||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 июля 2003 г. N 236п2003

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.

и членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Артемова А.С. на приговор Московского городского суда от 26 апреля 1999 года, по которому

С.С.А., родившийся <...>, судимый 17 ноября 1997 года по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", 325 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 19 марта 1997 года, с зачетом срока содержания под стражей с 14 по 27 января 1997 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 19 августа 1999 года приговор изменила, окончательное наказание постановила считать ему назначенным на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, а не ст. 70 УК РФ.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвоката Артемова А.С. поставлен вопрос о пересмотре судебных решений в отношении С.С.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, объяснения адвоката Артемова А.С., просившего удовлетворить надзорную жалобу и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

приговором суда С.С.А. признан виновным в разбойном нападении на Т.Г., неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также в ее убийстве с целью скрыть разбой.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

С.С.А., в период времени между 15 часами 1 января и 22 часами 2 января 1997 года, имея умысел на нападение с целью хищения имущества проживавших в квартире <...> Т.Г. и Н., незаконно проник в указанную квартиру, где, желая сломить сопротивление Т.Г., нанес ей используемой в качестве оружия, наполненной вином бутылкой "Советского шампанского" удар по голове, причинив легкий вред здоровью. После разбоя, с целью его сокрытия, имея умысел на убийство Т.Г., перенес ее на диван и начал душить руками, причинив ей тяжкий вред здоровью, в результате чего наступила смерть потерпевшей. После этого С.С.А. похитил имущество Т.Г. и Н.: 6000 руб., 300 долларов США, соответствующие 1.668 рублям, не представляющие ценности два серебряных кольца, 10 носовых платков и ключи от квартиры, а всего на общую сумму 7.668 рублей.

В надзорной жалобе адвокат Артемов А.С. указывает на то, что приговор является незаконным, так как суд не исследовал должным образом и не дал оценки показаниям С.С.А. В обоснование приговора суд сослался на показания потерпевших Н., Т.В., свидетелей С., Ф., К., Б., М., Л., протоколы осмотра места происшествия, изъятия и осмотра вещественных доказательств - осколков стекла, брюк С.С.А., махрового полотенца, прослушивания аудиокассеты, заключения экспертов.

Между тем доказательства, приведенные судом в приговоре, в своей совокупности не опровергают показания С.С.А. о его невиновности в совершении разбоя и убийстве. Кроме того, суд на многие доказательства сослался незаконно, так как они в ходе предварительного следствия были получены незаконным путем; не проверил должным образом алиби С.С.А. и не исследовал все возможные версии происшедшего. Не установил, по мнению автора надзорной жалобы, суд и мотива совершенного преступления, время наступления смерти потерпевшей Т.Г.

Органы же предварительного следствия допустили ряд нарушений уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которые повлияли на выводы суда, хотя не могли учитываться при постановлении приговора. Поэтому судебные решения подлежат пересмотру.

Рассмотрев материалы уголовного дела, надзорную жалобу адвоката Артемова А.С., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит изложенные в ней доводы убедительными, судебные решения в отношении С.С.А. подлежащими отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и нашло отражение в приговоре, С.С.А. виновным себя не признал и показал, что разбоя в отношении Т.Г., а также ее убийства не совершал.

В частности, на предварительном следствии и в судебных заседаниях он утверждал, что с Т.Г. знаком с 1995 года и некоторое время жил с ней. 30 декабря 1996 года вечером по приглашению Т.Г. пришел к ней.

С собой принес бутылку "Советского шампанского". У Т.Г. уже были ранее ему не знакомые С. и Ф. Ночь с 30 на 31 декабря 1996 года они все провели вместе. Утром около 11 часов С. и Ф. ушли. Он же ушел немного позднее, когда выспался. Вечером 31 декабря 1996 года уехал к своей знакомой К., у которой и встречал Новый год. От К. пришел домой 1 января 1997 года часов в 7 утра и до 19 часов 2 января находился дома, а затем гулял с другом на Арбате.

Т.Г. он звонил 1 января 1997 года, примерно в 16 - 17 часов, она рассказала, что в новогоднюю ночь к ней толпой зашли знакомые, подарили духи, принесли шампанское. 1 и 2 января 1997 года у Т.Г. не был, не убивал ее, вещи не похищал (т. 1 л.д. 45 - 46, 48 - 49, 120 об. - 122, т. 2 л.д. 84 об., 85 об., 90).

Из приговора усматривается, что в обоснование вины С.С.А. суд, действительно, положил показания потерпевших Н., Т.В., свидетелей С., Ф., К., данные протоколов осмотра места происшествия, заключений экспертов, вещественные доказательства, записи на аудиокассете с автоответчика (домашнего телефона).

Однако показания свидетелей С., Ф., К. в основном соответствуют показаниям осужденного и подтверждают только факт его нахождения у потерпевшей 30 - 31 декабря 1996 года и в ночь с 31 декабря 1996 года на 1 января 1997 года у К. (т. 1 л.д. 34 - 35, т. 87, т. 1 л.д. 42 - 44, т. 2 л.д. 84 об. - 85).

Потерпевший Т.В. показал лишь, что его дочь Т.Г. проживала в г. Москве, сожительствуя с Н. О смерти ее он узнал 11 января 1997 года от сотрудников милиции.

На основании чего суд сделал вывод, что показания данных лиц изобличают С.С.А. в повторном и незаконном проникновении в квартиру Т.Г. с целью нападения и хищения имущества, каким образом он это сделал, в приговоре не указал.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 10 января 1997 года, также положенного в основу приговора, в квартире <...>, был обнаружен труп женщины, лежащий на диване, трупное окоченение которого отсутствует, в коридоре и ванной комнате развешено уже сухое белье, на кухонном столе обнаружена открытая бутылка из-под шампанского, заполненная на половину, со срезанной пробкой. В протоколе также отмечено, что правый крайний вентиль электроплиты "Лысьва" установлен в положении, позволяющем разогревать продукты. На правой ближней конфорке находится кастрюля с 3-мя куриными ножками, а на полу в комнате найдены и изъяты осколки бутылки зеленоватого цвета. Кроме того, с места происшествия изъяты заколка для волос, металлический замок от заколки и осколок стекла с головы трупа, отрезки дактопленки со следами пальцев рук, цветные негативы, микроаудиокассета из автоответчика.

13 января 1997 года во время дополнительного осмотра места происшествия следователь вновь изымает ряд предметов, в том числе махровое полотенце бело-оранжевого цвета с помарками бурого цвета, которое позднее было направлено на экспертное исследование (т. 1 л.д. 2 - 4, 5 - 7; т. 2 л.д. 20 - 22).

В соответствии с законом данные осмотра места происшествия имеют доказательственное значение, если он произведен с соблюдением требований ст. 179 УПК РСФСР.

В данном же конкретном случае обнаруженные и изъятые предметы не осмотрены, кем и где обнаружены и изъяты следы пальцев рук не указано, все предметы (вещи) не упакованы.

Суд обратил внимание в приговоре и на факт обнаружения на брюках осужденного и в их карманах микрочастиц и осколков стекла от бутылки (шампанского), которые могли возникнуть только при ударе и разбивании ее.

Действительно, по заключению криминалистической экспертизы от 2 апреля 1997 г. на брюках С.С.А. обнаружены микрочастицы неорганического силикатного стекла. Осколок стекла, изъятый с места происшествия, и микрочастицы стекла, извлеченные из осыпи с брюк и карманов брюк С.С.А., имеют общую групповую принадлежность по материалу и относятся к стеклу, изготовленному из сырья одинакового состава. Однако установить, составляли ли ранее единое целое указанные осколок и микрочастицы стекла, не представляется возможным (т. 1 л.д. 70 - 72).

Из протокола осмотра и изъятия у С.С.А. 10 января 1997 года брюк и рубашки, которые были проведены без поручения следователя оперуполномоченным УР ОВД МР "Ясенево" Г., видно, что каких-либо следов микрочастиц стекла на брюках обнаружено не было. Опечатаны изъятые вещи также не были (т. 2 л.д. 42).

При осмотре этих вещей, уже упакованных кем-то в пластиковый пакет, 24 февраля 1997 года следователем К. микрочастиц стекла на брюках тоже не найдено (т. 2 л.д. 44).

Из справки от 16 января 1997 года следует, что брюки исследовались на кровь, а 21 марта 1997 года, то есть за 12 дней до проведения криминалистической экспертизы, брюки С.С.А. подвергались физико-химической экспертизе, тщательно осматривались, особенно их передняя часть. Кроме следов виноградного полусладкого или полусухого вина, на них ничего не обнаружено. Решить категорически вопрос о принадлежности данных следов шампанскому не представилось возможным (т. 1 л.д. 67 - 69).

При таких обстоятельствах, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР суду следовало обсудить вопросы о допустимости этих доказательств, использовании их для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР.

Однако этого сделано не было. Данный пробел надлежит восполнить, тем более, что, ссылаясь на выводы экспертов о наличии запахов С.С.А. на махровом полотенце, обнаружении отпечатков пальцев его руки на бутылочном осколке, на вентиле в ванной, судом не были опровергнуты доводы о том, что они были оставлены С.С.А. именно в первое посещение квартиры потерпевшей, так как самого факта нахождения у Т.Г. определенное время и даже в ночное время осужденный не отрицает. Судом, кроме того, установлено, что С.С.А. пришел к потерпевшей с бутылкой "Советского шампанского", выпито оно компанией не было. Сам С.С.А. показал, что именно эта бутылка позднее и была разбита и на ней естественно должны быть следы пальцев рук осужденного.

Кроме того, заключение дактилоскопической экспертизы по исследованию указанных отпечатков пальцев представлено в материалах дела в виде заверенной ксерокопии, первый лист которой совершенно не читаем, из указанного документа невозможно установить, кто, когда и где проводил исследование (экспертизу), что было представлено на экспертизу, в каком виде, как проводилось исследование (т. 1 л.д. 56).

Осужденный С.С.А. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании утверждал, что с утра 1 января до вечера 2 января 1997 года находился дома, а затем гулял с другом и не мог совершить убийства Т.Г. Это могут подтвердить отец - С.А.Е., мать - С.С.А., сестра - С.Е.А. и ее подруга - Н.Е.

Признав показания С.А.Е. (отца) заведомо ложными, суд не допросил других родственников осужденного, а также Н.Е., друга, соседей, то есть не проверил должным образом алиби осужденного.

При этом следует обратить внимание на то, что судебно-медицинские эксперты пришли к выводу, что перед смертью Т.Г. употребляла довольно большое количество спиртных напитков, примерно 0,5 литра водки или гораздо больше, если это были менее крепкие напитки. Этот факт, а также наличие на граненом стакане и флаконе с парфюмерной водой, обнаруженных на месте происшествия, отпечатков пальцев, принадлежащих неустановленным лицам, наличие на столе недопитой бутылки "шампанского" требуют дополнительной проверки версии С.С.А. о том, что после ухода от потерпевшей С., Ф. и его, она встречалась и с другими лицами (т. 1 л.д. 58, 171).

Об этом же показали свидетели С. (т. 1 л.д. 33; т. 2 л.д. 86) и Н., который пояснил, что 31 декабря 1996 года к Т.Г. приходил его знакомый и забрал кухонный комбайн (т. 1 л.д. 118).

Это обстоятельство не было проверено судом и не получило его оценку.

Из показаний Н. также усматривается, что с Т.Г. он проживал с 4 августа 1996 года. 29 декабря 1996 года уехал из дома на отдых в Таиланд, откуда звонил по телефону 4 - 5 января 1997 года, однако трубку никто не брал. В Москву вернулся 10 января 1997 года. Открыв дверь квартиры своими ключами, обнаружил на диване труп Т.Г. и сразу же вызвал работников милиции. Позже, осмотрев квартиру, обнаружил, что похищены 300 долларов США, 6 млн. руб., два серебряных кольца, 10 носовых платков и ключи от квартиры, не представляющие ценности. Вместе с тем, обнаружил в квартире флакон духов и перстень из желтого металла с красным камнем, которых у него и Т.Г. ранее не было. Круг знакомых у его сожительницы был достаточно большой и "невнятный" (т. 1 л.д. 25 - 26, 27, 118 - 120).

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 406 ч. 3 п. 2, 408 ч. 1 п. 3 УПК РФ,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу адвоката Артемова А.С. удовлетворить.

2. Приговор Московского городского суда от 26 апреля 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 1999 года в отношении С.С.А. в части осуждения по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 16 годам лишения свободы отменить и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

3. Меру пресечения С.С.А. оставить содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"