||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июля 2003 года

 

Дело N 6-кп003-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Анохина В.Д. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 9 июля 2003 года кассационным жалобам осужденного Т., адвоката Азанова П.А. на приговор Рязанского областного суда от 5 февраля 2003 года, которым

Т., <...>, житель г. Рязани, несудимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по совокупности совершенных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В., объяснение адвоката Азанова П.А. и потерпевшей А., мнение прокурора Хомицкой Т.П. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Т. осужден за убийство А.С. при разбое, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре областного суда.

В кассационных жалобах Т. ссылается на несправедливость приговора, непричастность к преступлению, просит проверить дело и принять справедливое решение.

Адвокат Азанов П.А. в кассационных жалобах ссылается на то, что соучастниками преступления могут быть лишь вменяемые физические лица и если один из физических лиц, участвующих в преступлении, является невменяемым, то другое физическое лицо, участвующее в таком преступлении и являющееся вменяемым не может нести уголовную ответственность за совершение преступления группой лиц.

С учетом этого, адвокат выражает несогласие с юридической оценкой действий Т., как совершенных группой лиц по предварительному сговору. По мнению адвоката, в действиях Т. в процессе убийства нет особой жестокости, ибо множественность телесных повреждений нанесенных потерпевшему в процессе убийства не свидетельствует об особой жестокости. Т. не осознавал, что причиняет особые мучения и страдания.

Корыстный мотив убийства не подтвержден и доказательств вины Т. в разбое в приговоре не приведено.

Не учтено, что все действия Т. совершил под "психическим принуждением" Г., т.к. боялся, что Г. его убьет. Он находился в состоянии крайней необходимости и не должен отвечать за убийство.

Суд не учел, что Т. сам пришел в прокуратуру и рассказал об убийстве. Он частично признавал свою вину, признал, что по требованию Г. нанес 4 удара отверткой А.С. в грудь, а затем совершил кражу имущества потерпевшего. Имущество, на которое обращена конфискация, Т. не принадлежит, а принадлежит его сестрам, суд это не учел.

Следовало проверить, мог ли Т. попасть под влияние Г., для чего следовало назначить психолого-психиатрическую экспертизу. Кроме того, не проверено, не могло ли стать причиной ссоры между Г. и А.С. то обстоятельство, что у них была общая знакомая Л., с которой они оба были в близких отношениях. Таким образом, приговор вынесен по неисследованным обстоятельствам и подлежит отмене.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного и его защитника, Судебная коллегия не нашла оснований к отмене или изменению приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах.

Вина Т. в преступлениях подтверждена рассмотренными в суде доказательствами, а его действиям дана правильная юридическая квалификация.

Доводы кассационных жалоб о неполноте судебного следствия, невыяснения мотивов убийства А.С. не основаны на материалах дела.

Как правильно указал в приговоре суд, до убийства А.С. Т. и Г. уединялись и о чем-то беседовали, тщательно скрывая характер беседы.

Судом установлено, что Т. договорился о встрече с А.С. по телефону в 23 часа 57 минут 20 мая 2002 года (т. 1 л.д. 245 - 247), после чего он и Г. направились к А.С.

На предварительном следствии и в суде Т. не отрицал, что он принимал активное участие в лишении жизни А.С. в завладении, а затем и в реализации принадлежащего ему имущества.

Согласно его показаниям на допросе в качестве обвиняемого 3 июня 2002 года (т. 1 л.д. 130 - 134) он и Г. одновременно и согласованно напали на А.С. А.С. оказывал отчаянное сопротивление, кричал о помощи, но они двумя ножами и отвертками убили его, после чего сразу же стали собирать принадлежащее А.С. имущество и унесли к себе домой. За имуществом А.С. они приходили дважды. Впоследствии часть имущества продали, часть имущества спрятали, часть уничтожили.

Таким образом, вывод суда о характере действий Т. в отношении потерпевшего А.С. и принадлежащего А.С. имущества является обоснованным. Все действия Т. свидетельствуют о направленности умысла Т. на убийство А.С. с целью завладения принадлежащим потерпевшему имуществом по предварительному сговору с другим лицом.

Ссылки на то, что не установлен мотив убийства А.С., не могут быть приняты во внимание.

То обстоятельство, что Г. признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности не освобождает Т. от уголовной ответственности за преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Судом установлено, что Т. умышленно вступил в сговор с другим лицом на совершение убийства и разбойного нападения. Он сознавал общественную опасность совершаемых действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий от совместных действий, и желал наступления таких последствий от совместных действий с лицом, с которым он вступил в сговор.

То обстоятельство, что лицо, с которым вступил в сговор Т., признано впоследствии невменяемым, не влияет на оценку действий самого Т., определяемых его умыслом.

Ссылки на то, что Т. совершил преступление под принуждением, в состоянии крайней необходимости, опровергаются изложенными выше доказательствами, в том числе и показаниями самого Т.

Вывод суда о виновности Т. об убийстве А.С. с особой жестокостью основан на материалах дела.

Суд установил, что полностью согласованными действиями Т. и другого лица, в процессе лишения жизни А.С. несколькими орудиями было нанесено 80 телесных повреждений в грудь голову, шею, что свидетельствует о проявлении особой жестокости, стремлении причинить в процессе убийства особые страдания и мучения потерпевшему.

Доказательства исследованы достаточно полно, им дана правильная оценка в приговоре.

Мера наказания Т. назначена в соответствии с законом. Суд обоснованно не признал, что Т. сделал явку с повинной, ибо о совершенном им преступлении было известно компетентным органам и он был объявлен в розыск.

Состояние здоровья Т. при решении вопроса о наказании судом учитывалось.

Психическое состояние его исследовано с достаточной полнотой, необходимости в проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы не было.

Назначенное Т. наказание является справедливым.

Вопрос об исключении из описи имущества на которое обращена конфискация, может быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства.

Для отмены или изменения приговора оснований нет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Рязанского областного суда от 5 февраля 2003 года в отношении Т. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.В.КОЧИН

 

Судьи

В.Д.АНОХИН

В.В.МИКРЮКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"