обстоятельство что именно таким образом велся допрос подтверждается и записью в протоколе присутствовавшего на допросе психиатра о том, что "на поставленные вопросы больной отвечал утвердительным или отрицательным кивком головы. Словесный контакт невозможен из-за полученных повреждений".

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу, что в этом протоколе допроса следователем неправильно понят ответ Ш.

Поэтому доводы жалоб о том, что в своих первоначальных показаниях Ш. утверждал, что ранее не видел стрелявшего в него человека, являются несостоятельными.

Также необоснованными являются и утверждения о проведении опознания М.В. по фотографии. Как видно из материалов дела на момент проведения опознания М.В. задержан не был и поэтому опознание по фотографиям проведено с соблюдением требований закона.

Ни из показаний Ш., ни из показаний свидетеля З., участвовавшей в качестве понятой при проведении опознания не вытекает, что перед опознанием фотография М.В. была показана Ш.

Доводы жалоб об искажении в приговоре показаний свидетелей, фальсификации доказательств не основаны на материалах дела.

Утверждения М.В. о том, что во время совершения покушения на убийство Ш. он находился в г. Москве и не мог совершить это преступление судом проверялось и не нашло своего подтверждения.

Показаниям свидетелей Б., К., А., С., Д., К., С. и З. судом дана оценка.

За исключением З. никто из указанных свидетелей не подтверждал то обстоятельство, что 9 сентября 1997 года М.В. находился в г. Москве. Указанные лица и З. являлись хорошими знакомыми М.В. Поэтому вывод суда о том, что ими такие показания даны с целью помочь своему знакомому М.В. является обоснованным.

Л. и В. народными заседателями были избраны в соответствии с законом, затем их полномочия продлевались, также с соблюдением требований закона.

Рассмотрение дела в отношении М.В. было начато до отмены их полномочий. Поэтому они в соответствии с требованиями ст. 241 УПК РСФСР и ст. 242 УПК РФ имели право участвовать в рассмотрении этого дела до его завершения.

В связи с чем, доводы жалоб и в этой части являются несостоятельными.

Утверждения М.В. о нарушении его права на защиту не основаны на материалах дела.

Таким образом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности М.В. в покушении на убийство другого лица в связи с выполнением потерпевшим общественного долга и в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Действиям М.В. судом дана правильная правовая оценка.

Наказание осужденному М.В. назначено в соответствии с законом, учетом тяжести совершенного преступления и данных о его личности.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 3 июня 2003 года в отношении М.В. оставить без изменения, а жалобы осужденного М.В. и адвоката Уварова Н.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"