||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2003 года

 

Дело N 46-О03-11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Журавлева В.А.,

    судей                                            Хинкина В.С.,

                                                   Червоткина А.С.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Дорогойченковой М.Я., кассационные жалобы осужденных К.А., К.Е., М.Н., К.Р., адвоката Хесина В.В. на приговор Самарского областного суда от 25 июня 2003 года, которым осуждены:

К.Р., <...>, не судим, - по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ к 17 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.А., <...>, не судим, - по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ к 10 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы в воспитательной колонии;

К.Е., <...>, не судима, - по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

М.Н., <...>, судима 15.03.02 по ст. 200 ч. 1 УК РФ к штрафу в 300 рублей, - по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 УК РФ к 5 годам 1 месяцу лишения свободы; в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно назначено 5 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 300 рублей;

М.Ю., <...>, не судима, - по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года;

Т., <...>, не судим, - по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Этим же приговором осужден Ш. по ст. 116 УК РФ, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., выступление адвоката Хесина В.С., мнение прокурора Лущиковой, поддержавшей доводы представления и полагавшей оставить жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К.Р. и К.А. признаны виновными в незаконном лишении свободы В.; К.Е., М.Н., М.Ю., Т. и Ш. - в нанесении умышленных телесных повреждений различной степени тяжести Е., а К.Р. и К.А. - в его убийстве.

В кассационном представлении государственным обвинителем поставлен вопрос об отмене приговора в отношении К.Р., К.А., К.Е., М.Н., М.Ю. и Т. по обвинению по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью В., а также по эпизоду его убийства в отношении К.Р. и составе. В представлении указывается, что суд необоснованно исключил из обвинения ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ в отношении К.Р. и К.А., ошибочно полагая, что совершение ими убийства В. не требует квалификации их действий и за причинение тяжкого вреда здоровью В., в котором участвовали все осужденные и которое предшествовало убийству, а умысел на убийство у них возник со значительным перерывом во времени; кроме того, суд необоснованно переквалифицировал действия Т. на ст. 116 УК РФ.

В кассационных жалобах: осужденный К.А. считает приговор необоснованным, несправедливым и чрезмерно суровым; считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, действия его квалифицированы неправильно, назначенное наказание чрезмерно суровым и просит об изменении приговора;

осужденный К.Р. утверждает, что приговор является незаконным и подлежит изменению, что обстоятельства дела, установленные судом, не соответствуют фактическим обстоятельствам, что В. он свободы не лишал и длительное время в тот день вообще отсутствовал в кафе, где находился В., но последнего никто не удерживал; ни В., ни Е. он не убивал, но участвовал в их избиении, в чем раскаивается и просит снизить за это наказание до связанного с лишением свободы, а по ст. ст. 127 ч. 2 п. "а" и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ просит приговор отменить и дело прекратить;

адвокат Хесин В.В. в защиту К.Р. просит об отмене приговора и прекращении дела по ст. ст. 127 ч. 2 п. "а" и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ за недоказанностью вины и указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, на отсутствие бесспорных доказательств вины К.Р. и на несправедливость наказания. Считает, что К.Р. не лишал свободы В., не избивал и не убивал его; не избивал он и Е., а его участие в избиении следовало квалифицировать по ст. 116 УК РФ. Утверждает, что дело рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона;

осужденная К.Е. просит об изменении приговора и смягчении ей наказания с применением ст. 73 УК РФ; указывает, что она не была заинтересована в убийстве В., что он попросил у нее прощения и пообещал вернуть деньги за украденное у нее золото и, таким образом, она сама является пострадавшей от кражи; просит учесть наличие у нее на иждивении 4-летнего ребенка, находящегося у больной матери - пенсионерки;

осужденная М.Н. просит о переквалификации ее действий со ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 116 УК РФ и назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ и утверждает, что В. не знала и не избивала его, что Е. убивать не просила, а просила, чтобы с ним поговорили, так как он избивал ее детей и мать, считает, что наказана чрезмерно строго.

В возражениях на представление государственного обвинителя адвокаты Савельев К.А. и Матвеев В.П. считают доводы представления необоснованными.

В возражении государственного обвинителя на кассационные жалобы осужденных К.Р., К.А., К.Е. и адвоката Хесина В.В. указывается, что они не подлежат удовлетворению.

Проверив материалы дела и обсудив доводы представления государственного обвинителя и жалоб осужденных и адвоката, Судебная коллегия не находит оснований к их удовлетворению.

Суд с соблюдением требований уголовно-процессуального закона непосредственно исследовал доказательства по делу, в соответствии с которыми правильно установил фактические обстоятельства, обоснованно признав обвиняемых виновными в совершении указанных в приговоре действий.

Доводы, приведенные в представлении и в жалобах, опровергаются материалами дела.

Так, суд правильно установил, что первоначально В. подвергли избиению К.А., К.Е., М.Н., требуя от него возврата золотых изделий. К ним присоединились М.Ю., а позднее К.Р. В результате их совместных действий потерпевшему были причинены телесные повреждения, повлекшие за собой тяжкий вред здоровью.

К.Р. и К.А., кроме того, в течение нескольких часов незаконно лишали свободы В. в подсобном помещении кафе, привязав его к стулу.

Затем К.Р. и К.А. вывезли В. в лесной массив, где совместными действиями, нанося удары молотком по голове, убили его.

Правильно установлены судом и обстоятельства, связанные с избиением и убийством Е., совершенным К.Р. и К.А.

Данные обстоятельства подтверждены исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Результаты осмотра мест происшествия, при которых были обнаружены труп потерпевшего В. в лесном массиве Волжского района с признаками насильственной смерти и обгоревшие останки трупа Е., подтверждают, что в отношении указанных лиц были применены насильственные меры.

Выводы судебно-медицинской экспертизы свидетельствуют о том, что на трупе В. обнаружены множественные переломы ребер, повлекшие тяжкий вред здоровью, и множественные переломы костей черепа, также повлекшие тяжкий вред здоровью.

О причинении осужденными телесных повреждений потерпевшим подтвердили свидетели М., Л., С., Е., Ж.

Факт избиения частично признали в судебном заседании и сами осужденные, но на предварительном следствии они давали более полные и подробные показания, которые судом тщательно исследованы и оценены. В них осужденные рассказывали как о своих действиях, так и о действиях друг друга.

Так, осужденные К.Е., М.Ю,, М.Н., К.А., Т. показали, что К.Р. пришел в кафе позднее других и тоже стал бить В.; К.А. и Т. показали, что К.Р. избивал потерпевшего и резиновой дубинкой.

К.А. показал также, что В. в лесу убил К.Р. К.Р. показал, что убийство В. совершил К.А.

Осужденная М.Н. показала, что, возвратившись в кафе, К.Р. сказал, что они с К.А. убили В. Об участии осужденного Т. в избиении В. показали на следствии К.А., К.Е. и другие.

Свидетель Л., как на предварительном следствии, так и в суде, пояснил, что в лес, куда он привез В., последнего увели К.А. и К.Р.

Суд обоснованно признал показания осужденных на следствии соответствующими фактическим обстоятельствам.

О том, что К.Р. и К.Е. убили Е. путем удушения скакалкой, пояснили на предварительном следствии свидетель Ж., осужденный Ш., свидетель Л.

Таким образом, приведенные и другие доказательства, получившие надлежащую оценку, находятся в полном соответствии друг с другом и с фактическими обстоятельствами, поэтому доводы жалоб об их неправильном установлении и о недоказанности вины осужденных являются несостоятельными.

Несостоятельными следует признать и доводы представления государственного обвинителя об отмене приговора по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью В. и по эпизоду его убийства К.Р. и К.А., поскольку, как правильно указал суд, исключая обвинение К.Р. и К.А. по ст. 111 ч. 3 п. "д" УК РФ, последние в течение длительного времени избивали В. и, не добившись выдачи им золотых изделий, убили его. И, таким образом, квалификация их действий по избиению потерпевшего как предшествовавших убийству является излишней.

Утверждение, что действия Т. неправильно квалифицированы судом по ст. 116 УК РФ, также является необоснованным, поскольку ни на предварительном следствии, ни в суде не представлено доказательств, что Т., избивая потерпевшего, причинил ему тяжкий вред здоровью, поэтому суд обоснованно переквалифицировал их со ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 116 УК РФ.

Кроме того, суд обоснованно указал, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ и в обвинительном заключении в отношении М.Н., М.Ю., К.А., К.Е., К.Р. вообще не указано, что в этом преступлении по причинению тяжкого вреда здоровью В. принимал участие Т., то есть налицо противоречия с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого Т., и суд истолковал их в интересах последнего как неустранимые.

Действия осужденных судом квалифицированы правильно по всем эпизодам, и оснований для их переквалификации, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Наказание, назначенное каждому из осужденных, соответствует требованиям ст. 60 УК РФ; при этом, учитывались данные о личности осужденных, обстоятельства, смягчающие наказание, степень участия в преступлении и другие обстоятельства. Оно является справедливым, и Судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания.

Нарушений уголовно-процессуального закона по делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 277, 278, 288 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 25 июня 2003 года в отношении К.Р., К.А., К.Е., М.Н., М.Ю., Т. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Дорогойченковой М.Я., кассационные жалобы К.А., К.Е., К.Р., М.Ю. и адвоката Хесина В.В. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"