||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 сентября 2003 года

 

Дело N 78-Г03-54

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 18 сентября 2003 г. дело по заявлению Е. об отмене решения Санкт-Петербургской избирательной комиссии N 112-7 от 5 августа 2003 г. о регистрации кандидатом на должность губернатора Санкт-Петербурга М.А. по кассационной жалобе представителя Е. - А. и кассационному представлению прокурора, участвовавшего в судебном заседании, на решение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2003 г., которым в удовлетворении заявленного Е. требования отказано.

Выслушав доклад по делу судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., объяснения представителей Е. - А., М.А. - В., прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., не поддержавшей представление прокурора, участвующего в деле, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

постановлением Законодательного Собрания Санкт-Петербурга N 363 от 30 июня 2003 года на 21 сентября 2003 года назначен день голосования на внеочередных выборах губернатора Санкт-Петербурга.

Решением Санкт-Петербургской избирательной комиссии N 112-7 от 5 августа 2003 года М.А. зарегистрирована кандидатом на должность губернатора Санкт-Петербурга на основании подписей избирателей, собранных в ее поддержку.

Е., являющийся зарегистрированным кандидатом, обратился в суд с заявлением об отмене решения избирательной комиссии о регистрации М.А., считая его незаконным.

В обоснование своих требований указал, что в ходе проверки подписей избирателей в поддержку выдвижения М.А. ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области представило в избирательную комиссию заключение о количестве недостоверных сведений, содержащихся в ее подписных листах.

В соответствии с результатами проверки ГУВД в поддержку М.А. с нарушением требований закона было оформлено 2804 подписи избирателей.

Кроме того, рабочей группой были признаны недействительными 27 подписей с внесенными неоговоренными исправлениями и 4 подписи в связи с отсутствием сведений об избирателе или дате внесения подписи.

Всего, как считал заявитель, в обязательном порядке должны были быть признаны недостоверными и недействительными 2835 подписей избирателей, что составляет 38,28% от числа подписей, подвергшихся проверке, и в соответствии с законом это должно было повлечь отказ в ее регистрации.

Поскольку рабочая группа N 4, проводившая проверку подписей, не полностью учла результаты проверки ГУВД и самостоятельно произвела оценку достоверности и действительности подписей избирателей, а избирательная комиссия, основываясь на ее выводах, приняла решение о регистрации М.А. в качестве кандидата на должность губернатора Санкт-Петербурга, то, по мнению Е., имело место нарушение принципа равноправного участия в регистрации всех кандидатов.

Представители заинтересованного лица Санкт-Петербургской избирательной комиссии К.Д. и М.Е. против удовлетворения заявления возражали.

Заинтересованное лицо М.А. и ее представители - В.В., В.Г., К.Н., К.А., В.А. против удовлетворения заявления Е. возражали, указывая, что оно необоснованно, поскольку регистрация М.А. произведена законно. Подписи в ее поддержку собраны в установленном порядке, подписные листы оформлены надлежащим образом, проверены избирательной комиссией, обнаруженное количество недостоверных и недействительных подписей не превышает предельно допустимого размера. Справки ГУВД в той форме, в которой они поступили в избирательную комиссию, не являются документом, на основании которого можно сделать вывод о недействительности подписей.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2003 г. в удовлетворении заявления Е. отказано.

В кассационной жалобе представителя Е. - А. высказана просьба об отмене данного решения суда как вынесенного необоснованно и без учета установленных в ходе судебного заседания обстоятельств.

В кассационном представлении прокурора прокуратуры Санкт-Петербурга, участвовавшего в судебном заседании, также содержится просьба об отмене вынесенного по данному делу решения на том основании, что предел допустимых нарушений в ходе составления списков избирателей в пользу М.А. был явно превышен, что не позволяло производить ее регистрацию в качестве кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы и кассационного представления прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшееся по данному делу решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", п. 1 ст. 29 Закона Санкт-Петербурга "О выборах высшего должностного лица Санкт-Петербурга - губернатора Санкт-Петербурга" регистрация кандидатов, выдвинутых на должность губернатора Санкт-Петербурга, осуществляется при наличии необходимого количества подписей избирателей, собранных в их поддержку, или внесенного избирательного залога.

При этом согласно п. 6 и п. 9 ст. 25 Закона Санкт-Петербурга необходимое для регистрации кандидата количество подписей составляет один процент от числа избирателей (37025), а количество подписей избирателей, содержащееся в подписных листах, представляемых в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию, не может превышать эту величину более чем на 25%.

В силу п. 3 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законом должна предусматриваться процедура проверки соблюдения порядка сбора подписей, оформления подписных листов, достоверности сведений об избирателях, подписей избирателей, собранных в поддержу кандидата.

Такой порядок установлен ст. 28 Закона Санкт-Петербурга "О выборах высшего должностного лица Санкт-Петербурга - губернатора Санкт-Петербурга".

В силу п. 1 - 4 данной статьи Санкт-Петербургская избирательная комиссия проверяет соблюдение порядка сбора подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата. Для проведения проверки достоверности подписей избирателей и соответствующих им данных, содержащихся в подписных листах, комиссия может обратиться в соответствующие органы.

Проверке подлежат 20 процентов от предусмотренного количества подписей избирателей, отобранных для проверки посредством случайной выборки (жребия).

По результатам проверки подписи могут быть признаны достоверными или недостоверными, а также недействительными.

Согласно положению п. 8 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", подлежащему применению к спорным правоотношениям, при обнаружении среди проверяемых подписей 25 и более процентов недостоверных и недействительных подписей или недостаточного для регистрации соответствующего кандидата количества достоверных подписей комиссия отказывает в регистрации кандидата.

При рассмотрении дела судом установлено, что кандидат на должность губернатора Санкт-Петербурга М.А. 31 июля 2003 года представила в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию подписные листы, содержащие 42461 подпись избирателей, собранных в ее поддержку.

Как усматривается по материалам дела, проведение проверки составления подписных листов было поручено рабочей группе, составленной по решению избирательной комиссии, проверке подлежали 20% от всего количества представленных подписей - 7405.

Как установлено судом, в соответствии с Порядком проверки подписей избирателей подписные листы, подлежащие проверке, с их ксерокопиями в тот же день были переданы в Главное управление внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области для проверки данных об избирателях.

2 августа 2003 года из ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию поступили справки, содержащие результаты проверки, и сводная таблица, из которой следовало, что при проверке подписных листов М.А. установлены следующие несоответствия по сведениям относительно:

года (даты) рождения избирателя - 758;

адреса места жительства - 668;

паспортных данных избирателя - 620;

паспортных данных сборщика - 114;

иные (умер, выехал) - 3;

общее количество - 2163.

Справки ГУВД были предметом исследования в судебном заседании. Из них суд обоснованно усмотрел, что в них не раскрывалось, в чем именно заключается несоответствие сведений об избирателях и лицах, собиравших подписи, не приводились их действительные данные (по материалам учетов органов внутренних дел).

Проверяя действия избирательной комиссии, суд отметил, что рабочая группа не приняла во внимание содержащиеся в справках ГУВД указания на 620 несоответствий паспортных данных избирателей в подписных листах, мотивировав данный вывод тем, что характер несоответствий паспортных данных не раскрывается ни по одной строке, в результате чего не имеется возможности установить не только сущностные, но и формальные неточности в паспортных данных и, следовательно, защитить избирательные права как избирателей-подписантов, так и непосредственно кандидата. Судебная коллегия полагает возможным согласиться с мнением суда о том, что эти действия избирательной комиссии являются правомерными.

При исследовании справок, представленных ГУВД в избирательную комиссию, судом установлено, что в них содержатся указания на расхождение данных паспорта избирателя. Однако какие данные паспорта не соответствуют действительности и в чем выражается это несоответствие, в справках ГУВД не указано.

Правильным является и вывод суда о том, что в соответствии с законом право и обязанность производить проверку достоверности сведений об избирателях лежит на избирательной комиссии. Ей же представлено право делать вывод о недостоверности либо недействительности подписей избирателей. Органы внутренних дел лишь привлекаются комиссией для проведения проверки и представляют сведения, которые подлежат оценке избирательной комиссией.

Согласно пп. 2 п. 8 ст. 28 Закона Санкт-Петербурга недействительными считаются подписи избирателей, указавших в подписном листе сведения, не соответствующие действительности. В этом случае подпись признается недействительной при наличии официальной справки органа внутренних дел Российской Федерации либо заключения эксперта, привлеченного к работе по проверке достоверности подписей.

Судом совершенно верно обращено внимание на то обстоятельство, что право оценки обстоятельств, являющихся основанием для признания подписи недействительной или недостоверной, принадлежит в силу закона органу, проводящему проверку подписных листов кандидата, - избирательной комиссии, которая должна располагать для этого бесспорными, полными и конкретными данными о характере и количестве имеющихся расхождений действительных данных избирателя с указанными в подписных листах.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что рабочая группа избирательной комиссии правомерно не приняла сведения ГУВД о несоответствиях паспортных данных избирателей в 620 строках подписных листов и признала эти подписи действительными.

Кроме того, рабочая группа избирательной комиссии не признала недействительными 318 подписей военнослужащих срочной службы, в отношении которых в справках ГУВД указывается на несоответствие данных о регистрации, по тому основанию, что регистрационный учет военнослужащих срочной службы не входит в компетенцию органов внутренних дел.

Эти действия избирательной комиссии суд также считает правомерными, с чем можно согласиться.

Руководитель рабочего аппарата временного координационного центра ГУВД СПб и ЛО по выборам губернаторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Р., допрошенный судом в качестве свидетеля, показал, что сведений о регистрации военнослужащих срочной службы ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области действительно не имеет. Данные сведения были получены из военных учебных заведений, куда для проверки были направлены копии подписных листов.

Учитывая, что на момент проведения проверки подписных листов избирательная комиссия не имела информации о регистрации военнослужащих, полученной от органа, осуществляющего их регистрационный учет, она не располагала достаточными данными для признания подписей этих военнослужащих недействительными.

5 августа 2003 года в избирательную комиссию поступила справка за подписью Р. о том, что согласно информации, поступившей из ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области из учебных заведений Министерства обороны Российской Федерации, установлена недействительность подписей на подписных листах М.А. в количестве 348, с перечислением подписных листов. Однако эта справка не могла быть учтена рабочей группой, т.к. поступила в избирательную комиссию после окончания проверки подписных листов и ознакомления М.А. с протоколом об итогах этой проверки.

Проанализировав иные сведения о признании недействительности подписных листов, суд в итоге указал, что из 2049 строк подписных листов, указанных в справках ГУВД как содержащие не соответствующие действительности данные об избирателях, избирательная комиссия правомерно не приняла во внимание ссылки на 620 несоответствий паспортных данных, 318 несоответствий данных о регистрации военнослужащих срочной службы и на 60 нарушений в подписных листах с литерой "а". Остаток составил 1051 подпись, которые и могли быть признаны комиссией недействительными на основании справок ГУВД.

Для уточнения данных, представленных ГУВД в комиссию, и установления действительного количества и характера расхождений судом дважды истребовались дополнительные сведения ГУВД о том, в чем конкретно выразились несоответствия данных об избирателях, указанных в подписных листах, выявленные при проверке.

В результате установлено, что в 143 случаях ГУВД представило в избирательную комиссию ошибочные сведения о недостоверности данных об избирателях, что подтверждается записями "ошибка оператора", "данные верны", "верно", "без учета" в справках, представленных по запросу суда. В 19 случаях указывалось на несоответствие данных паспорта, при этом приводились данные новых паспортов, выданных после даты внесения избирателем подписи. В 153 случаях несоответствия относились к дате выдачи паспорта, которую в соответствии с п. 4 ст. 25 Закона Санкт-Петербурга и п. 8 ст. 37 Федерального закона избиратель не обязан указывать в подписном листе.

Кроме того, полученные из ГУВД по запросу суда сведения находятся в противоречии как со справками, представленными 2 августа 2003 года в избирательную комиссию, так и между собой, и это не позволяет сделать однозначного вывода о недостоверности данных об избирателях в подписных листах М.А.

Данный вывод суда обосновывается приведением подробного перечня таких сведений с указанием места их нахождения по папкам и подписным листам.

Как усматривается по материалам дела, в результате сравнения данных, представленных ГУВД Санкт-Петербурга в комиссию и в суд, имеются неточности в первоначально представленной в избирательную комиссию информации. При таких обстоятельствах вывод избирательной комиссии о невозможности безусловного принятия всех данных ГУВД является правильным.

Помимо сведений о несоответствии данных об избирателях в справках ГУВД содержались указания и на несоответствие данных лиц, собиравших подписи в поддержку выдвижения М.А.

Как следует из обоснования к протоколу о результатах проверки, рабочая группа установила, что органы внутренних дел представили неверную информацию о ряде сборщиков, подавляющее большинство сборщиков подписей заявили о себе достоверные данные, подтверждаемые их личными заявлениями и представленными ксерокопиями паспортов. В целом рабочая группа установила несоответствие 12 данных о сборщиках подписей, что привело к признанию недействительными 60 подписей избирателей.

Из протокола об итогах проверки подписных листов следует, что 114 заключений ГУВД о несоответствии данных сборщика рабочая группа приняла 20, самостоятельно выявила еще 30 и общее количество составило 50.

Сведений о том, данные каких сборщиков, по каким подписным листам были признаны рабочей группой недостоверными, в материалах дела не имеется, что не позволяет суду проверить обоснованность выводов рабочей группы.

Согласно представленной ГУВД СПб и ЛО сводной таблице сведений о не соответствующих действительности данных сборщиков подписей, указанных в подписных листах, первоначально в избирательную комиссию были представлены сведения в отношении 56 сборщиков. В результате проверки установлено, что сведения о несоответствии данных 17 сборщиков были представлены в избирательную комиссию ошибочно, что подтверждается приложением N 3 к сведениям ГУВД от 01.09.2003.

При исследовании сведений ГУВД судом установлено, что избирательной комиссией могли быть признаны недействительными 195 подписей избирателей, содержащихся в подписных листах, заверенных сборщиками, неверно указавшими свои данные. При этом судом не учитывались сведения ГУВД в отношении подписных листов с литерой "а" и подписи избирателей в случае, если они могли быть признаны недействительными по другим основаниям, указанным ГУВД, за исключением неверного указания данных паспорта избирателя и данных о регистрации военнослужащих.

При проверке подписных листов рабочая группа располагала заключениями экспертов, содержащими категоричные выводы о несобственноручном проставлении избирателем даты в подписном листе, выполнении подписи от имени избирателя другим лицом, внесении сведений об избирателе лицом не являющимся самим избирателем или сборщиком, что является основанием для признания этих подписей недостоверными или недействительными (п. 8 ст. 28 Закона Санкт-Петербурга).

Как следует из п. 5 обоснований, все категоричные заключения экспертов с однозначными выводами рабочей группой приняты и подписи, за исключением признанных недействительными по другим основаниям, были признаны недостоверными.

Проверяя действия избирательной комиссии, а также результаты проверки подписных листов рабочей группой, суд правильно, оговаривая принадлежность права окончательных выводов о достоверности (недостоверности) или недействительности подписей избирателей только этой комиссии, в то же время самостоятельно подвел итоги проверки по данным ГУВД.

Судебная коллегия в этой связи полагает необходимой оговорку суда о том, что избирательной комиссией могли быть признаны недействительными и недостоверными: 1051 подпись в связи с неверным указанием данных об избирателе в подписном листе, 195 подписей в связи с неверным указанием данных о лице, собиравшем подписи, 256 подписей - на основании заключений экспертов-почерковедов, 33 подписи - по иным основаниям, что в сумме составляет 1535 подписей, или 20,7% от числа подписей, подлежащих проверке (7405).

Указанного количества недостоверных и недействительных подписей в силу п. 8 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", недостаточно для отказа в регистрации кандидата, поэтому решение комиссии о регистрации М.А. является правильным и не противоречит закону.

Таким образом, фактически подменив избирательную комиссию и проверив весь материал по результатам изучения сведений, содержащихся в подписных листах, Санкт-Петербургский городской суд тем не менее сделал правильный вывод о том, что во внимание могут быть приняты лишь нарушения, выявленные как рабочей группой, так и избирательной комиссией на момент принятия решения о регистрации М.А.

С учетом изложенного вывод суда о том, что решение Санкт-Петербургской избирательной комиссии о регистрации М.А. кандидатом на должность губернатора Санкт-Петербурга не противоречит требованиям закона и иным нормативным актам, не нарушает избирательные права Е., следует признать обоснованным и по существу спора правильным.

В этой связи решение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2003 года является законным, подлежащим оставлению без изменения.

Поскольку ни кассационная жалоба, ни представление прокурора не содержат доводов, имеющих правовое значение и опровергающих выводы суда, то они подлежат оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Е. и представление прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"