||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июля 2003 г. N 12-о03-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Семенова Н.В. и Эрдыниева Э.Б.

рассмотрела в судебном заседании 4 июля 2003 года

кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Сасиной О.А. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 18 апреля 2003 года, по которому

М., <...>, судимый 8 апреля 1997 года по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 1 февраля 2000 года по отбытии наказания,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения адвоката Сасиной О.А. по доводам жалобы, мнение прокурора Глумовой Л.А., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения,

судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за убийство потерпевшего П., совершенное 23 января 2003 года в г. Йошкар-Оле при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный просит приговор отменить и дело прекратить, утверждает, что преступления не совершал, на следствии он оговорил себя, придумал обстоятельства совершения преступления, у П. было много врагов, но следствие не проверяло другие версии, протокол выемки ножа является недопустимым доказательством, дает оценку показаниям потерпевшего и свидетелей, другим доказательствам, и считает, что его вина не доказана, при нормальном лечении смерть потерпевшего не наступила бы, суду надлежало назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу для установления этих обстоятельств;

адвокат Сасина в защиту осужденного просит приговор отменить и дело прекратить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, считает, что судом не установлено время и способ совершения преступления, указывает, что протокол выемки ножа является недопустимым доказательством, приговор основан на противоречивых показаниях М., дает оценку показаниям потерпевшего, свидетелей, другим доказательствам и делает вывод о том, что вина М. не доказана, следствием не проверены другие версии, квалификация действий М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ является неправильной, т.к. потерпевший после операции находился в состоянии средней тяжести, при нормальном лечении смерть П. не наступила бы.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ганеева О.Ю. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осужденного в содеянном материалами дела доказана.

Осужденный М. на предварительном следствии показал, что с П. у него сложились неприязненные отношения, он подозревал его в краже имущества Ч. в 2000 году. 23 января 2003 года после совместного употребления спиртного с П., после того, как отец П. ушел спать, он и П. поругались, П. ударил его по лицу, а он, М., взяв со стола нож, ударил им П. в область шеи, затем стал утверждать, что П. первым хотел ударить его ножом, но он вырвал у него нож и сам ударил ножом П.

В судебном заседании М. показал, что после конфликта с П. он ушел из его дома, пошел к Ш., где его и Ш. задержали работники милиции, от которых он узнал, что П. с ножевым ранением отправлен в больницу. При доставлении в милицию в автомашине Ш. предложил ему, чтобы он взял вину на себя, поэтому он на следствии дал такие показания.

Однако доводы осужденного опровергаются исследованными судом доказательствами.

Так, свидетель Ш. показал, что в процессе употребления спиртного между П. и М. возник конфликт по поводу жены М., П. хватался за нож, грозил М., тот также угрожал П., но затем они помирились, и он ушел домой. Вечером его задержали работники милиции, посадили в автомашину, в которой уже находился М., который сказал, что не знает, за что его задержали. Он М. не предлагал взять вину на себя, о случившемся с П. они не разговаривали, о том, что П. ранен ножом, узнал в милиции.

Из показаний свидетеля К., работника милиции, видно, что после задержания М. признался в причинении телесных повреждений П., сожалел, что не убил его. В отделе милиции он получил объяснение от М., который пояснил, что после употребления спиртного дома у П. возникла ссора, П. ударил его, а он схватил нож и ударил П. ножом в шею.

Свидетели К.Л. и Ж., работники милиции, доставлявшие М. и Ш. в отдел милиции, показали, что в автомашине задержанные не разговаривали, ничего не обсуждали.

Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего П. наступила от менингоэнцефалита, возникшего вследствие повреждения оболочек и вещества спинного мозга, явившихся следствием колото-резаного ранения шеи. Из акта экспертизы также видно, что потерпевший был доставлен в больницу с ножом в ране, после операции потерпевший находился сначала в состоянии крайней тяжести, затем в состоянии средней степени тяжести, а с 27 января 2003 года наступило резкое ухудшение состояния, в связи с чем принимались меры для предотвращения вторичного менингита, однако они не дали результатов, был диагностирован вторичный менингоэнцефалит, от которого наступила смерть.

Исследовав это заключение, другие медицинские документы в отношении П., суд отверг доводы осужденного и защиты о том, что П. не проводилось надлежащее лечение, пришел к правильному выводу о том, что нанесение им удара ножом в жизненно важный орган потерпевшего, в результате чего был пересечен позвоночник и поврежден спинной мозг, свидетельствует об умысле осужденного на убийство.

Оснований для проведения дополнительной судебно-медицинской экспертизы, как об этом ставит вопрос в жалобе осужденный, не имеется.

Судом проверялись обстоятельства изъятия ножа из больницы, суд пришел к выводу о том, что протокол изъятия ножа является допустимым доказательством, свое решение мотивировал.

Проверялись судом и доводы осужденного о том, что убийство П. могли совершить иные лица, но с учетом исследованных доказательств обоснованно были отвергнуты.

Суд, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что смерть потерпевшего наступила в результате умышленных действий осужденного, отвергнув его доводы о самооговоре и непричастности к этому преступлению.

Соглашаясь с такой оценкой суда, судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденного и адвоката.

Действия осужденного судом квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 18 апреля 2003 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"