||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2003 года

 

(извлечение)

 

К. обратился в суд с иском к акционерному инвестиционно-коммерческому промышленно-строительному банку (АИК Промстройбанк) "Ставрополье" - ОАО о возмещении убытков в сумме 300 тыс. рублей.

В заявлении истец ссылался на то, что 9 июня 1995 г. между АИК Промстройбанк "Ставрополье" - ОАО в лице филиала в г. Ессентуки и ТОО КП "Амонд" был заключен кредитный договор на сумму 90 тыс. рублей (с учетом деноминации) сроком до 8 декабря 1995 г. В обеспечение возврата кредита филиалом банка был заключен договор поручительства от 30 мая 1995 г. с АООТ "Иноземцевский винзавод". Поручитель принял на себя солидарную с заемщиком ответственность. 30 марта 1997 г. указанный банк и он (К.) заключили договор уступки требования.

Согласно данному договору, по мнению истца, банк передал ему права по взысканию с должника как задолженности по процентам, так и суммы самого кредита. Об имевших место до заключения этого договора фактах погашения должником кредита в сумме 90 тыс. рублей он информирован банком не был, чем нарушено его право на получение суммы кредита. Кроме того, при зачислении этих денежных средств банком нарушена очередность погашения требований по денежному обязательству, предусмотренная ст. 319 ГК РФ. Поскольку банк несвоевременно передал ему подлинники договоров, он был лишен возможности воспользоваться своим правом требования к поручителю. В связи с этим истец считал недействительным переданное ему банком по договору от 30 марта 1997 г. право требования к АООТ "Иноземцевский винзавод" и просил суд о взыскании с банка причиненных ему убытков в сумме 300 тыс. рублей.

Ответчик иск не признал.

Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 22 апреля 2002 г. заявленные К. исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда 3 июня 2002 г. решение суда оставила без изменения.

Президиум Ставропольского краевого суда 11 ноября 2002 г. судебные постановления также оставил без изменения.

В надзорной жалобе АИК Промстройбанк "Ставрополье" - ОАО просил отменить судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 5 сентября 2003 г. жалобу удовлетворила по таким основаниям.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования К., суд допустил указанные нарушения, выразившиеся в следующем.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Вывод суда о наличии у истца права на получение согласно заключенному с банком договору уступки требования наряду с процентами и суммы кредита сделан без учета названной правовой нормы.

Как ссылался ответчик в своих возражениях на иск, в период действия кредитного договора, а именно 31 июля 1996 г., заемщик полученную в кредит сумму погасил частично в сумме 63 тыс. рублей. Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 9 декабря 1996 г. постановлено о взыскании с АООТ "Иноземцевский винзавод" в пользу банка остатка долга по кредиту в сумме 27 тыс. рублей. Данное решение суда исполнено, в счет погашения задолженности по кредиту 7 марта 1997 г. банку перечислено 27 тыс. рублей.

Решением этого же Арбитражного суда от 19 февраля 1997 г. с поручителя в пользу АИК Промстройбанк "Ставрополье" - ОАО взысканы проценты за пользование кредитом в сумме 282070 руб.

Поскольку к моменту заключения 30 марта 1997 г. банком и истцом по делу договора уступки требования непогашенной оставалась только указанная выше сумма долга по процентам за пользование кредитом, именно эта сумма и составляла предмет переданного банком К. права требования.

Возможность перехода к истцу по делу права требования самой суммы кредита исключалась, так как к моменту заключения договора уступки требования сумма кредита, в том числе взысканная решением Арбитражного суда от 9 декабря 1996 г., была банку погашена.

Из текста договора от 30 марта 1997 г. следует, что принадлежащие банку права переходят к К. на условиях, существующих к моменту заключения договора (п. 1.2). В силу п. 1.4 договора к К. переходят права банка в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, а также все возможные права, возникновение которых вытекает из использования переданных прав. В соответствии с п. 2.1.3 договора (раздел 2 "Обязанности сторон") банк обязан передать К. права на взыскание с должника в бесспорном порядке суммы по решению Арбитражного суда от 19 февраля 1997 г.

Упоминание же в п. 1.3 договора уступки требования о кредитном договоре от 9 июня 1995 г. и договоре поручительства от 30 мая 1995 г. свидетельствует лишь о принадлежности банку передаваемого права, а не о передаче полностью прав по упомянутым договорам.

Суд первой инстанции не дал оценки договору уступки требования, заключенному впоследствии К. с ООО "Сельхозсервис LTD", где указано, что объем полученного К. от банка права требования составляла лишь сумма, взысканная по решению Арбитражного суда от 19 февраля 1997 г. (проценты за пользование кредитом в сумме 282070 руб. и госпошлина, уплаченная банком за подачу искового заявления, всего в сумме 284780 руб.).

Ссылку судебных инстанций на то, что банком в нарушение ст. 319 ГК РФ, предусматривающей очередность погашения требований по денежному обязательству, приняты платежи в счет погашения основной суммы кредита, а не проценты по нему, нельзя признать правильной, поскольку она регулирует отношения по исполнению договорных обязательств, а в данном же случае имело место погашение должником в процессе исполнительного производства на основании решения Арбитражного суда от 9 декабря 1996 г. первоначальному кредитору оставшейся невыплаченной части суммы кредита. В связи с этим указанное обстоятельство не влияет на действительность переданного истцу права требования.

Вывод суда первой инстанции о недействительности переданного истцу права требования со ссылкой на прекращение поручительства АООТ "Иноземцевский винзавод" к моменту заключения с истцом договора уступки требования противоречит п. 4 ст. 367 ГК РФ.

В силу данной правовой нормы поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Однако суд не учел, что к моменту заключения с истцом договора от 30 марта 1997 г. банк реализовал право на предъявление иска к поручителю (решения Арбитражного суда от 9 декабря 1996 г. и 19 февраля 1997 г.), а также то, что обязанность АООТ "Иноземцевский винзавод" по уплате процентов за пользование кредитом вытекает из вступившего в законную силу решения Арбитражного суда от 19 февраля 1997 г. о взыскании процентов по кредитному договору. Наличие договора уступки требования являлось достаточным правовым основанием для реализации К. переданного ему по этому договору права взыскания с должника денежной суммы в порядке исполнительного производства.

Кроме того, передача банком К. правоустанавливающих документов только после оплаты им (К.) банку оговоренной в договоре уступки требования денежной суммы, как указано в жалобе, соответствовала намерениям сторон. В п. 2.1.1 договора об уступке требования не содержится конкретного срока передачи К. правоустанавливающих документов. Доказательств того, что К. было отказано банком в предоставлении этих документов, в нарушение требований ст. 50 ГПК РСФСР истцом по делу суду представлено не было. Более того, на протяжении двух лет после заключения договора К. исполнял свою обязанность о внесении банку оговоренной договором денежной суммы; выплата платежей в связи с непредставлением банком документов им не приостанавливалась; в день последнего платежа банк выдал К. документы. Таким образом, подобный порядок соответствовал соглашению сторон. Однако судом вопреки положениям ст. 431 ГК РФ не было учтено последующее после заключения договора поведение сторон.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Промышленного районного суда г. Ставрополя, определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда и постановление президиума Ставропольского краевого суда отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"