||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 июля 2003 г. N 442п03

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К.С. на приговор Хабаровского краевого суда от 9 июня 1999 года, по которому

К.С., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 7 лет;

- по ст. ст. 33, 167 ч. 2 УК РФ на 2 года;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к" УК РФ на 12 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97 и 99 УК РФ к К.С. применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 октября 1999 года приговор изменен, исключено осуждение К.С. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе поставлен вопрос о необоснованности осуждения за угон автомобиля и его уничтожение, а также о переквалификации содеянного на ст. 111 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего исключить отягчающие наказание К.С. обстоятельства и переквалифицировать его действия со ст. 33 и ч. 2 ст. 167 на ст. 33 и ч. 1 ст. 167 УК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору, К.С. признан виновным в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, с применением к потерпевшему П.С. насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, в умышленном причинении смерти П.С., группой лиц по предварительному сговору, с целью облегчить совершение другого преступления - угона, а также в пособничестве в умышленном уничтожении чужого имущества - автомобиля ВАЗ-2106 путем поджога, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

К.А. вместе с К.С. совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, с целью облегчить совершение другого преступления в виде угона автомобиля.

К.С. в качестве пособника содействовал совершению К.А. уничтожения чужого имущества.

Преступления были совершены 4 июля 1998 года в период времени с 0 часов до 2 часов 30 минут в г. Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края при следующих обстоятельствах.

3 июля 1998 года К.А., К.С., К.Т., Г. распивали спиртное. 4 июля 1998 года в квартире <...> К.А. предложил К.С. совершить убийство водителя какого-нибудь автомобиля, чтобы облегчить угон этого автомобиля.

Тогда же, там же К.А. предложил К.С. взять кухонный нож для совершения убийства и угона, а сам бритвенным лезвием. Затем К.А. и К.С. договорились между собой о том, что они остановят автомобиль, К.А. сядет на заднее сиденье за спиной водителя, К.С. сядет на сиденье рядом с водителем, потом они остановят машину, К.А. ударит водителя бритвенным лезвием по горлу, К.С. - ножом.

В дальнейшем К.А., реализуя сговор с К.С. об убийстве и угоне, действуя совместно с К.С., желая убить водителя и угнать автомобиль, около ворот детской инфекционной больницы остановил автомашину ВАЗ-2106, находившуюся в собственности гр-ки П.Н., которой управлял по доверенности водитель П.С., и попросил отвезти их в район "6 участка", на что тот согласился.

К.А. в районе "6 участка" попросил П.С. остановить автомобиль. Реализуя сговор с К.С. об убийстве водителя и угоне автомобиля, с целью убийства и угона, нанес бритвой несколько ударов по горлу П.С. и крикнул К.С.: "Бей!". К.С., с целью убийства и угона, нанес удар ножом в грудь П.С. и оставил нож в ране.

К.А., с целью убийства и угона, схватил рукой оставленный в груди П.С. нож и нанес им не менее шести ударов в область груди потерпевшему.

Смерть П.С. наступила через непродолжительный промежуток времени от 4 колото-резаных проникающих ран передней поверхности грудной клетки с обеих сторон с повреждением легких, сердца, сердечной сорочки, приведших к обильной кровопотере.

Неправомерно завладев автомобилем, К.С. и К.А. переместили труп П.С. на переднее пассажирское сиденье, К.С. сел за руль, К.А., К.Т., Г. сели на заднее сиденье автомобиля. Затем К.А. и К.С. увезли труп П.С. в район нового моста через реку Силинка и там сбросили труп. Автомобиль П.Н. остановили на обочине проезжей части ул. Лазо.

В дальнейшем К.А. и К.С., желая скрыть следы убийства и угона, решили уничтожить автомобиль П.Н. путем поджога в месте, удаленном от проезжей части ул. Лазо, достаточно скрытом от посторонних глаз.

С этой целью они столкнули автомобиль в кювет, где К.А. поджег его.

В результате действий осужденных автомобиль П.Н. полностью сгорел и стал непригодным для использования по целевому назначению, чем причинен значительный ущерб на сумму 20000 деноминированных рублей.

В надзорной жалобе осужденный К.С. считает, что за угон автомашины и его уничтожение осужден необоснованно.

Умысла на убийство потерпевшего не было, поэтому его действия надлежит квалифицировать по ст. 111 УК РФ. Суд неправильно признал обстоятельствами, отягчающими наказание, диспозицию преступлений, за которые он осужден.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению частично.

Выводы суда о виновности К.С. в инкриминируемых деяниях основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых дан в производстве.

Так, в ходе предварительного следствия К.С. последовательно утверждал, что он с братом, вооружившись ножом и бритвой, решили убить водителя и угнать автомобиль. Остановив П.С., они сели в его машину и через некоторое время по команде брата он ударил потерпевшего ножом в грудь. Брат также бил ножом П.С. Завладев автомашиной, они покатались на ней, затем отогнали в кювет, где К.А. ее поджег. Свои показания он подтвердил на месте происшествия.

Осужденный К.А. пояснил, что он принимал участие в убийстве П.С. и поджоге его автомашины.

Из показаний свидетелей К.Т. и Г., в том числе и с выходом на место преступления, усматривается, что осужденные договорились убить водителя и угнать автомашину, для чего вооружились ножом и бритвой. Они сели в автомобиль П.С. После остановки они вышли, а в машине остались осужденные. Через некоторое время увидели, что водитель убит. Поездив на автомашине, К. откатили ее в кювет, где она и была сожжена.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть П.С. последовала от колото-резаных ранений грудной клетки.

Нанося удар ножом потерпевшему в места расположения жизненно важных органов, К.С. действовал с умыслом, направленным на его убийство. После этого К.С. с братом угнали автомобиль, который при пособничестве К.С. был сожжен.

С учетом изложенного действия К.С. правильно квалифицированы по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 166 УК РФ.

Вместе с тем, как усматривается из приговора суда, К., желая скрыть следы убийства и угона, решили уничтожить автомобиль в удаленном и достаточно скрытом от посторонних глаз месте, в кювете дороги.

Этот способ уничтожения машины не создавал угрозы распространения огня на другие объекты, поэтому содеянное К. следует переквалифицировать со ст. ст. 33 и ч. 2 ст. 167 на ст. 33 и ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Кроме того, при назначении К.С. меры наказания суд учел в качестве отягчающих обстоятельств пособничество умышленному уничтожению чужого имущества, с целью скрыть другое преступление.

Однако, как усматривается из перечня обстоятельств, отягчающих наказание и указанных в ст. 63 УК РФ, который является исчерпывающим, таковых в нем не приведено.

Тем более, что соучастие в умышленном уничтожении имущества с целью сокрытия другого преступления входит в состав объективной стороны преступления, за которое К.С. осужден, поэтому дополнительно оно не могло учитываться при назначении наказания.

При таких данных указанные отягчающие наказание обстоятельства подлежат исключению из приговора.

В качестве смягчающих наказание К.С. обстоятельств суд признал активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления.

Учитывая эти обстоятельства, Президиум считает необходимым снизить наказание, назначенное К.С.

Руководствуясь ст. 408 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу К.С. удовлетворить частично.

2. Приговор Хабаровского краевого суда от 9 июня 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 октября 1999 года в отношении К.С., исключить указание на отягчающее наказание обстоятельство - пособничество умышленному уничтожению чужого имущества, с целью скрыть другое преступление.

Переквалифицировать действия К.С. со ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на ст. 33 и ч. 1 ст. 167 УК РФ и назначить по ней 1 год лишения свободы.

Снизить К.С. наказание по ч. 4 ст. 166 УК РФ до 6 лет лишения свободы, по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 11 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначить К.С. наказание в виде 14 лет лишения свободы.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"