||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 сентября 2003 года

 

Дело N 22-Г03-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 сентября 2003 года дело по заявлению Б.В. об отмене решений окружной избирательной комиссии по Мичуринскому избирательному округу N 50 от 12 мая 2003 года и Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия - Алания от 14 мая 2003 года N 83/283 по Мичуринскому избирательному округу N 50 по кассационной жалобе Б.В. на решение Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 18 июня 2003 года, которым в удовлетворении требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Б.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

решением окружной избирательной комиссии по Мичуринскому избирательному округу N 50 (ОИК N 50) от 12 мая 2003 года признаны состоявшимися выборы депутата, проведенные 11 мая 2003 года, в Парламент Республики Северная Осетия - Алания по данному избирательному округу, утверждены протокол и сводная таблица о результатах выборов, избранным депутатом признан К.В., за которого проголосовало 1191 избиратель.

Постановлением Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия - Алания от 14 мая 2003 года N 83/283 выборы, проведенные 11 мая 2003 года, в том числе и по избирательному округу N 50, признаны состоявшимися.

Б.В., являвшийся кандидатом в депутаты в Парламент Республики Северная Осетия - Алания по избирательному округу N 50, обратился в суд с заявлением об отмене названных решения ОИК N 50 и постановления Центральной избирательной комиссии Республики в части избрания К.С. депутатом Парламента Республики.

В подтверждение требований указал, что в ходе проведения выборов в избирательном округе N 50 были допущены грубые нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Так, в день выборов на избирательном участке N 256 члены избирательной комиссии, получив бюллетени для голосования вне помещения, не поставив в известность наблюдателей, выехали по заявлениям избирателей на голосование без выносной урны. Использовав 21 бюллетень, члены комиссии пытались опустить их в выносную урну для голосования, которая была оставлена на избирательном участке, но были остановлены наблюдателями.

В сводной таблице и в протоколе окружной избирательной комиссии указано, что в выносных урнах для голосования вне помещений число бюллетеней составило 84, то есть сколько выдано, что свидетельствует, по мнению Б.В., об использовании других запасных бюллетеней вместо 21 бюллетеня, признанных недействительными.

Лица, допустившие голосование вне помещения без переносной урны, не были отстранены от участия в работе участковой избирательной комиссии, поэтому при подсчете голосов избирателей могли иметь место нарушения. По мнению заявителя, после 13 часов члены участковой комиссии допустили к участию в голосовании граждан, которые не проживали на территории избирательного участка N 256.

Оспаривая решение ОИК N 50 от 12 мая 2003 года и постановление Центральной избирательной комиссии Республики от 14 мая 2003 года, Б.В. указал на то, что К.С. в ходе предвыборной агитации использовал преимущества своего должностного положения заместителя Председателя Парламента РСО - Алания. На встречу с избирателями он для поддержки пригласил Министра по делам национальностей и внешних связей РСО - Алания и Президента Южной Осетии К.Э., которые призывали избирателей голосовать за К.С.

Заявитель считает, что итоги голосования на избирательном участке N 253 подлежат отмене, поскольку в списки избирателей клинической больницы скорой помощи было внесено 12 человек, тогда как проголосовало 19 человек.

Указанные обстоятельства, по мнению Б.В., не позволяют выявить действительную волю избирателей, поэтому оспариваемые решение ОИК N 50 и постановление ЦИК РСО - Алания подлежат отмене.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого и вынесении нового решения об удовлетворении требований просит в кассационной жалобе Б.В.

В кассационной жалобе он указывает, что суд не исследовал все юридически значимые по делу доказательства, неправильно применил нормы материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правильную оценку собранным по делу доказательствам и правильно применил нормы материального и процессуального права.

Основания для отмены решения избирательной комиссии, комиссии референдума об итогах голосования, о результатах выборов, референдума предусмотрены в статье 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ.

Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов, если установит, что кандидат, признанный избранным, использовал преимущества должностного или служебного положения и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю, а также в случае нарушения правил составления списка избирателей, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Таким образом, признание выборов недействительными может иметь место, если в ходе избирательной кампании не были обеспечены необходимые условия, существенно влияющие на свободное волеизъявление избирателей.

Судом установлено, что при проведении выборной кампании по выборам депутата в Парламент Республики Северная Осетия - Алания по избирательному округу N 50 не было допущено существенных нарушений избирательного законодательства, влияющих на адекватное отражение воли избирателей в итогах голосования.

То обстоятельство, что на избирательном участке N 256 был нарушен порядок голосования вне помещения для голосования, выразившийся в том, что у членов избирательной комиссии, выехавших по заявлениям избирателей, отсутствовала переносная урна, само по себе не могло служить основанием к удовлетворению заявления Б.В. Судом установлено, что 21 бюллетень, полученные членом участковой избирательной комиссии Б. и использованные для голосования вне помещения, решением участковой избирательной комиссии были признаны недействительными. Однако, учитывая, что за К.С. на этом избирательном участке проголосовало 502 избирателя, за Б.В. - 235, суд сделал правильный вывод о том, что 21 голос избирателей, отданные за того или иного кандидата, в данном случае не имеют решающего значения при установлении общих результатов выборов на избирательном участке N 256.

Судом проверены доводы заявителя о том, что 23 апреля 2003 года в актовом зале г. Владикавказа при встрече с избирателями кандидатов в депутаты Парламента РСО - Алания и Городской Думы по 49 и 50 округам якобы имели место нарушения предвыборной агитации, но они подтверждения не нашли. Судом установлено, что во время этой встречи К.С. никаких преимуществ создано не было, был соблюден принцип равенства кандидатов.

Не нашли подтверждения в суде и ссылки Б.В. на то, что главой АМС п. Заводской проводилась незаконная агитация за кандидата К.С., а после 13 часов к голосованию были допущены граждане, не проживающие на территории избирательного участка. В подтверждение этих доводов Б.В. не представил никаких доказательств, его доводы о наличии этих нарушений носят предположительный характер.

Правильно суд указал в решении на то, что не свидетельствует о наличии нарушений избирательного законодательства то, что в списки избирателей 253 избирательного участка вместо 12 избирателей было включено 19 человек, поскольку в больницу, где находился избирательный участок, поступило еще 7 человек, изъявивших желание проголосовать, и они были включены в дополнительные списки.

Разрешая дело, суд правильно принял во внимание, что итоги голосования, отраженные в протоколе окружной избирательной комиссии с указанием количества голосов избирателей, поданных за К.С. - 1191 и Б.В. - 444, позволяют сделать вывод о действительной воле избирателей.

Суд установил, что заявление Б.В. в ЦИК РСО - Алания о замене председателя и секретаря избирательного участка N 256 по Мичуринскому избирательному округу N 50 и секретаря избирательного округа N 50 Б., которые, по его мнению, заинтересованы в том, чтобы был избран депутатом Парламента другой кандидат, и нарушающие для достижения этой цели избирательное законодательство, было рассмотрено этой избирательной комиссией, о чем свидетельствует ответ за подписью председателя комиссия К.К. от 29 апреля 2003 года. Оснований для удовлетворения заявления не было установлено. Доводы кассационной жалобы Б.В. о том, что ответ он не получил, члены избирательной комиссии были заинтересованы в победе К.С. и лишили права голоса большое количество избирателей, неосновательны и не могут быть поводом к отмене судебного решения. В подтверждение своих доводов Б.В. не представил никаких доказательств. Ссылка на то, что необходимо было истребовать и проверить списки избирателей, при отсутствии каких-либо данных, дающих право для сомнения в их достоверности, не могла быть положена в основу решения суда.

Судом были проверены все обстоятельства, на которые ссылался Б.В. в обоснование своих требований, а новые обстоятельства, на которые он ссылается в кассационной жалобе, носят предположительный характер, не были заявлены им в суде первой инстанции и не могут служить поводом к отмене решения суда.

В кассационной жалобе Б.В., анализируя протоколы участковых комиссий и сводной таблицы, указывает, что 133 бюллетеня не были отражены в протоколе окружной комиссии. Однако этот вывод ошибочен, так как сделан без учета того, что число голосов, поданных против всех в строке 11, - 133 голоса - входит в число действительных бюллетеней - 1974, неправильно определять количество выданных бюллетеней, суммируя число действительных бюллетеней с числом недействительных и числом голосов избирателей, поданных против всех.

Доводы кассационной жалобы, направленные к иной оценке собранных по делу доказательств, не являются основанием к отмене решения суда. Суд дал правильную оценку доказательствам по делу с учетом положений ст. 67 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 18 июня 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"