||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2003 года

 

Дело N 66-Г03-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                         Беспаловой З.Д.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими некоторых положений Закона Иркутской области от 7 марта 2002 г. N 8-ОЗ "О профилактике наркомании и токсикомании в Иркутской области" по кассационной жалобе Законодательного Собрания Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 25 апреля 2003 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Беспаловой З.Д., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими абзацев 2 и 3 статьи 17, абзаца 1 пункта 6 статьи 16 (части слов "кроме случаев, предусмотренных ст. 17 настоящего Закона"), абзаца 3 пункта 2 и абзаца 4 пункта 3 статьи 20 Закона Иркутской области от 7 марта 2002 г. N 8-ОЗ (в редакции Закона Иркутской области от 7 октября 2002 г. N 40-ОЗ) "О профилактике наркомании и токсикомании в Иркутской области".

В обоснование своих требований указал, что положениями абзаца 2 и 3 статьи 17 названного Закона предусмотрены основания и порядок госпитализации в наркологический стационар больного наркоманией без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а состояние здоровья, вызванное наркоманией, является тяжелым и обуславливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих;

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворить свои основные жизненные потребности;

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния, если лицо будет оставлено без наркологической помощи, а положениями абзаца 1 пункта 6 статьи 16 этого Закона запрещается в добровольном порядке прием в наркологические реабилитационные центры в случаях, предусмотренных ст. 17 Закона Иркутской области.

Данные нормы, по мнению прокурора, противоречат статьям 1, 54 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах", определяющим признаки наркомании и лиц, больных наркоманией, порядок предоставления медицинской помощи несовершеннолетним больным наркоманией, а также лицам, больным наркоманией, находящимся под медицинским наблюдением и продолжающим потреблять наркотические средства или психотропные вещества без назначения врачей либо уклоняющимся от лечения, лицам, осужденным за совершение преступлений и нуждающимся в лечении от наркомании; статье 34 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1, устанавливающей порядок предоставления медицинской помощи лицам, страдающим заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лицам, страдающим тяжелыми психическими расстройствами, или лицам, совершившим общественно опасное деяние; нормам Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (в последующих редакциях), устанавливающим порядок предоставления медицинской помощи в недобровольном порядке лицам, страдающим тяжелыми психическими расстройствами.

Далее в заявлении прокурором указывается о незаконности оспоренных им абзаца 3 пункта 2 и абзаца 4 пункта 3 статьи 20, устанавливающих основания для направления несовершеннолетних в учреждения системы социальной защиты населения, основания и порядок принудительного помещения их в специализированные учреждения социальной защиты, осуществляющие профилактику наркомании и токсикомании, в связи с противоречием их статьям 5 и 13 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (в последующей редакции), определившим категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа, а также категорию несовершеннолетних и основания их помещения в указанные учреждения.

Представители Законодательного Собрания и Губернатора Иркутской области требования прокурора не признали, указав на необоснованность доводов его заявления.

Решением Иркутского областного суда от 25 апреля 2003 года заявление прокурора удовлетворено. Признаны противоречащими Федеральному закону и недействующими абзацы 2 и 3 статьи 17, слова абзаца 1 пункта 6 статьи 16 "...кроме случаев, предусмотренных ст. 17 настоящего Закона", абзац 3 пункта 2 и абзац 4 пункта 3 статьи 20 Закона Иркутской области от 7 марта 2002 года N 8-ОЗ "О профилактике наркомании и токсикомании в Иркутской области".

Представитель Законодательного Собрания Иркутской области подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым отказать в удовлетворении заявления. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с частью 1 статьи 22 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (часть 1 статьи 45 Конституции Российской Федерации).

В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина; права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (части 2 и 3 Конституции Российской Федерации).

Согласно п. "б" статьи 72 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В их совместном ведении находится и координация вопросов здравоохранения (п. "ж" статьи 72 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с частями 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, законы и нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Таким образом, в Российской Федерации каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Гарантированные защитой государства права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации могут быть ограничены только федеральными законами и в случаях, установленных названной нормой Конституции Российской Федерации. Данные вопросы находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Принимаемые по вопросам совместного ведения законы субъектов должны соответствовать федеральным законам, в случае противоречия действует федеральный закон.

Анализируя содержание оспоренных прокурором норм Закона Иркутской области от 7 марта 2002 года N 8-ОЗ "О профилактике наркомании и токсикомании в Иркутской области", суд правильно сделал вывод о их незаконности в связи с противоречием вышеприведенным нормам федерального законодательства.

Доводы, приведенные представителем Законодательного Собрания Иркутской области в обоснование своих возражений против требований, заявленных прокурором, были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им дана правильная правовая оценка.

Доводы кассационной жалобы об отмене решения суда по существу сводятся к неправильному применению судом норм материального права, с чем нельзя согласиться по вышеуказанным основаниям.

Нарушения судом норм материального права, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Иркутского областного суда от 25 апреля 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Иркутской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"