||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2003 года

 

Дело N 80-кпо03-26

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                          Степалина В.П.,

                                                      Климова А.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 сентября 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Х., З. и З.Е. на приговор Ульяновского областного суда от 20 июня 2003 года, которым

Х., <...>, несудимая,

осуждена к лишению свободы по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на 14 лет, ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

З., <...>, ранее судимый 24 февраля 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы, на основании акта об амнистии от 26 мая 2000 года неотбытый срок наказания сокращен наполовину, освобожден 28 ноября 2000 года условно-досрочно на 11 месяцев 10 дней,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на 18 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, ст. 222 ч. 2 УК РФ на 4 года, ст. 223 ч. 2 УК РФ на 4 года, ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

З.Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на 15 лет, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года, ст. 223 ч. 2 УК РФ на 2 года, ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Х., З. и З.Е., как страдающим хроническим алкоголизмом, назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, З.Е. после излечения соматического заболевания.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденной Х. по доводам жалобы, прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, признаны виновными в совершении в 2002 году:

З. и З.Е. вечером 30 августа хищения охотничьего ружья, 3 гильз, неустановленное количество пороха, дроби, пыжей, прокладок, принадлежавших У., проникнув в баню во дворе дома потерпевшего в селе Аненково, Ульяновского района, Ульяновской области, привезли ружье в город Ульяновск, изготовили из него обрез, отпилив ствол и приклад, носили и хранили его до октября месяца;

З. и З.Е. 11 сентября, около 22 часов, в городе Ульяновске разбойного нападения на И., в процессе чего, угрожая данным обрезом, завладели курткой, стоимостью 60 рублей и бутылкой водки;

З. и З.Е. 11 сентября, около 23 часов, в городе Ульяновске, организованного Х. разбойного нападения на ее родителей К. и К.Н., сопряженного с данным разбоем и по найму убийства этих потерпевших, исполнителем был З., который произвел в каждого из потерпевших по одному выстрелу из обреза, а К.Н. также нанес 5 ударов по голове металлическим прутом, З.Е. наблюдал за окружающей обстановкой, совершил пособничество в этом убийстве;

В судебном заседании Х., З. и З.Е. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденная Х. просит приговор суда изменить и смягчить наказание, применить ст. 64 УК РФ с учетом данных о личности, раскаяния и способствования раскрытию преступления. Указывает, что убийства своих родителей не организовывала, а совершила подстрекательство, поэтому ее действия надо квалифицировать по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ, и необходимо отменить приговор в части осуждения по ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, так как разбойного нападения не совершали;

осужденный З. просит смягчить наказание. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, неправильно квалифицировал его действия, вещи из квартиры потерпевших не похищал. Также суд необоснованно ему назначил принудительное лечение от алкоголизма;

осужденный З.Е. просит приговор суда отменить, дело прекратить. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел его показания о непричастности к разбойному нападению, к убийству К. и К.Н., того, что в этом его оговорили Х. и З., а в хищении, изготовлении и незаконном обороте оружия его оговорил З. Свидетель У. состоит на учете, но был допрошен на суде без врача, а на предварительном следствии он и И. давали показания в состоянии алкогольного опьянения, также не были оглашены протоколы очных ставок его с осужденными, потерпевшим, свидетелем О., отказано в проведении баллистической экспертизы. При назначении наказания не учтены данные о личности, способствование раскрытию преступления, необоснованно назначил принудительное лечение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Х., З. и З.Е. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доводы в жалобе З.Е. о неполноте судебного следствия являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии со ст. ст. 273 - 291 УПК РФ. Все представленные суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства разрешены. Вопреки доводам в жалобе ходатайств проведении баллистической экспертизы никем из участников процесса не заявлялось, а при исследовании имевшихся в деле заключений экспертиз ни от кого, в том числе от З.Е., также никаких заявлений не делалось. При окончании судебного следствия ходатайств о его дополнении у сторон не было. Свидетель У. допрошен в установленном законом порядке, данных о том, что при его допросе было необходимо присутствие врача, о том, что на предварительном следствии он и потерпевший И. давали показания в состоянии алкогольного опьянения, в материалах дела нет (т. 3 л.д. 62, 63, 99 - 105, 110).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о частичной невиновности осужденных, об оговоре З.Е.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, признано, что она выдвинута с целью избежания ответственности за содеянное, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Судом приняты во внимание показания осужденных Х. и З., в которых они изобличали друг друга и З.Е. в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В частности, З. признавал, что с З.Е. похитили ружье и из него изготовили обрез, а также гильзы, порох, дробь, пыжи, прокладки, из которых изготовили патроны, с применением их совершили разбойное нападение на И., а также на родителей Х. и их убийство, организованное Х., которая дала им адреса, рассказала, где хранятся деньги, лично он производил выстрелы из обреза в потерпевших, а К.Н. еще наносил удары металлическим прутом, в это время З.Е. наблюдал за окружающей обстановкой. Х. признавала, что организовала убийство своих родителей, нападение на них З. и З.Е., вооруженных обрезом, подтверждала показания З.

Эти показания объективно подтверждены собранными по делу доказательствами.

Из показаний свидетеля А. суд установил, что она видела Х. встречалась с З. и З.Е., рассказала ей, что попросила их убить своих родителей, за что обещала 20000 рублей, 12 сентября, около 1 часа ночи, З. и З.Е. приехали к Х., сообщили, что ездили к ее родителям, просьба Х. удовлетворена. До этого видела обрез у З., а З.Е. доставал гильзы из мебельной стенки. Х. рассказала ей, что из обреза в родителей стрелял З., Х. передала через нее З. и З.Е. деньги и золотые сережки. Знает также, что ружье З. и З.Е. украли в селе Аненково.

Из показаний свидетеля Х., мужа осужденной, установлено, что он видел обрез у осужденных, слышал предложение "завалить" родителей Х. из обреза, Х. обещала за это 20000 рублей, знает, что передала им 5000 рублей.

Из показаний свидетеля П. установлено, что от дочери А. она узнала, что Х. "заказала" своих родителей, что убийство совершили З. и З.Е. из обреза, за убийство им Х. передала деньги и золотые сережки.

По заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти К.Н. явилось огнестрельное дробовое проникающее ранение головы, причиной смерти К.Н. явилась сочетанная травма тела, у нее обнаружены огнестрельное непроникающее слепое ранение шеи с повреждением сонной артерии, яремной вены, ветвей и нервных пучков шеи, открытая черепно-мозговая травма с переломом костей и основания черепа, разрушением головного мозга, образовавшаяся не менее чем от пяти воздействий твердого тупого предмета.

Из показаний потерпевшего И. установлено, что его догнали 2 незнакомых парня, один из них приставил обрез к голове и потребовал снять куртку, а второй взял у него бутылку водки.

При обыске в квартире З. данная куртка была изъята.

По заключению судебно-химической экспертизы на манжете левого рукава куртки И. были обнаружены частицы обгоревшего пороха, чем подтверждены показания З. о том, что именно он находился в данной куртке и производил выстрелы в потерпевших из обреза.

Из показаний свидетеля У. установлено, что З. и З.Е. похитили у него ружье, порох, гильзы, пыжи, прокладки, из ружья сделали обрез, который в дальнейшем у З. отняли неизвестные парни.

Эти же обстоятельства подтверждены показаниями свидетелей А., Б.

На основании исследованных доказательств, указанных в приговоре, сомневаться в которых у суда не было оснований и которым дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении преступлений, и вопреки доводам в жалобах правильно квалифицировал действия каждого, за исключением действий З. и З.Е. по эпизоду разбойного нападения на И. Квалифицируя их действия по этому эпизоду одновременно с эпизодом разбойного нападения на К-вых по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, как разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, суд не учел, что такого вреда здоровью потерпевшему И. осужденные не причиняли и поэтому их действия не могли быть квалифицированы по данному уголовному закону одновременно с эпизодом нападения на К-вых, которым действительно тяжкий вред здоровью был причинен. Поэтому действия осужденных в отношении И. требовали самостоятельной правовой оценки. Суд установил и указал в приговоре, что 11 сентября 2002 года по предварительному сговору З. и З.Е. напали на незнакомого И. с целью хищения куртки, З. направил на потерпевшего обрез, угрожал, требовал отдать куртку, и когда И., опасаясь угроз, стал снимать с себя куртку, З. выхватил из его рук бутылку водки, а З.Е. забрал куртку. До этого, 30 августа 2002 года З. и З.Е. совершили кражу огнестрельного оружия - ружья. Поэтому их действия, с учетом примечания 5 к ст. 158 УК РФ, подлежат по данному эпизоду переквалификации со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия.

Наказание Х., З. и З.Е. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, роли каждого из осужденных, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей. Оснований для смягчения наказания кому-либо из осужденных, применения ст. 64 УК РФ, нет.

Принудительное лечение от алкоголизма осужденным назначено с учетом заключений судебно-наркологических экспертиз, характеризующих данных, совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, выводы суда об этом мотивированы в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ульяновского областного суда от 20 июня 2003 года в отношении З. и З.Е. изменить, переквалифицировать действия каждого из них по эпизоду разбойного нападения на И. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ по которой назначить каждому наказание в виде лишения свободы с конфискацией имущества: З. 9 (девять) лет; З.Е. 8 (восемь) лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, окончательно назначить: З. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "з", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 2, 223 ч. 2, 226 ч. 3 п. "а" УК РФ 20 (двадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима; З.Е. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "з", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 2, 223 ч. 2, 226 ч. 3 п. "а" УК РФ 17 (семнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор суда в отношении З. и З.Е., а также Х. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"