||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2003 года

 

Дело N 7-кпо03-24сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Степалина В.П.,

    судей                                          Микрюкова В.В.,

                                                      Иванова Г.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 28 октября 2003 года кассационные жалобы осужденных Г.А., Ш., адвокатов Салова А.В., Кислова В.Н. на приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 4 июня 2003 года, которым:

Г.А., <...>, гражданин Российской Федерации, со средним образованием, холостой, детей не имеющий, работал строителем по договору в городе Москве, проживал в <...>, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, срок отбывания наказания исчислен с 4 июня 2003 года.

Ш., <...>, гражданин Российской Федерации, со средне-специальным образованием, холостой, детей не имеющий, работавший грузчиком в магазине "Купец", проживал в городе <...>, несудимый, осужден по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ в виде лишения свободы на срок 3 года; по ст. 105 ч. 1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 10 лет.

В силу ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, применяя принцип частичного сложения наказаний, Ш. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 12 (двенадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок отбывания наказания с 4 июня 2003 года.

На основании ст. 72 ч. 3 УК РФ зачтено в срок отбытия наказания время содержания Ш. под стражей, начиная с 7 июня 2002 года по 4 июня 2003 года, а также время задержания в период с 13 по 15 мая 2002 года.

Гражданские иски разрешены.

По приговору суда присяжных Г.А. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном из хулиганских побуждений.

Ш. признан виновным в совершении хулиганства, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, сопровождавшемся применением насилия к гражданам, совершенном группой лиц, а также в умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступления совершены 12 и 27 мая 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения Г.А., Ш., адвоката Кислова В.Н., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Яшина С.Ю, полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный Г.А. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, оспаривает обоснованность его осуждения. Присяжный заседатель К. ранее работал оперуполномоченным. Государственный обвинитель представлял его перед присяжными заседателями как особо опасного рецидивиста.

В кассационной жалобе осужденный Ш. указывает на недоказанность его вины, в приговоре не приведены доказательства его вины, полагает, что его действия не были направлены на лишение жизни потерпевшей. Просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 316 УК РФ и со ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст. 116 УК РФ.

Адвокат Салов А.В. просит приговор суда в отношении Ш. изменить: исключить осуждение его по ст. 213 ч. 2 УК РФ и смягчить наказание. По мнению адвоката, Ш. заступился за Г.А., и умысла у него на нарушение общественного порядка не было. При назначении наказания суд не учел надлежащим образом, что Ш. ранее не был судим, характеризуется положительно, подробно рассказывал о происшедшем, сожалеет о содеянном. Полагает, что гражданский иск в части компенсации морального вреда на сумму 80000 рублей ничем не подтвержден.

Адвокат Кислов В.Н. просит приговор суда в отношении Г.А. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката, дело нельзя было рассматривать судом присяжных, поскольку Г.А. и его защитник по окончании предварительного следствия при ознакомлении с материалами дела не заявляли ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Решение суда по итогам предварительного слушания о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей является незаконным, поскольку в ходе предварительного слушания Г.А. и его защитник не заявляли ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

Ходатайство Ш. удовлетворению не подлежало, поскольку вмененные ему в вину преступления не входили в перечень ч. 3 ст. 31 УПК РФ. Считает, что суд дал неправильную юридическую оценку действиям Г.А., установленным вердиктом присяжных. Вердиктом установлено, что убийство совершено с целью скрыть избиение А., хулиганский мотив не был установлен, а государственный обвинитель отказался в части п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - с целью сокрытия другого преступления. Поэтому действия Г.А. следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Осужденный Г.А. в дополнительной жалобе приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Г.А. и Ш. признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, полученные с соблюдением закона.

Нельзя согласиться с доводом жалобы осужденного Г.А. об отмене приговора в связи с тем, что старшина присяжных К. ранее работал оперуполномоченным и данный факт повлиял на решение коллегам присяжных заседателей.

При отборе коллегии присяжных заседателей не была нарушена ст. 80 Закона "О судоустройстве" 1981, 1993 годов, регулирующая требования, предъявляемые к присяжным заседателям.

Согласно данной статье в списки присяжных заседателей не включаются лица:

1) не внесенные на предшествовавших составлению списков присяжных заседателей выборах или всенародном голосовании (референдуме) в списки избирателей или граждан, имеющих право участвовать в референдуме;

2) не достигшие к моменту составления списков присяжных заседателей возраста 25 лет;

3) имеющие неснятую или непогашенную судимость;

4) признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности.

Председателем суда или председательствующим судьей освобождаются от исполнения обязанностей присяжных заседателей:

1) подозреваемые или обвиняемые в совершении преступления;

2) лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство, при необеспеченности в суде синхронного перевода;

3) немые, глухие, слепые и другие лица, являющиеся инвалидами, при отсутствии организационных либо технических возможностей их полноценного участия в судебном заседании;

4) лица, указанные в части четвертой настоящей статьи, - по их просьбе, заявленной до окончания их отбора для исполнения обязанностей присяжных заседателей по конкретному делу.

Таким образом, в состав коллегии присяжных заседателей не были избраны лица, которые по закону не имеют право быть присяжными заседателями.

Сведения, на которые ссылается в жалобе Г.А., о личности присяжного заседателя К. были известны участникам процесса при отборе присяжных заседателей.

До формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснил подсудимым их процессуальные права, в том числе право на мотивированный и немотивированный отвод присяжного заседателя.

При осуществлении права безмотивного отвода, К. не был отведен.

Замечаний по образованию и составу скамьи присяжных заседателей у участников процесса не было.

Заявлений о тенденциозности состава коллегии от сторон не поступало (т. 3 л.д. 57 - 67).

Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что у Г.А. не было сомнений в объективности образованной коллегии присяжных заседателей.

Доводы осужденного Г.А. о том, что государственный обвинитель оказывал на присяжных моральное воздействие, представляя его как особо опасного рецидивиста, являются надуманными и не подтверждены протоколом судебного заседания.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката Кислова В.Н. о том, что дело не могло рассматриваться судом с участием присяжных заседателей ввиду отсутствия об этом ходатайства от Г.А. и его защитника.

Как видно из протокола ознакомления Г.А. с материалами дела, ему было разъяснено право, предусмотренное ст. 217 ч. 5 п. п. 1 и 3 УПК РФ, ходатайствовать о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей и проведении предварительного слушания. Г.А. воспользовался данным правом и изъявил об этом желание, что нашло свое отражение в протоколе и закреплено подписями Г.А. и его адвоката (т. 2 л.д. 180).

Данная запись в протоколе соответствует требованиям ст. 218 ч. 2 УПК РФ, согласно которой в протоколе делается запись о разъяснении обвиняемому его права, предусмотренного частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса, и отражается его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него.

Приговор не может быть отменен по доводу жалобы Ш. в части несогласия с фактическими обстоятельствами дела, установленными присяжными заседателями на исследованных в суде допустимых доказательствах, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 части первой вышеуказанной статьи.

Что касается довода жалобы Ш. о необоснованности приговора, то приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных и требованиями ст. 351 УПК РФ.

В соответствии с указанной статьей закона в приговоре не требуется давать оценки доказательствам, исследованным в судебном заседании, в отличие от ст. 307 УПК РФ, регламентирующей правила постановления приговора при рассмотрении дел в порядке главы 37 УПК РФ.

Таким образом, доводы осужденного, изложенные в кассационной жалобе, о необоснованности приговора противоречат требованиям закона, регламентирующим деятельность суда присяжных.

Для изменения юридической квалификации действий по тем доводам, которые изложены в кассационных жалобах осужденных и адвокатов, оснований нет.

Вердиктом в ответах на 2-й и 6-й вопросы признано доказанным, что Г.А. и Ш. наносили удары потерпевшему А. беспричинно. Поэтому суд обоснованно пришел к выводу о наличии хулиганского мотива в действиях осужденных Г.А. и Ш.

Юридическая оценка действиям Г.А. и Ш. дана правильная.

Наказания назначены в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденных, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни семей, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, обоснованно возложил на Ш. ответственность по компенсации морального вреда, причиненного потерпевшей Г., и взыскал материальный ущерб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ивановского областного суда от 4 июня 2003 года в отношении Г.А. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"