||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2003 г. N 51-кпО03-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шишлянникова В.Ф.,

судей Каменева Н.Д., Зырянова А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 2003 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Т., Г., М., адвокатов Савенко Т.М., Новиковой В.И., Бутакова М.И., Рожкова И.А., защитника Волокитина В.П. на приговор Алтайского краевого суда от 4 декабря 2002 года, которым

Т., <...>, русский, судимый 30.07.99 Бийским районным судом по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы. Освобожден 07.09.2000 в связи с актом амнистии,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено Т. 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

З., <...>, русский, судимый Новоалтайским городским судом 16.07.2001 по ст. ст. 144 ч. 3 УК РСФСР, 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 7 годам 2 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ сроком на 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно З. назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Г., родившийся 20.01.65 в г. Бердске Новосибирской области, русский, ранее судимый 08.07.97 Бердским городским судом по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ, 144 ч. 2, 224 ч. 3, 40 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден 22.05.99 из мест лишения свободы по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено Г. 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

М., <...>, русский, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

При обстоятельствах, указанных в приговоре, осужденные признаны виновными: З. в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, руководстве такой группой (бандой) и участии в совершаемых ею (бандой) нападениях, Т. и Г. в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Кроме того, З., Т. и Г. признаны виновными в убийстве директора КГУП ПТФ "Молодежная" С., совершенном по найму, сопряженном с бандитизмом, М. в подстрекательстве и пособничестве в этом преступлении, а Т. еще и в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснение осужденного М., защитника Волокитина В.П., адвоката Бутакова М.И., поддержавших кассационные жалобы об отмене приговора, выступления потерпевшего С.О. и его представителя адвоката Новикова В.Н., возражавших против кассационных жалоб, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный Т., оспаривая обоснованность осуждения за бандитизм и квалифицированное убийство, указывает, что выводы органов следствия и суда о наличии банды и совершении убийства по найму не основаны на доказательствах, утверждает, что убийство С. совершил он один на бытовой почве, в состоянии эмоционального всплеска, возникшего во время конфликта с потерпевшим, первичные показания на предварительном следствии дал будучи обозленным на З., Г. и Б.А., с М. ранее знаком не был и о его финансовых спорах с С. не знал, никто из осужденных не видел имевшийся у него самодельный револьвер, делает свой анализ доказательствам, считает, что они сфальсифицированы, указывает, что хранившееся на квартире в г. Бердске оружие не является боевым и выдал он его добровольно, суд не учел этих обстоятельств, рассмотрел дело предвзято с обвинительным уклоном, не удовлетворил ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, просит отменить приговор в части осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 107 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание с учетом всех смягчающих обстоятельств, приняв во внимание его положительные характеристики, а также состояние здоровья его матери.

Адвокат Савенко Т.М. в интересах осужденного Т. также считает недоказанной его вину в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, полагает, что Т. на предварительном следствии дал показания под психологическим воздействием со стороны следователя Г., что мог бы подтвердить адвокат Казимир, однако суд отклонил ходатайство о вызове Казимира для допроса в качестве свидетеля. Показания Б.А. также не могут быть использованы в качестве доказательств, поскольку Б.А. давал их в болезненном состоянии, неадекватно воспринимая происходившие события, показания свидетеля Б. носят противоречивый характер, поэтому также не могут быть использованы в качестве доказательств. Не согласен адвокат и с назначенным Т. наказанием, считает его чрезмерно суровым.

Кроме того, в жалобе указывается, что судом нарушено конституционное право Т. на рассмотрение его дела судом присяжных, о чем его подзащитный ходатайствовал при окончании предварительного следствия.

С учетом доводов своей жалобы, адвокат Савенко просит отменить приговор в части осуждения Т. по ст. 209 ч. 2 УК РФ с прекращением производства по делу, а также переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 107 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание с учетом всех смягчающих обстоятельств.

Осужденный М., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным, постановленным на предположениях, недопустимых доказательствах и противоречивых показаниях Б.А., утверждает о непричастности к преступлениям, считает, что доказательства его вины сфальсифицированы следователем Г., который не допустил к нему защитника Волокитина В.П., с которым у него было заключено соглашение, анализирует по-своему доказательства, опровергает выводы суда, заявляет о наличии алиби, которое не проверено, считает, что судом нарушено его право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу.

Адвокат Бутаков М.И. в защиту осужденного М., оспаривая обоснованность его осуждения, указывает, что выводы суда о виновности М. в преступлении основаны на недопустимых доказательствах, в том числе противоречивых показаниях Б.А., объективных и достоверных доказательств, подтверждающих вину М., в материалах дела не имеется, судом нарушено право М. на рассмотрение дело судом присяжных, просит отменить приговор и дело в отношении М. производством прекратить.

Защитник Волокитин В.П., в интересах осужденного М., не соглашаясь с приговором, указывает, что содержащиеся в нем выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в основу обвинения М. положены показания Б.А., которые даны им на предварительном следствии в период обострения болезни под психологическим воздействием со стороны следователя и от которых Б.А. в дальнейшем отказался, показания свидетелей защиты судом во внимание не принимались. В жалобе оспариваются доказательства, подтверждающие факт встречи М. и Т. в январе 2001 года в районе гаражного кооператива "Ладога", делается вывод о том, что М. не был заинтересован в убийстве С., что судом нарушены принцип презумпции невиновности, а также право М. на рассмотрение его дела судом присяжных, ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении М.

Осужденный Г. в своих жалобах, не соглашаясь с приговором, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым, постановленным на недопустимых доказательствах, в том числе сфальсифицированных следователем Г., который, по мнению осужденного, не вправе был расследовать дело, поскольку состоял в дружеских отношениях с его отцом. В жалобах указывается на противоречивость приговора, подвергаются критике собранные по делу доказательства и процессуальные документы, делается вывод об их ничтожности, о том, что они добыты с нарушением уголовно-процессуального закона, ставится вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу.

Адвокат Новикова В.И. в интересах осужденного Г., оспаривая приговор, указывает, что выводы суда о виновности Г. в бандитизме и убийстве С. по найму, сопряженном с бандитизмом, не соответствуют фактическим обстоятельствам, они основаны на версии следствия, базирующейся на первичных показаниях Б.А., не подтвержденной объективными доказательствами. По мнению адвоката, вывод суда о том, что основным местом встречи членов преступной группы была квартира Г., что там имелся тайник, в котором хранилось оружие, противоречит материалам дела, указанные в законе признаки банды по данному делу не установлены, не добыто доказательств, подтверждающих причастность Г. к убийству С. Как полагает адвокат, Г. не должен нести ответственности за убийство, поскольку он не совершал никаких действий для наступления преступного результата, поведение Т. было неожиданным для Г.

Кроме того, в жалобе указывается на то, что судом нарушено право Г. на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении Г.

Адвокат Рожков И.Л. в интересах осужденного З., оспаривая законность и обоснованность приговора, указывает, что вывод суда о виновности З. в создании банды и участии в умышленном убийстве С. противоречит фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства, он основан на недопустимых доказательствах, судом необоснованно не приняты во внимание доказательства, подтверждающие непричастность З. к преступлениям.

В жалобе также указывается, что судом нарушено право З. на рассмотрение его дела судом присяжных, ставится вопрос об отмене приговора и прекращении дела в отношении З.

В возражениях на кассационные жалобы государственные обвинители Кондаурова В.В., Варламова В.Д. и потерпевший С.С. не согласны с изложенными в жалобах доводами, просят оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

При окончании предварительного следствия обвиняемые З., М. и Г. заявили ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных (т. 4 л.д. 180, 190, 197).

26 ноября 2001 года по делу было проведено предварительное слушание, по итогам которого, в связи с возражением Б.А. против суда присяжных, вынесено постановление о назначении судебного заседания в составе профессионального судьи и двух народных заседателей (т. 5 л.д. 32, 34 - 36).

В ходе рассмотрения уголовного дела, 18 декабря 2001 года было вынесено определение о направлении дела для дополнительного расследования, которое 23 апреля 2002 года отменено в кассационном порядке Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ (т. 5 л.д. 154 - 166, 221 - 224).

17 сентября 2002 года в период действия УПК Российской Федерации, при новом рассмотрении дела в ином составе судей, в подготовительной части судебного разбирательства, начавшегося в отсутствии тяжело больного Б.А., уголовное дело в отношении которого было приостановлено, а впоследствии прекращено в связи с его смертью, адвокат Бутаков М.И., защищавший интересы М., заявил ходатайство, поддержанное другими адвокатами и подсудимыми, о проведении нового предварительного слушания с целью решения вопроса о назначении судебного заседания с участием присяжных заседателей, однако данное ходатайство было оставлено без удовлетворения (т. 7 л.д. 11), а дело в отношении Т., З., М. и Г., ходатайствовавших о суде присяжных, было рассмотрено обычным составом суда: судьей и двумя народными заседателями.

При таких обстоятельствах, учитывая, что с 1 июля 2002 года в связи с введением в действие УПК Российской Федерации, у Т., З., М. и Г. появились законные основания для удовлетворения их ходатайств о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, и поскольку дело еще не было начато рассмотрением по существу после отмены определения о доследовании, суд обязан был руководствоваться положениями УПК РФ, предоставить подсудимым возможность реализовать их право, предусмотренное ст. ст. 20, 123 Конституции РФ, ст. 325 ч. 2 УПК РФ на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей и с этой целью назначить предварительное слушание по делу.

Однако этого сделано не было, поэтому, соглашаясь с доводами кассационных жалоб осужденных и их защитников, Судебная коллегия не может признать приговор законным и он подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 4 декабря 2002 года в отношении Т., З., Г. и М. отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания в тот же суд, в ином составе судей.

Меру пресечения Т., З., Г. и М. оставить заключение под стражу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"