||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 июля 2003 г. N 318п03

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе С. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 января 2002 г. в отношении нее.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В., изложившего обстоятельства материалов дела, содержание всех состоявшихся по делу судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление С., поддержавшей доводы жалобы, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., возражавшего против удовлетворения жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 января 2002 г. постановление судьи Трусовского районного суда г. Астрахани от 4 октября 2000 г. и определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 25 января 2001 г. в части признания необоснованным постановления следователя от 22 ноября 1999 г. о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 3 ст. 129 УК РФ в отношении С. отменено. Кроме того, отменено постановление президиума Астраханского областного суда от 25 апреля 2001 г. и производство по жалобе С. в этой части прекращено. В остальном судебные постановления оставлены без изменения.

Основанием для принятия Судебной коллегией данного решения послужили следующие обстоятельства.

23 ноября 1998 г. С. обратилась в прокуратуру Наримановского района Астраханской области с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, изнасиловавших ее 22 ноября 1998 г. и причинивших телесные повреждения. Впоследствии она указала, что подозревает в совершении преступления К.О., В. - сына адвоката юридической консультации Наримановского района Астраханской области, К.Р. - сына судьи Наримановского суда Астраханской области. По результатам проверок ее заявления в возбуждении уголовного дела было отказано 3 декабря 1998 г., 15 февраля и 28 декабря 1999 г. и 10 апреля 2001 г.

12 ноября 1999 г. в прокуратуру Наримановского района поступило заявление В. с просьбой привлечь С. за заведомо ложный донос о совершении им тяжкого преступления. 22 ноября 1999 г. в от ношении С. возбуждено уголовное дело по ст. 129 ч. 3 УК РФ, а 27 января 2000 г. ей предъявлено обвинение по ст. ст. 129 ч. 3, 306 ч. 2 УК РФ.

10 марта 2000 г. к ней применена мера пресечения в виде заключения под стражу, а 14 марта 2000 г. назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза и в связи с ее проведением она с 28 марта по 28 апреля находилась в стационаре (стражном отделении) Астраханского государственного учреждения здравоохранения "Психиатрия". Согласно заключению комиссионной стационарной судебно-психиатрической и психологической экспертизы от 28 апреля 2000 г., С. психическим заболеванием не страдала ранее и не страдает в настоящее время, ее рекомендовано считать вменяемой.

13 апреля мера пресечения ей изменена на подписку о невыезде и 14 апреля 2000 г. она переведена в нестражное отделение.

Постановлениями следователя прокуратуры от 20 и 22 мая 2000 г. уголовное дело по обвинению С. по ст. ст. 306 ч. 2 и 129 ч. 3 УК РФ прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления. Постановлением прокурора района от 30 мая 2000 г. эти постановления следователя отменены и дело прекращено в связи с актом амнистии.

По жалобе В. о том, что С. и после применения акта амнистии продолжает указывать в своих жалобах на него как на лицо, принимавшее участие в ее изнасиловании, постановление прокурора района от 30 мая 2000 г. отменено прокуратурой Астраханской области с направлением дела в прокуратуру района для окончания предварительного расследования и направления дела в суд.

Судьей Трусовского районного суда г. Астрахани 4 октября 2000 года постановление следователя прокуратуры Наримановского района Астраханской области в отношении С. от 28 декабря 1999 года об отказе в возбуждении уголовного дела по ее заявлению отменено, материалы направлены прокурору для проведения дополнительной проверки и принятия решения в соответствии с требованиями УПК РСФСР; постановления следователя от 22 ноября 1999 года о возбуждении в отношении нее уголовного дела по признакам ч. 3 ст. 129 УК РФ и от 14 марта 2000 года о назначении ей стационарной судебно-психиатрической экспертизы признаны необоснованными.

Судебной коллегией по уголовным делам Астраханского областного суда 25 января 2001 года и президиумом этого же суда 25 апреля 2001 года постановление судьи оставлено без изменения, а частный и надзорный протесты прокурора - без удовлетворения.

Принимая указанное выше решение о частичной отмене постановления судьи, кассационного определения и полностью постановления президиума областного суда, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала в определении следующие основания.

В соответствии со ст. 116 УПК РСФСР незаконное постановление о возбуждении уголовного дела вправе отменить прокурор, осуществляющий надзор на этой стадии уголовного процесса.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года N 5-п предусматривает право граждан обжаловать в судебном порядке некоторые действия органов дознания и следствия, а именно: производство обыска, наложение ареста на имущество, приостановление производства по уголовному делу, продление срока предварительного расследования.

Согласно Постановлениям того же суда от 13 ноября 1995 года N 13-п и 29 апреля 1998 года N 13-п возможно обжалование в суд постановлений о прекращении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела.

Как видно из данных материалов, С. оспаривала в суде законность и обоснованность постановления о возбуждении в отношении нее уголовного дела. Однако ни действующее уголовно-процессуальное законодательство, ни вышеуказанные постановления не предусматривают возможности обжалования таких решений в суд.

Отменив постановление о возбуждении уголовного дела как незаконное, судья тем самым вышел за рамки своих полномочий.

Нельзя согласиться с мнением президиума областного суда о том, что возбуждением уголовного дела были ограничены права и законные интересы С., что в соответствии с положениями ч. 2 ст. 45 и ч. ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ, позволяет ей обжаловать действия следователя в судебном порядке, а суду принимать решение о законности таких постановлений. Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, согласно ст. 3 УПК РСФСР, является только основанием к установлению события преступления, виновности или невиновности лица в его совершении, что не ущемляет прав этого лица. Ограничения конституционных прав могут иметь место при последующих следственных действиях, например, при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, однако эти решения могут быть обжалованы в судебном порядке.

Постановление о возбуждении уголовного дела не является окончательным актом, определяющим правовое положение гражданина. Оно не ущемляет его прав и свобод и предполагает последующую судебную проверку, что не противоречит ст. 46 Конституции Российской Федерации, предоставляющей право обжалования в суд решений и действий органов государственной власти, других органов и должностных лиц.

Кроме того, признавая ст. 116 УПК РСФСР противоречащей положениям ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, президиум вышел за пределы компетенции суда общей юрисдикции, каковым он является.

В своей надзорной жалобе С. просит отменить определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и оставить в силе все предыдущие судебные постановления. В обоснование жалобы указано, что в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации нет запрета на обжалование постановления о возбуждении уголовного дела в судебном порядке.

Президиум считает, что надзорная жалоба С. подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации видно, что она сослалась на ряд постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе на постановление от 23 марта 1999 г. N 5-п "По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком".

Между тем в данном постановлении, как правильно отмечено в надзорной жалобе С., не указано, что гражданин не вправе обжаловать в суд постановление органов следствия о возбуждении уголовного дела в отношении него.

Более того, в п. 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации", действовавшего во время рассмотрения данного дела Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, указано, что суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела. Данный вывод основан на положениях, содержащихся в статье 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и непосредственно вытекает из ее статьи 46 (часть 1), гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, а также согласуется с действующими нормами уголовно-процессуального законодательства, определяющими основы правового положения подозреваемого.

При таких обстоятельствах вывод Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что суд первой и последующих судебных инстанций при разрешении данного вопроса вышел за пределы своих полномочий, следует признать ошибочным. Поэтому определение Судебной коллегии подлежит отмене, а вышеуказанные решения суда первой, кассационной и надзорной инстанций - оставлению в силе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 - 409 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу С. удовлетворить.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 января 2002 г. об отмене постановления судьи Трусовского районного суда г. Астрахани от 4 октября 2000 г. и определения судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 25 января 2001 г. в части признания необоснованным постановления следователя от 22 ноября 1999 г. о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 3 ст. 129 УК РФ в отношении С., а также об отмене постановления президиума Астраханского областного суда от 25 апреля 2001 г. отменить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"