||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2003 г. N 67-о02-92

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Коннова В.С.,

судей Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2003 года кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Асанова В.А. на приговор Новосибирского областного суда от 19 августа 2002 года, которым

С., <...>, русский, с неполным средним образованием, не работавший, ранее судимый 28 декабря 1999 года по ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы, освобожден 27 декабря 2001 года по отбытии срока наказания, -

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С. в пользу С.Е. в возмещение морального вреда 100000 руб.

С. признан виновным и осужден за убийство на почве неприязненных отношений троих человек: С.А., 1939 года рождения, и спавших С.А.А., 1981 года рождения, и С.Н., 1948 года рождения.

Преступление совершено им в ночь на 23 марта 2002 года в пос. Криводановка Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного С., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Шаруевой М.В., полагавшей судебное решение в отношении С. законным, обоснованным и справедливым, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный С. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на неправильную квалификацию его действий, полагает, что они должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 108 УК РФ как убийство при превышении пределов необходимой обороны. Утверждает, что он не помнит, как убил С.А.А. и С.Н. По его мнению, доказательства оценены неверно;

- адвокат Асанов В.А. в защиту интересов осужденного С. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный С. в своей жалобе. Кроме того, адвокат С. - Асанов указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; считает неверным вывод суда о наличии у С. умысла на убийство троих лиц; полагает, что С. не знал о нахождении С.Н. в квартире; по его мнению, вина С. в убийствах С.А.А. и С.Н. не доказана. Как полагает адвокат Асанов, суд необоснованно отказал в назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении С.

В возражениях государственный обвинитель Дуденко Н.И. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении С. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность С. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы жалоб об обстоятельствах происшедшего, аналогичные приведенным в судебном заседании, проверялись судом и получили правильную оценку в приговоре.

Как следует из имеющихся в деле показаний самого С., потерпевшего С.Е. и свидетеля А., постановления об административном правонарушении С. от 11 февраля 2002 года у С. с семьей С-ных сложились конфликтные отношения, связанные с неправильным поведением самого С. Данные обстоятельства в жалобах не оспариваются.

Потерпевший С.Е. пояснял, что С.А.А. и С.А. написали заявление о вымогательстве денег С. Узнав об этом, С. сказал С.А.А. и его родителям - С.А. и С.Н., что убьет их. В феврале 2002 года С.А.А., С.А. и С.Н. рассказали ему, что С. заявил им, что если они пойдут в милицию, то он их зарежет.

Из приведенных показаний потерпевшего С.Е. следует, что до происшедшего С. высказывал угрозу убийством семье С-ных.

Убийство С. С.А. в жалобах не оспаривается.

Ссылка в жалобах о нахождении С., 1980 года рождения, при убийстве С.А., 1939 года рождения, в состоянии превышения необходимой обороны является несостоятельной.

Утверждая о нападении на него с ножом С.А., С. пояснял в ходе предварительного следствия, что:

- он увернулся, перехватил нож и ударил им несколько раз С.А. в область груди (л.д. 96);

- он выхватил у С.А. из руки нож и нанес ему удары (л.д. 148);

- он перехватил руку С.А., заломил ее и выдернул нож (л.д. 109);

- он перехватил руку С.А. и выбил из нее нож, после чего он взял этот нож и нанес им удары С.А. (л.д. 105).

В судебном заседании подсудимый С. пояснял, что:

- когда С.А. с ножом кинулся на него, он выбил у него нож (л.д. 229);

- он схватил С.А. за руку и вырвал у него нож (л.д. 231);

- он заломил руку С.А. (ее кисть) и нож сам выпал ему в руку (л.д. 234).

Таким образом, показания С. об обстоятельствах появления у него ножа противоречивы и непоследовательны.

Объективно они опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что никаких (в том числе - характерных для удара по руке (выбивания), хватания за руку, ее заламывания, выкручивания) телесных повреждений у С.А. в области верхних конечностей не имелось. Сам подсудимый С. также пояснял, что от завладения им ножом (в том числе - резаных ран ладонной поверхности руки, характерных для выхватывания, выдергивания ножа из руки нападавшего) у него телесных повреждений не было (л.д. 234).

При таких данных и с учетом предшествующей высказанной С. угрозы убийством суд пришел к правильному выводу о том, что нож в целях убийства С. взял со стола в кухне.

Кроме того, С. в ходе предварительного следствия пояснял, что когда он выбил у С.А. нож, то затем он взял этот нож и за то, что тот пытался его зарезать, нанес несколько ударов С.А. ножом в грудь (л.д. 105), то есть наносил удары не в целях самообороны, а на почве мести.

В судебном заседании подсудимый С. пояснял, что после того, как он выхватил нож, С.А. опасности для него не представлял и с какой целью он нанес ему удары ножом, он не помнит (л.д. 231).

Указанные показания С., а также - количество нанесенных им ударов ножом С.А. (не менее 12), не подтверждают доводов жалобы о нахождении С. в состоянии необходимой обороны (при каждом из нанесенных им ножевых ударов) при ее превышении.

В своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", С. указывал, что он нанес удары ножом С.А.А. и С.Н., когда каждый из них находился на кровати (л.д. 96). При последующих допросах он пояснял, что он нанес удары ножом С.А.А., а затем - С.Н. (л.д. 105, 109, 149).

В судебном заседании подсудимый С. пояснял, что он "действительно убил трех человек" (л.д. 229), все повреждения, указанные в актах судебно-медицинских экспертиз, С.А.А. и С.Н. причинил он (С.) - л.д. 242.

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть С.А., С.А.А., С.Н. наступила в один и тот же период времени.

Свидетель А. поясняла, что пришедший в ней ночью 23 марта 2002 года С. сообщил, что он убил С-ных, что С.А. он убивал долго, а С.А.А. убил быстро (С.А. было нанесено, как видно из материалов дела, не менее 12 ударов ножом, а С.А.А. - не менее 3).

Аналогичными показаниями свидетеля Е.

Сам С. пояснял в ходе предварительного следствия, что после происшедшего он пришел к А. и сказал, что он убил семью С-ных (л.д. 149).

Причастность других, кроме С., лиц к смерти С.А.А. и С.Н. из материалов дела не усматривается.

При таких данных и с учетом предшествующего высказывания С. угрозы об убийстве всей семьи С-ных вывод суда о доказанности виновности С. в убийстве С.А.А. и С.Н. соответствует совокупности имеющихся доказательств.

Показания С. об обстоятельствах убийства им С.А.А. и С.Н. противоречивы, непоследовательны и суд правильно признал их недостоверными.

Так, при допросе 2 апреля 2002 года С. пояснял об отсутствии нападения на него С.А.А. и С.Н. Он пояснял, что после нанесения ударов ножом отцу - С.А. он стал выходить с ножом в комнату и при этом нанес ему несколько ударов ножом. С.А.А. упал на кровать. Он стал выходить из его комнаты, а навстречу ему из своей комнаты вышла С.Н. Он и ее стал заталкивать в комнату и при этом нанес ей удары ножом в грудь. Она упала на кровать (л.д. 109).

При последующем допросе 17 июля 2002 года С. показания изменил и стал утверждать, что вышедший из комнаты С.А.А., увидев в его руке нож с кровью, бросился на него с кулаками, хотел ударить (л.д. 149).

В судебном заседании он пояснял, что не помнит, как все происходило с С.А.А. и С.Н. Может, все было так, как указано в обвинении (л.д. 232).

Из заключений судебно-медицинских экспертиз видно, что ни у С.А.А., ни у С.Н. не имелось никаких телесных повреждений, характерных для их толкания (кровоподтеков, ссадин), или для самообороны (в том числе - колотых, резаных ран верхних конечностей).

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что трупы С.А.А. и С.Н. на кроватях располагались не перпендикулярно им, с нахождением ног на полу, что характерно для падения на кровать от толчка. Из данных протоколов видно, что их трупы полностью находились на кроватях, их головы располагались на подушках, обуви на них не было, она стояла около кроватей, позы трупов были характерны для спавших людей. Одежда на их трупах была пропитана кровью в местах, соответствующих ранениям груди; потеков, вертикальных дорожек капель крови, характерных для нанесения ранения в горизонтальном положении - не имелось.

При таких данных и с учетом данных заявления С., именуемого им "явкой с повинной" о нанесении ударов С.А.А. и С.Н., когда каждый из них находился на кроватях, суд пришел к правильному выводу об убийстве С.А.А. и С.Н. во время сна.

Обнаружению на месте происшествия лишь ручки ножа и отсутствия на одежде С. следов крови (при признании им убийства С.А. и нанесения ударов ножом С.А.А. и С.Н.) суд дал в приговоре правильную оценку.

Ссылка в жалобе адвоката Асанова на то, что С. не знал о наличии в квартире С.Н., - несостоятельна.

Как следует из материалов дела, С. проживал в том же доме, где и пострадавшие С-ны, он их знал, неоднократно бывал в их квартире и знал состав их семьи. Происшедшее имело место в ночное время - после 00 часов 23 марта 2002 года.

Сам С. пояснял в судебном заседании, что когда он пришел в квартиру С-ных, то С.Н. не видел, но предполагал, что она спит в комнате, "где же ей быть ночью" (л.д. 231, 232, 246).

При таких данных и с учетом ранее высказанной С. угрозы убить С.А.А. и его родителей - С.А. и С.Н., фактического убийства им в одно время, без какого-либо значительного разрыва во времени, последовательного одного за другим С.А., С.А.А. и С.Н., суд пришел к правильному выводу о наличии у С. умысла на убийство трех лиц.

Кроме того, постановка адвокатом Асановым в жалобе вопроса об отсутствии у С. первоначального умысла на убийство С.Н. в качестве третьего лица, направлена на ухудшение положения осужденного С. Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 27 января 1999 года "О судебной практике по делам об убийстве" суд вправе изменить квалификацию действий виновного с п. "а" на п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и наоборот. Таким образом, в случае переквалификации действий С. по эпизоду убийства С.Н. с п. "а" на п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и оставления квалификации действий С. по эпизодам убийств С.А. и С.А.А. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, объем общей виновности С. будет увеличен, вместо одного (п. "а") пункта ч. 2 ст. 105 УК РФ указанная переквалификация повлечет за собой его осуждение по двум пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ - п. п. "а", "н". Такое ухудшение положения осужденного по жалобе его защитника УПК РФ не предусматривает.

Ссылка в жалобах на то, что С. в ходе предварительного следствия показания давал под диктовку сотрудников милиции - несостоятельна. Из его заявления, именуемого "явкой с повинной", следует, что он писал его собственноручно и указывал в нем, что писал его "без физического и психического воздействия" (л.д. 96). Все его допросы проводились в присутствии и с участием его защитника (л.д. 99, 103 - 106, 108 - 109, 148 - 149) и каких-либо заявлений о применении незаконных методов расследования не поступало. Кроме того, осмотр места происшествия с его участием проводился с участием понятых и осуществлялась его видеозапись, которая также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Не подтверждает эти доводы и факт отказа С. давать показания при его допросе 30 марта 2002 года (л.д. 99). Из протоколов следует, что показания он давал с его согласия, по его желанию, указывал в протоколах, что с его слов (от работников милиции) показания записаны верно. Его допросы проводились следователем прокуратуры и в протоколах не имеется данных о присутствии при его допросах сотрудников милиции. В судебном заседании подсудимый С. пояснял, что его "сотрудники милиции не били, не угрожали, не заставляли оговаривать себя. Показания он давал добровольно" (л.д. 233). Он "показания давал при адвокате, давления на него не оказывалось" (л.д. 246).

Участие адвоката при написании задержанным какого-либо заявления, независимо от того, как задержанный его именует (в том числе - и "явкой с повинной"), УПК РСФСР не предусматривал.

Утверждение адвоката Асанова в жалобе на незаконность административного ареста С. - несостоятельно, как поясняла свидетель А., когда ночью 23 марта 2002 года она спала, пришел пьяный С., стал стучать, требовал открыть, он ей мешал и она направила его домой (л.д. 25 - 26, 80). Сам С. пояснял, что к административной ответственности его привлекли за то, что он поругался с А. и устроил в подъезде дебош (л.д. 106). Из постановления судьи от 25 марта 2002 года видно, что в 2 часа ночи 23 марта 2002 года С., будучи в пьяном виде, находясь около кв. <...>, пинал в дверь, выражался нецензурно в адрес А., нарушив общественный порядок и спокойствие граждан. Виновным себя он полностью признал (л.д. 279).

Кроме того, данное постановление судьи вступило в законную силу, оно не отменено в установленном законом порядке, и никто, в том числе - адвокат Асанов, не вправе утверждать о незаконности привлечения С. к административной ответственности. Закон не запрещает проведение следственных действий с административно арестованным.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Психическое состояние С. судом исследовано.

Из материалов дела следует, что на учете у психиатра С. не состоял, его наследственность не отягощена. Сам он пояснял, что после убийств прошел в ванную комнату, вымыл руку от крови, затем он собрал и забрал с собой вещи С-ных из их квартиры (две банки консервированных грибов, чай, хлеб и другое). Перед уходом из квартиры он бросил горящую спичку на коврик на полу в квартире и от этого случился пожар.

Свидетель А. поясняла, что состояние пришедшего к ней после происшедшего С. было нормальным, спокойным, ничего необычного в его состоянии не было. Он просил создать ему алиби.

В отношении С. проведена судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. При этом, как видно из акта, экспертам было известно о заявлении С. о "туберкулезе мозга" и операциях на голове. Эксперты пришли к выводу, что С. в полной мере осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и мог руководить ими. Он не находился в состоянии аффекта либо ином выраженном эмоциональном состоянии. Акт экспертизы требованиям закона соответствует.

С учетом осмысленности, целенаправленных действий С., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда и галлюцинаций он обоснованно признан вменяемым и предусмотренных законом оснований для назначения в отношении него повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы - не имелось.

Кроме того, как следует из материалов дела, ранее С. осуждался по приговорам от 28 декабря 1999 года (по ч. 3 ст. 213 УК РФ) и от 4 октября 2000 года (по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ), то есть признавался вменяемым в совершении указанных преступлений.

Наказание С. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, С. ранее отбывал наказание в виде лишения свободы, но данный вид наказания не привел его к исправлению, он вновь совершил новое умышленное, более тяжкое преступление.

Назначение С., умышленно лишившему жизни трех человек, наказания в виде пожизненного лишения свободы и назначение ему вновь наказания в виде лишения свободы на определенный срок, нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим им. С. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено право лица, уже осужденного, знакомиться со всеми материалами уголовного дела, о чем С. было правильно разъяснено судьей (л.д. 296). С протоколом судебного заседания он ознакомлен, копия приговора ему вручена, копия жалобы адвоката Асанова ему также вручена.

Кроме того, по окончании предварительного следствия он был ознакомлен с материалами дела, собственноручно указывал в протоколе, что с материалами дела ознакомился в полном объеме, времени для ознакомления было достаточно (л.д. 203). Исследование всех доказательств в судебном заседании проводилось в его присутствии и с его участием. Таким образом, нарушения права С. на ознакомление с материалами дела не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, подсудимый С. и другие участники процесса не заявляли ходатайства об истребовании из учреждения УФ-91/10 данных о состоянии здоровья С. Сбор дополнительных доказательств по делу в компетенцию суда второй инстанции не входит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 19 августа 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Асанова В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Е.В.ДУБРОВИН

Р.С.ЧАКАР

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"